Из-за поездки к Гойлабиевой чеченцы объявили журналиста «МК» в розыск

«Чечня — это вам не Россия, уезжайте отсюда!»

14 мая 2015 в 16:50, просмотров: 43817

История с 17-летней чеченской девушкой Хедой-Луизой Гойлабиевой, которую якобы заставляют выйти замуж за руководителя отдела полиции Ножай-Юртовского РОВД Нажуда Гучигова, получила новый поворот. В четверг 14 мая журналистка «Новой газеты» Елена Милашина и корреспондент «МК» в Нижнем Новгороде» Константин Гусев приехали в село Байтарки, куда накануне вечером их пригласила средняя сестра девушки Жанет. Дело в том, что накануне Елена уже побывала в селе, но Хеду не застала. И сестра как раз и позвонила сообщить, что Хеда дома и с ней можно поговорить.

Из-за поездки к Гойлабиевой чеченцы объявили журналиста «МК» в розыск
фото: Константин Гусев

Жанет звонила Елене несколько раз и приглашала приехать поздно вечером, однако журналисты решили не рисковать и не передвигаться по ночной горной дороге.

- Похоже, к нашему приезду в селе подготовились, - рассказывает Константин, - Когда около 11 часов мы въезжали в Байтарки — а ехали мы километров 110 на джипе через Дагестан - на дагестанском блокпосту нас пропустили спокойно, на следующем, чеченском посту, нас остановили российские силовики. Немного продержали, проверили и сразу вернули документы. Лене сказали, что из чеченских спецслужб на нее «пришла ориентировочка». И пожелали быть аккуратными и следить за своей безопасностью. А когда уже подъезжали к селу, оттуда выехал черный джип с номерами администрации Чечни (ААА).

Около дома Гойлабиевых собралась большая толпа. Нас явно ждали.

Мы вошли во двор, толпа стала прибывать. Это были агрессивно настроенные люди. Говорили, что родственники. Но, похоже, народ согнали со всего села - этакая группа поддержки.

Все происходило очень динамично. Мы успели сделать несколько кадров — и нас тут же попросили не снимать. Чтобы хоть как-то собрать информацию, мы с Леной разделились. Я ее оставил с женщинами, а сам с мужчинами пошел на улицу.

Фото взято из социальных сетей. На фото: Хеда-Луиза Гойлабиева

Минут пять продолжался разговор с Хедой-Луизой. Она выглядела очень тихой, зашуганной. Все время молчала, только один раз выдавила: «Не надо меня снимать. Я выхожу замуж добровольно, отстаньте от нас».

Назвать это разговором сложно, потому что все это время в доме стоял непрекращающийся крик женщин. Они кричали: «Это Чечня, это вам не Россия, уезжайте отсюда! Что вы сюда приехали?!»

фото: Константин Гусев

У Хеды-Луизы двое братьев и две сестры. Она младшая. Средняя — Жанет — как раз и звонила журналисту «Новой». Ее брату, старшему из двоих — 14 лет. Самой невесте действительно 17 лет.

Когда мы сказали, что нас позвали сюда, та же Жанет стала отказываться от своих слов. Мы показали номер телефона, с которого нам звонили, она заявила, что номер не ее.

Мы довольно быстро уехали, толпа продолжала кричать и махать нам вслед. Двигались по узкой улочке, увидели женщину возле одного дома, остановились поговорить. По рассказам односельчанки Гойлабиевых, Хеда все дни, как эта история со свадьбой началась, плакала, но «им деваться некуда» - начальник милиции все же, да еще и приближенный Кадырова.

Свадьба "для родных", говорят местные, уже прошла — гуляли в Гудермесе в богатом ресторане «Шелковый путь» (в ресторане нам эту информацию не подтвердили - «МК»). Просто теперь, когда скандал вылез наружу, от Гучигова требуют развестись с первой женой.

Как рассказывает Константин Гусев, по дороге их останавливал гаишник, проверял документы. «Уже на выезде проехали пост со стороны Чечни, те же российские ребята обрадовались, что мы вернулись невредимыми».А через 100 метров на дагестанском посту журналисту «МК» сообщили, что он … объявлен в розыск. Осмотрели машину, продержали какое-то время на блокпосту, пробивая информацию, и отпустили. «Я думаю, это обычная разводка — припугнуть, чтобы нос не совали. Хотя, кто знает, может, сейчас отпустили, а потом эта ориентировка еще всплывет», - пояснил Константин.

фото: Константин Гусев

Елену решили сразу же отправить самолетом из Махачкалы в целях безопасности. «Я сам тоже из Грозного не полечу — могут отнять технику и все материалы», - сообщил наш коллега.



Партнеры