Американская трагедия: кто поможет Астахову

Реплика редактора отдела семьи Ирины Селиверстовой

28 февраля 2016 в 15:42, просмотров: 14640

В американском штате Вашингтон произошел страшный случай: обезумевший мужчина расстрелял в собственном доме свою семью, от его рук погибли жена и усыновленные подростки 16 и 18 лет. Мальчики, по предварительным данным, русские. Тут же, как и следовало ожидать, на всех экранах всплыл детский омбудсмен Павел Астахов, заявивший, что дети были усыновлены в России, и потому он требует расследования, отчета, наказания и т.д. и т.п.

Американская трагедия: кто поможет Астахову
Куинн и Тори Карлсоны. Фото: komo news.

Но вышла неувязочка — родственники семьи погибших мальчиков сообщили американским СМИ, что дети были усыновлены в Казахстане. Эту информацию местные полицейские пока не подтвердили, вопрос о том, откуда родом ребята, остается открытым. Астахов говорит, что разбирается, ждет официальный ответ Госдепа США:

«Проблема определения гражданства застрелянных приемным отцом Дэвидом Уэйном Кэмпбеллом детей в США возникла из-за нежелания американских властей создать Единую Базу Данных усыновленных иностранных детей, прежде всего российских», - пишет он в своем твиттере (орфография сохранена - «МК»).

Лично у меня от этих слов виснет челюсть. Создать базу усыновленных детей для Павла Алексеевича должны американцы? Господин Астахов занимает должность уполномоченного по правам детей уже шестой год. За это время произошло несколько инцидентов с российскими детишками, усыновленными в США. И каждый раз наш детский омбудсмен потрясает кулаками в праведном гневе, требует возмездия и грозит своим личным контролем.

Во время его омбудсменства был принят злосчастный закон Димы Яковлева, запрещающий усыновление в Америку. То есть российских детей в США остается с каждым годом все меньше. Астахов хочет отслеживать их судьбу — и при этом за шесть лет не удосужился создать по этим детям базу данных?

Ему мешают сделать это американцы? Но ведь каждое усыновление в обязательном порядке проходило через российский суд, и во всех этих судебных делах имеется полная информация и о детях, их российских и американских именах, и о приемных родителях — со всеми данными, датами, адресами и явками. И если даже впоследствии в жизни детей и родителей произошли какие-то перемены, отследить и найти их, имея изначальную информацию, не представляло бы большого труда.

Достаточно было бы всего нескольких минут, чтобы найти в базе Куинна и Тори Карлсонов, погибших в Белфейре — если они были усыновлены из России. Или убедиться, что эти мальчики точно не наши соотечественники.

Составить такой реестр было бы совсем несложно — и никакая американская помощь для этого не нужна. Надо просто задаться такой целью.

Впрочем, судьба маленьких россиян, живущих у нас в стране, вызывает у уполномоченного еще меньше интереса, чем россиян заокеанских. По крайней мере, во время шквала трагедий, случившихся в России с детьми в течение последних нескольких месяцев (малышей убивали психически больные отцы, выбрасывали из окон потерявшие рассудок матери, сжигали заживо в собственных домах пропившие последние мозги родственники) Астахов появлялся значительно реже, чем при зарубежных несчастных случаях.

Не потому ли, что там можно обвинить во всем недобросовестных янки?

А в своей стране нести ответственность приходится самому.



Партнеры