Полярник о подрыве медведицы на острове Врангеля: "Это преднамеренное изуверство"

Как убивают белого медведя

26 января 2016 в 19:04, просмотров: 7923

Видео с острова Врангеля, где повар забавы ради скормил белому медведю взрывпакет, вызвало бурю эмоций. Невозможно смотреть на то, как обезумевший от боли и ужаса зверь мечется на красном от крови снегу.

Полярник о подрыве медведицы на острове Врангеля:
Фото: Никита Овсяников

Как такое могло произойти и что надо сделать, чтобы исключить подобные зверства? Эти вопросы «МК» задал известному полярнику, биологу Никите Овсяникову, которого называют главным специалистом по белым медведям. В отличие от большинства из нас, видевших снежных хищников в лучшем случае с борта ледокола или вертолета, он двадцать пять лет наблюдал за их жизнью на острове Врангеля.

— Никита, мне кажется, ужас случившегося еще и в том, что остров Врангеля считается царством белого медведя, где хозяин льдов должен чувствовать себя в безопасности.

— Так и есть. Это один из лучших регионов для его обитания. Остров этот — довольно крупная часть суши, почти 8 тысяч квадратных километров. Он расположен в центре континентального шельфа, то есть мелководной зоны Северного Ледовитого океана. Там богатейшая биологическая продуктивность. Зимой в силу подвижки льдов образуются естественные полыньи. Когда летом лед исчезает, большинство медведей приходит на остров Врангеля, который превращается для них в настоящий Ноев ковчег. На берег выходят моржи, море выбрасывает туши погибших морских млекопитающих, и белые медведи могут находить корм в береговых экосистемах даже при отсутствии льда.

— Этот остров еще называют медвежьим роддомом.

— Именно так. Абсолютное большинство медведиц Берингийского региона выходят на залегание именно на остров Врангеля. Это сейчас количество берлог сократилось в разы. Кроме того, остров еще и убежище для семейных групп — для мам с малышами. Белые медведицы не только рожают детенышей в берлогах, но и возвращаются на свою малую родину. Там они находят убежище, когда не могут охотиться. Они исключительно заботливые матери, это пример для подражания. Нежность и терпение у них сочетаются с требовательностью. Если малыши делают что-то не так, мамы их всегда корректируют. Чтобы причинить вред таким животным, надо быть очень деформированным персонажем.

— Как такое вообще могло произойти?

— Это никакая не случайность, а самое настоящее преднамеренное изуверство. Я этих зверей в лицо видел сотни раз и хорошо представляю, как все происходило. Совершенно очевидно, что медведь был хорошо прикормленный. Его приучили, что человек — источник пищи. Тем более что еда в Арктике дефицит. Иначе он никогда не схватил бы активированное взрывное устройство. Белые медведи — очень умные и осторожные, хоть и наивные. Зверь ни за что не взял бы такую приманку, если бы ее не закамуфлировали.

Никита Овсяников на острове Врангеля. Фото: Никита Овсяников

— Как вы думаете, удалось ли медведю выжить после травмы? Нас уверяли, что он ушел в тундру.

— Разрыв произошел либо в пасти, либо в горле. Вряд ли это ранение совместимо с жизнью. Если кровотечение серьезное, зверь умрет в муках достаточно быстро. Все зависит от степени повреждения. Но, как правило, белые медведи погибают не сразу. Это сильные животные. Скорее всего раненый зверь ушел во льды и встретил там свою мучительную смерть.

Помимо моральной стороны дела и меры ответственности за преступление надо проанализировать: как такое могло случиться в заповеднике, где есть отдел охраны? Почему была проявлена чудовищная распущенность на базе, где прикармливали медведя? Что делать, чтобы это никогда не повторилось? Много вопросов, на которые пока никто не ответил. Белых медведей кормили с рук, выбрасывали пищу — почему это не пресекалось в самом начале? Наш президент говорит о необходимости защищать диких животных, но государственная концепция реализуется из рук вон плохо.

— Все, кто приезжает в Арктику, оказываются на территории белого медведя. Люди должны быть подготовлены, знать технику безопасности и уважать мир зверей.

— Для меня самое важное было открывать для себя их индивидуальность. Каждый зверь — это личность со своим характером. Моя философия такая: если я прихожу на их территорию, в их дом, я должен вести себя как гость. Присутствие человека не должно им повредить. У меня никогда не было с собой оружия при работе с медведями, хотя система безопасности — один из ключевых моментов жизни среди хищных зверей. Безопасность обеспечивается сводом правил и использованием только нелетальных средств отпугивания. С первого дня я специально изучал поведение белого медведя при встрече с человеком и на этой основе разработал технологию безопасного поведения, позволяющего предотвращать конфликты и купировать агрессию. Этой системе легко обучить людей, что я и делаю.

— Бывали ситуации с медведями, когда вы испытывали страх?

— Нет, не было. Потому что мои правила безопасности работают. Но у большинства неподготовленных к Арктике людей существует настоящая фобия по отношению к белому медведю. Белого медведя априори представляют себе монстром, который, если появляется в поле зрения, то в образе терминатора, который всегда мечтает убить и съесть. А это не так. Белый медведь — крайне осторожное животное. Конечно, он сильный и умный хищник, поэтому опасен. Другая сторона медали — он предельно осторожен, как все дикие звери. Белый медведь живет охотой, он знает, что даже не смертельная сама по себе травма, но ограничивающая физические возможности, может оказаться для него фатальной, потому что он потеряет возможность эффективно добывать себе питание. Поэтому белый медведь от природы осторожен и избегает ненужных рисков.

Для того чтобы этот зверь напал на человека, нужно сделать что-то провокационное, в частности, приучить к тому, чтобы он рассматривал людей в качестве возможной добычи. При встречах белый медведь приближается к человеку прежде всего для того, чтобы понять, кто перед ним. Дальнейшее зависит от действий человека.

— Наверное, надо знать, как действовать в такой ситуации?

— К сожалению, люди, не зная правил поведения, ведут себя прямо противоположно тому, как должно. Лезут к медведю, прикармливают, чтобы сфотографировать, а когда зверь проявляет активность, с визгом убегают, чем еще больше его возбуждают и провоцируют. Если дело доходит до критической ситуации, то вместо того, чтобы активно противостоять, впадают в ступор. В этом случае медведь может покусать человека и убить. Он способен даже охотиться на людей, если поймет, что они могут быть добычей.

Исходно не испорченные прикормом белые медведи, не приученные к тому, что они могут безопасно находиться вблизи жилья человека, вряд ли проявят агрессию, если их не провоцировать. Этот зверь вполне управляемый, если с самого начала его жестко, резко и последовательно отпугивать. Но как только на полярной станции он почувствует себя в безопасности и поймет, что человек дает пищу, жди беды. Необходимо ввести серьезное административное наказание за прикормку, потому что это создает угрозу жизни людей и провоцирует отстрел охраняемого законом зверя.

Жертвой в таких конфликтах человек становится очень редко, а белый медведь — практически всегда, потому что конфликт заканчивается его смертью.

— Как часто вы «общались» с арктическим хищником?

— У меня было больше 2 тысяч взаимодействий. И в девяноста процентах случаев медведи, обнаружив человека, пугаются и убегают. Иногда им достаточно близко подойти и понюхать, иногда они делают выпады — блеф-атаки, чтобы ты покинул их территорию. У меня было всего 4 случая, когда медведи нападали, чтобы убить. И всегда я был сам виноват. Однажды, к примеру, зверь подошел слишком близко — я подпустил его, не отпугивая заранее, а затем начал уходить от него. В животном мире такое поведение вызывает либо преследование, либо атаку.

— Как удалось выжить?

— Я сумел купировать агрессию с помощью перцового спрея против медведей и деревянной палки. Этих инструментов достаточно. Лучше не ударять медведя, а заранее использовать палку так же, как моржи свои клыки. Если медведь нападает, а морж не может уйти, он выставляет клыки и делает выпады навстречу медведю. Медведи знают, что клыками их могут убить. А противомедвежий спрей был разработан специально, чтобы остановить агрессивно нападающего бурого медведя. Перец не приносит органического вреда животному, но это очень сильный болевой агент для чувствительного медвежьего носа. Ни один из «моих» медведей, которые получили дозу перцового спрея во время конфликта, после этого не пытался даже приближаться. У белых медведей высокоразвитые когнитивные способности, они делают правильные выводы из болезненного опыта. Зоопсихологи ставят их по интеллекту между приматами и собаками.

Медведи любопытны. Не закрыл дверь — жди гостей! Фото: Никита Овсяников

— Что, кроме прикармливания, может вызвать агрессивное поведение белого медведя?

— Есть несколько типов ситуаций, которые могут приводить к таким взаимодействиям. Либо умышленная провокация (прикорм в том числе), либо внезапная встреча на короткой дистанции, когда человек, например, вышел за угол, не осмотревшись, а там медведь. Такая встреча нос к носу может заставить хищника проявить защитную агрессию. Очень опасно оказаться между медведицей и ее детенышем. Мама может изувечить человека, если почувствует угрозу медвежонку. И, наконец, белый медведь иногда ошибочно воспринимает человека как потенциальный объект охоты. Это легко понять: их добыча — это тюлени. Все неподвижное, темное похоже на объект охоты. А активное, агрессивное поведение — это уже опасность и угроза.

— А бывало, что медведь ночью заглядывал в окно?

— Такого не могло быть. Есть правила: окна должны быть защищены либо металлическими решетками с шипами наружу, чтобы у медведя не появилось желания разбить стекло и заглянуть, либо надежными ставнями, тоже с шипами. Но если не закрыл дверь — жди непрошеных гостей. В сени медведи иногда заглядывали.

— Совсем недавно от лап белого медведя погиб рабочий, занятый на строительстве объекта Минобороны на острове Земля Александры (архипелаг Земля Франца-Иосифа).

— Случаи бывают, но я убежден, что все они спровоцированы людьми. На Шпицбергене у норвежцев безопасность основана на ношении оружия. Местный закон предполагает, что все, кто идет в тундру, должны носить оружие. В результате каждый год отстреливают медведей и гибнут люди. В 2011 году медведь напал на палаточный лагерь английских студентов. Одного человека убил, двоих ранил, но они ухитрились его застрелить. Людям дали карабин, но не провели должный инструктаж, им даже не объяснили, что в палатках на территории белого медведя ночевать нельзя. Либо надо организовать круглосуточное дежурство, чтобы медведь не подошел незамеченным.

Студенты соорудили оградку, но она не помешала хищнику. Медведь вскрыл палатку, увидел неподвижные тела в спальниках, похожие на основную добычу: нерпу или тюленя. Началась паника, зверь распалился еще больше. Итог: двое раненых и два трупа — человека и медведя.

— Известна удручающая цифра: за время освоения Арктики истреблены сотни тысяч белых медведей.

— Думаю, она занижена, ведь многие случаи не регистрируются. Целый массив убийств проходит незамеченным. Парадоксальная ситуация: мы читаем о глобальном потеплении, будто это основная угроза белому медведю. Действительно, арктические льды тают, и для белого медведя это, несомненно, угроза. Для него дрейфующие морские льды — основная среда обитания. Нет другого вида животных на земле, которые настолько освоили бы эту среду, очень жесткую, суровую и очень специфическую. Белые медведи настолько приспособлены к жизни на льду, что могут на сушу не выходить. Самки выходят только для размножения, но известны случаи, когда они залегают в родильные берлоги на льду. Если места обитания исчезают, то вид под угрозой исчезновения. Но глобальная угроза для белого медведя в том, что, когда условия его жизни радикально ухудшились, продолжается его истребление человеком.

Белые медведи могут исчезнуть в течение очень короткого времени, но не из-за глобального потепления. Их убьют люди.

— На планете уже были глобальные потепления, но белые медведи пережили эти катаклизмы.

— Эти периоды длились десятки тысяч лет, из палеоклиматологии мы знаем, что тогда было теплее, чем сейчас. Я занимался изучением поведенческой экологии белого медведя и получил ответ на вопрос, как они выживали в ту пору. Зверь сезонно переключался с одной жизненной стратегии на другую — с преимущественно одиночной жизни на дрейфующих льдах на более оседлую и социальную жизнь в береговых экосистемах. Зимой море замерзало, и даже тонкий однолетний лед позволял медведям поддерживать свой традиционный образ жизни. Но никогда в эволюционной истории белого медведя не было периода, когда ему приходилось бы переживать эти тяжелые условия при таком негативном воздействии со стороны человека. Не наблюдалось такой активности и плотности человеческого населения в Арктике.

— Еще и туристический бизнес развивается! На острове Врангеля в частности.

— Проблема не в самом бизнесе. Строительство туристической инфраструктуры методом великого почина — неправильный подход. В результате отдел охраны заповедника стал работать как стройбат. Инспектора заняты не выполнением своих обязанностей, а другими работами: строительством, содержанием, ремонтом гостевых бараков. В заповеднике практически угасла наука. Даже в трудные девяностые мы не на один год не прерывали исследований по главным объектам: белому медведю, белому гусю, тундровым хищникам. Последние два года научного отдела фактически уже нет, он существует формально.

— Сколько белых медведей осталось в Арктике?

— Официальные оценки мировой популяции даются произвольно и зависят от политической конъюнктуры стран ареала. Наблюдаемые в популяциях процессы по всей Арктике показывают негативные изменения, что неудивительно. Что касается нашего региона, Берингии, то в лучшие времена для популяции, с конца восьмидесятых до самого начала девяностых, на острове Врангеля насчитывалось более 300 родильных берлог. Сейчас — несколько десятков. Если и дальше белых медведей будут истреблять, то в течение жизни одного поколения мы можем их потерять. Сегодня мы видим очень мало медвежат и семейных групп, попадается много истощенных животных, в основном встречаются звери возрастной категории 10–15 лет. Когда они подойдут к концу своей биологической жизни, может произойти крах популяции и точка невозврата будет пройдена. Сейчас очень важно обеспечить максимальную охрану, потому что для выживания вида сейчас важен любой зверь. Каждая гибель — вклад в истребление.



Партнеры