Ужасный чек, ужасные сердца: по следам скандала в Сочи

Злоба дня

10 января 2016 в 20:16, просмотров: 174118
Ужасный чек, ужасные сердца: по следам скандала в Сочи

Чек, он и в Сочи чек. Даже если в кафе, что расположено в Красной Поляне. Даже если на горе. Даже если этот чек на 10,5 тысячи рублей. Съели — платите. Можете потом сколько угодно выкладывать бумажку в Интернет и собирать мнения и суждения, самые разные: от обвинений в разворачивании антироссийской пропаганды до советов кушать в более скромных местах. Факт остается фактом: чек в кафе должен быть оплачен. Если дорого — посмотри меню и откажись. Не страшно. За это никто не осудит. Бедным быть не стыдно, стыдно быть дешевым.

Недавняя история с чеком на четверых в престижном кафе на сумму в 10,5 тысячи, выложенным на всеобщее обозрение в Сети, буквально разорвала интернет-сообщество. Одних трясло от возмущения, что бутылка воды в Красной Поляне на вершине горы, оказывается, стоит 250 рублей (тысяча в чеке на четверых), а других от гнева, что люди, покушав с детьми в свое удовольствие, принялись постфактум этим возмущаться. Дескать, обобрали, дескать, не за то они свои налоги платят.

Что касается чека — тут все однозначно. В ресторанную рулетку, когда ты закрываешь рукой правое поле с ценами и заказываешь наугад, надо думать, никто не играл. В чеке значатся и кухня, и бар, и закуски, и горячее, и пиво, и глинтвейн. Чтобы люди экономили, хоть в чем-то себе отказывали, накормили только детей, а сами лишь посмотрели, на то совсем не похоже. Говорят теперь, что водку в чек им вписали по ошибке. Это бывает, чеки надо проверять, поучитесь этому хотя бы у иностранцев, те в любой ресторан ходят с калькулятором — не доверяют. Доверчивость вообще чувство не положительное. Другое дело — вера. Поэтому возмущение от приписанной водки понять можно. Но обман в кафе — нечаянный или нарочитый, он к налогам отношения не имеет. А вот ситуация в целом...

Ситуация в целом показывает один неприятный факт: в последние годы сформировали в России новый вид социума — человек брюзжащий. И эпидемия этой болезни порядком захватила россиян. Люди недовольны буквально всем. Чем только не возмущались пользователи Интернета в первые новогодние дни: «на экранах телевизоров в новогоднюю ночь были только старые, всем известные артисты» (вопрос, откуда вдруг взять новых и кто будет смотреть неизвестных, осталось за гранью обсуждения), «на Красную площадь в новогоднюю ночь не пустили всех желающих, стояло оцепление» (как может половина города влезть на такой маленький пятачок и как можно в такой момент без охраны — вопросы, опять же, дурацкие, их просьба не задавать), «город стоит в пробках, в музеях огромные очереди» (вспомнить, что все, как и вы, хотят сейчас и бесплатно, это — моветон), и, наконец, даже то стало поводом повозмущаться, что «на новогодние праздники (впрочем, как и всегда) не пускали посетителей в роддома и реанимации (!). Когда вот на Западе...»

На Западе русский человек ведет себя смирно. Платит бешеные деньги, скажем, в Диснейлендах, в том числе и по счету в тамошних очень дорогих кафе, и за парковки, и за транспорт, и за гостиницы. А если вдруг дорого, ездит на метро и покупает продукты в местных супермаркетах, перекусывает на улицах и не возмущается, потому что: «Это же Европа! Тут такие цены!» А когда возвращается домой, хочет, чтобы любой отдых и любое развлечение проходило без особого ущерба для кармана.

Конечно, вопрос цен сегодня очень больной. Конечно. А Сочи — место привлекательное (интересно же, что там понастроили) и одновременно весьма дорогое, иногда дорогое неприлично. Но между требованиями сделать курорт доступным для большинства россиян, оставшихся в силу политических обстоятельств без дешевых Турции и Египта, и поднятым шумом из-за чека, когда ты меню с ценами видел, но заказ сделал, поел, а вот платить бы не хотелось, — это две большие разницы. Потому что заветное желание «хочу, чтобы я — в белом, а вокруг одна халява!» не может выполнить никто: ни Дед Мороз, ни президент, ни хозяин кафе на вершине горы в Красной Поляне.



Партнеры