Детские браки: кому это выгодно?

Из-за попустительства властей российские девочки оказываются беззащитны перед сексуальной эксплуатацией

14 января 2016 в 18:36, просмотров: 10000
Детские браки: кому это выгодно?
фото: Алексей Меринов

Парламентарии Башкортостана не так давно приняли в первом чтении поправки в Семейный кодекс, разрешающие браки с 14 лет. Не во всех, а в исключительных случаях, которыми являются беременность или рождение ребенка.

Мальчик забеременеть и родить не может, следовательно, законопроект в основном коснется прав девочек. Той их части, где международные и российские законы защищают половую неприкосновенность, эмоциональное благополучие, репродуктивное здоровье и социальные права детей.

Проблема эта глобальна и имеет свое название — ранние (детские) браки. Проблема, которую российское общество пока не научилось распознавать и артикулировать. Как правило, она отрицается или сводится к обсуждению частных случаев.

Пример из Башкирии: 11-летняя девочка забеременела от 26-летнего мужчины. Имело место сожительство, родители бездействуют. «Российская газета» пишет: «…парню придется отвечать за свои поступки».

Ласково и по-отечески: «парню», «поступки»… А если бы на месте 11-летней девочки был мальчик, журналисты были бы столь же благодушны? Или назвали бы вещи своими именами: растлитель и преступление?

Законопроект, регулирующий детские браки, был инициирован прокуратурой Башкортостана после этого случая. Его оценивают по-разному.

Руководитель благотворительной общественной организации «Голуба» Марианна Вронская его поддерживает. Она говорит: «Сейчас по заявлению родителей и с согласия органов опеки девочку можно выдать замуж в любом возрасте. Также нет четкого перечня особых обстоятельств, при которых возможно заключение брака с 14-летними. Закон Башкортостана в случае его принятия и введения в действие значительно сузит лазейку, через которую пытаются уйти от наказания взрослые совратители и насильники малолетних жертв».

Адвокат и эксперт по проблемам семейного насилия Мари Давтян говорит: «Принимая эти поправки в Семейный кодекс, Башкирия фактически и юридически вводит норму, которая позволяет освобождать от уголовной ответственности совершеннолетних, вступивших в половые отношения с лицом, не достигшим шестнадцати лет, в случае если между ними был заключен брак».

Мари Давтян рассказала, что Комитет по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (CEDAW) критикует эти нормы российского законодательства.

Они дают возможность родителям (опекунам) принудительно выдать девочку замуж в случае ее беременности, чтобы соблюсти религиозные нормы (избежать позора). Благодаря таким законам беременную несовершеннолетнюю к браку может принуждать и преступник, чтобы уйти от ответственности.

Из-за попустительства властей российские девочки оказываются беззащитны перед сексуальной эксплуатацией.

С одной стороны, на них ведут охоту сутенеры (проституирование девочек начинается уже в возрасте 12–14 лет), с другой, клерикалы, утверждающие, будто ранние браки — гарантия, что дочери не забеременеют вне брака и не обесчестят семью.

Лоббисты ранних браков часто утверждают, будто те обусловлены ранним половым созреванием девочек. Это манипуляция. Факт половозрелости (начало менструаций) не повод ни для деторождения, ни для брака, ни для признания ребенка дееспособным.

Кто-нибудь пробовал организовать военный призыв на основании полового созревания? Можешь стать отцом — получи повестку! Не слышала о таких законопроектах.

Профессор, доктор биологических наук, специалист в области возрастной антропологии Елена Година утверждает, что биология человека определенно не в пользу детских браков. «Даже начало менструирования не означает, что девочка готова стать женой и матерью, — говорит она. — Должен пройти определенный период развития репродуктивной функции, вплоть до окончательного формирования зрелого типа функционирования репродуктивной системы».

Вот что говорит Ольга Пустотина, акушер-гинеколог высшей категории, доктор медицинских наук: «Чаще всего девочки-подростки беременеют от взрослых мужчин. И это проблема не только беременностей, но и инфекций, передающихся половым путем (ИППП). Я ни в коем случае не поддерживаю подростковые беременности. Для девочек-подростков беременность и роды более рискованны, чем для совершеннолетних».

По сути, подростковая беременность — показатель пробела в системе образования. Это проблема отсутствия системы планирования семьи и полового воспитания, а не повод легитимировать институт раннего брака.

Пора бы всем понять, что совратители малолетних никогда не действуют в интересах ребенка. Только в своих шкурных целях. Даже если девочка из неблагополучной семьи, даже если она беспризорная или безнадзорная и до нее нет никому дела, это не повод вовлекать ее в сексуальные отношения (насиловать). Это не имеет ничего общего с любовью и заботой.

Люди, которые совращают девочек, знают, что делают. Они могут поступить по-другому, но идут на преступление. По этой причине брак только ухудшит ситуацию.

Приведу мнение Марианны Вронской (Служба помощи несовершеннолетним женщинам «Голуба»): «Я не устану предупреждать, что вступление в брак до достижения возраста 18 лет опасно из-за положений ст. 21 Гражданского кодекса РФ. Вступая в брак, несовершеннолетний гражданин навсегда снимает всякую ответственность за себя и своих детей со взрослых, до того обязанных о нем заботиться и его содержать».

Меня волнует, почему девочки являются детьми второго сорта? Почему российские законы их не защищают? В браке девочка приобретает дееспособность, при этом теряет права, гарантированные детям.

Государство, легализуя детские браки, избавляет себя от ответственности за здоровье и благополучие несовершеннолетних девочек. Приносит их права в жертву сексуальным потребностям мужчин.

Мое твердое убеждение: никакие обстоятельства не могут являться поводом разрешать браки с людьми младше 18 лет. Никакие обстоятельства не должны давать возможность растлителям малолетних избежать уголовной ответственности.



Партнеры