Ледниковый период Украины: как на Донбассе вымерз целый город

В домах образовались сталакиты и сталагмиты

13 октября 2016 в 19:01, просмотров: 10809

В народе говорят «Жди Покров — жди зиму!»

Праздник Покрова Божией Матери сегодня. Впереди только холода. Серая, унылая осень плавно перетечет в морозную зиму.

Впрочем, неутешительные прогнозы россиян не пугают. В домах — тепло, в кране горячая вода подается без перебоя. А вот жители украинского Алчевска, что под Луганском, готовят сани летом. Потому до сих пор с содроганием вспоминают ледниковый период, который накрыл их город 10 лет назад. Тогда техногенная катастрофа оставила на два месяца без тепла около 120 тысяч жителей.

Информация об отключении отопления в связи с аварией на коммунальных сетях каждую зиму приходит и из российских городов. К счастью, как правило, ЧП ликвидируют быстро — жители не успевают замерзнуть. Пусть история алчевской коммунальной катастрофы станет своего рода назиданием для коммунальщиков. Как выживали люди, когда температура на улице опускалась до минус 40, а в квартирах не поднималась выше 5 градусов, — в материале «МК».

Ледниковый период Украины: как на Донбассе вымерз целый город
фото: Наталия Губернаторова

«Жизнь без отопления сродни зубной боли»

22 января 2006 года в Алчевске на одной из сетей магистрального теплопровода произошел прорыв труб от центральной котельной. В результате без теплоснабжения осталось 840 домов. В тот год на Украине выдалась аномально холодная зима. Температура в январе-феврале опускалась до -30. Свыше 120 тысяч человек вынуждены были учиться выживать в условиях лютого холода.

Денис Греков в то время работал спортивным обозревателем в местной многотиражке. События той зимы развивались у него на глазах.

— Сколько дней лично вы прожили без отопления?

— В нашем доме тепла не было 10 дней. Повезло. В некоторых домах люди не дождались тепла до конца отопительного сезона, то есть мерзли до весны.

— Школы, детские сады тоже остались без отопления?

— Школы и сады практически сразу закрыли. Тогда же поступило постановление — желающие могут отправить своих детей в оздоровительные детские лагеря, базы отдыха, профилактории Украины. В итоге детей отправили на каникулы — уезжали целыми классами, школами. Многие тогда впервые увидели «Артек». Больше 6 тысяч детей тогда вывезли из города. 

— Паника в городе была?

— Паники я не заметил. Пожалуй, за исключением ажиотажа на покупку обогревательных приборов — их раскупили довольно быстро. Когда стало понятно, что на восстановительные работы уйдет не одна неделя, в Алчевск стали приезжать барыги и продавать электрообогреватели втридорога. Но местные жители были рады приобрести за бешеную цену хоть один обогреватель. Только через три недели в город в качестве гуманитарной помощи прислали обогреватели, теплые одеяла, куртки. Но выдавали это богатство в основном инвалидам, старикам, семьям с детьми. 

— Как жители города справлялись с проблемой, каким способом согревались?

— Для меня жизнь без отопления стало чем-то сродни зубной боли: ничего не хотелось делать, не было никакого настроения и даже отсутствовал аппетит. Жизнь стала настолько мрачной, что мне даже не хотелось идти домой после работы. Обогревали квартиры газом — врубали на полную мощь плиту и духовку. Иногда придумывали оригинальные способы для согрева: проглаживали горячим утюгом кровать перед сном, ставили в комнату большую кастрюлю с кипятком, чтоб получить тепло от пара. Спали в одежде. На себя натягивали все, что было, — брюки, свитеры, шапки, иногда и шубы. Те, в чьи дома возвращалось тепло раньше, сдавали теплые комнаты за деньги.

— На улицах были развернуты спецпункты обогрева. Как это выглядело?

— Ставили палатки МЧС. В городе было развернуто 14 пунктов обогрева. Там дежурили спасатели. Работали круглосуточно. В палатке стояла печка-буржуйка. Тем, кто приходил в палатку, предлагали горячий чай. Правда, большого наплыва людей в эти пункты помощи я не заметил. 

— Ходили слухи, что много людей погибло в ту зиму.

— О летальных исходах ни МЧС, ни облздрав не сообщали, хотя местные утверждали, что подобные случаи имели место быть. Обмороженных насчитывалось не так много, я слышал, что около тридцати человек. Но в основном это были бомжи. Еще рассказывали историю, как сотрудники МЧС чудом успели спасти одну бабушку, которая собиралась выброситься из окна от безысходности. У нее дома не было ни одного обогревателя. Она устала жить в холоде. Когда ей доставили электрообогреватель, она месяц жила в обнимку с ним.

— А как вы мылись в холодных квартирах?

— Гигиена уходила на второй план.

— Кто-то понес наказание за аварию?

— Юридического наказания за случившееся, насколько мне известно, не понес никто. Однако зимняя трагедия в Алчевске очень сильно ударила по рейтингу нашего тогдашнего городского головы Николая Кириченко. Спустя несколько месяцев после аварии в Алчевске проходили выборы мэра. И Кириченко, который руководил городом более 10 лет и не имел особых конкурентов, с разгромом уступил другому кандидату.

«Терпите, люди. Скоро лето!»

Журналисты алчевской газеты «Металлург» ежедневно описывали, как развивались события в замерзающем городе. Уже давно нет той газеты. Да и журналистов в Алчевске почти не осталось. Мы нашли архив издания того времени. В одном из номеров был напечатан дневник потерпевшей. Девушка подробно описывала, как выживала в холода.

«22 января. Проснулась утром. В батареях урчит вода. Потрогала. Едва теплые. На улице сильный мороз. Иду к родителям. У них почему-то работает духовка: «У нас отключили отопление». Звонит знакомая: «Авария на восточной котельной. Отключено отопление до самой улицы Гагарина». На улице около тридцати ниже нуля. Спать в этот вечер уже укладываюсь с грелкой.

23 января. На работе. Потрогали батареи. Холодные. Новое сообщение: авария на западной котельной. Весь город без тепла.

24 января. Домой попадаю поздно вечером, поэтому сохранить тепло в квартире не представляется возможным. Электрообогревателя у меня нет. Прихожу, сразу включаю плиту и духовку. На плиту ставлю ведерную выварку и большую кастрюлю с водой. Наполняю пластиковые бутылки и грелку горячей водой (благо работает бак) и закладываю их в постель (под ватное одеяло, верблюжье и кошму). Готовлю немудреный ужин. А тут и вода нагрелась на плите. Ставлю выварку и кастрюлю в комнате. Ужинаю. К этому времени прогревается постель, но остывают грелка и бутылки. Наполняю их снова горячей водой, в постель ложусь вместе с ними. Бутылки и грелку располагаю следующим образом: грелка — под поясницу, по одной бутылке под руками, одна — под коленками, вторая — в ногах. Понимаю, что уснуть без головного убора не могу — такое чувство, что через макушку из меня тепло уходит. Надела берет. Вроде легче стало. Будильник завожу на 24.00. Спокойной ночи. Ой, забыла важную деталь: воду оставляю тонкой струйкой течь на всю ночь — это чтобы канализация и водопровод не замерзли.

Проснулась от сигнала будильника. Встала, отключила газ, поменяла воду в бутылках. Легла. Будильник завела на 4 утра.

25 января. Встала, включила газ, поменяла воду в бутылках. Выварка и кастрюля давно остыли, ну да ладно. Легла. Еще немножко побыть в тепле.

Все. Выныриваю собираться на работу. Погода в доме очень бодрит. Выхожу на улицу. На одном из домов — огромная надпись «Терпите, люди! Скоро лето!».

На работе — горячий чай, кофе, какао (какао даже лучше всего), и все это обязательно с имбирем. Черный шоколад, бисквиты, сало — понемногу, но часто.

Общение с бутылками и кастрюлями вечером и ранним утром — по устоявшейся схеме. Вечером от усталости нет сил о чем-то думать. А вот между пробуждением и подъемом мысли одолевают.

27 января. С каждым утром просыпаться и вставать все сложнее. Сказывается не только холод, но и усталость. Дала сбой моя система выживания. В 24.00 проснулась от сигнала будильника, отключила его, но не встала — то ли не смогла, то ли забыла. Уснула. Утром зашла на кухню, а духовка жарит вовсю. Стоп, с газом нужно завязывать, так и угореть можно. Теперь выключаю, когда иду спать.

28 января. Каждый день в городе все больше домов подключают к теплу. У меня пока тишина.

Вечером зашла к родителям, накормили горячим супчиком — мне его очень не хватало. На улице метет..

29 января. Холодно на работе, холодно дома. Но дома все же можно лежать под одеялом с бутылками. Разбудило пришедшее от знакомого на мобильный сообщение: «С добрым утром. На улице минус 25. У тебя дома холодно?» Холодно. Надо вставать. А так хочется остаться под одеялом.

Многоэтажки мегаполиса совершенно не приспособлены для выживания в экстремальных ситуациях. В частном секторе возможен колодец, колонка, туалет на улице (даже утепленный), печка в доме, в которой при суровой необходимости можно начать жечь даже мебель. А вот в наших домах если уж все замерзнет, только сбегать нужно. Как, например, из нашей 14-этажки по Сарматской, где замерзли все трубопроводы, нет газа, и при этом еще сгорела электропроводка. Огромный общий гроб.

30 января. В доме все еще тепла нет. Но я согласна ждать, согласна терпеть, лишь бы не лопнули батареи и с водопроводом и канализацией все было в порядке. Продолжаю ночами лить воду.

1 февраля. Собираюсь на работу. Открываю кран, воды нет. Душа замерла. Что-то еще в доме не так. Прислушалась. Какое-то гудение доносится снизу. Может быть, из подвала. Захожу в подъезд и сразу к батарее. Теплая. Не горячая, но теплая. Вот это да! Ребята, будем жить!

Вечер. В квартире еще холодно, но дух — другой. Спать ложусь в той же экипировке.

2 февраля. На работе сообщаю коллегам: «У меня в доме уже теплые батареи». — «Черт, вот не повезло, — и тут же спохватываются. — Так у тебя уже тепло? Можно к тебе помыться?» Отвечаю: «Да пока не заметила особого тепла. Хотя нет, сплю без берета. Значит, уже тепло».

В квартире еще, конечно, прохладно. Но так как домой по-прежнему прихожу только спать, духовку уже не зажигаю и выварку с кастрюлей в комнате не ставлю. Потихоньку, осторожно убираю из-под одеяла бутылки. Сначала одну, потом еще одну… Пробую совсем без бутылок. Ура! Получилось! Количество одеял пока не уменьшаю, но жить стало лучше, жить стало веселее. Город медленно, но верно возрождается. Спасибо стране и бутылкам».

фото: Иван Скрипалев

«Я перетаскал больше сотни ведер с фекалиями»

Окончательно в город вернулась тепло лишь к марту. После тех событий жители Алчевска все лето скупали обогревательные приборы, запасались теплыми пледами, одеялами. Опасались — не дай бог, опять рванет.

— В то время я работала в торгово-кулинарном лицее, — рассказывает Анастасия Мошкина. — Когда город оказался в беде, о нас вовсе забыли. Пока спасали жилые дома, школы, сады и больницы, в профтехучилищах полностью вышли из строя системы отопления, водоснабжения и канализации, полопались трубы, стояки, радиаторы. Разорвало батареи, покорежило трубы, в туалетах образовались ледяные сталактиты и сталагмиты. Из всей мужской силы у нас в лицее работали два слесаря, электрик и водитель. Тогда мы вышли с плакатами к горадминистрации. Но нам дали понять: пока не будет восстановлено отопление в жилищном фонде и на других социальных объектах, вами заниматься некому.

На самом деле в детских садах и школах ситуация была не лучше. 

— Родители малышей, которые ходили в детский сад, пребывали в ужасе. Им пришлось взять отпуск за свой счет, чтобы сидеть дома с детьми. Сады экстренно закрывались, — вспоминает бывшая воспитательница детсада «Жемчужинка» Екатерина Шумова. — Помню, наши воспитатели, нянечки трое суток пытались спасти отопительные системы, накрывая их одеялами, матрацами, подушками, поддерживая обогревателями температуру в помещениях. А когда температура упала на улице до -40 градусов, у нас начали рваться батареи, все было перепачкано ржавой кашицей — линолеум, занавески, стены, ковролин. В холлах образовались коричневые мини-катки. В туалетных комнатах разорвало унитазы. 

Жители Алчевска по сей день помнят, как в один миг во всем городе запахло экскрементами.

— Без противогаза в некоторые дома невозможно было зайти, — вспоминает Николай Тельманский. — После аварийного отключения отопления перемерзли водопровод и канализация. В нашем доме еще до аварии жизнедеятельность канализации поддерживалась только тем, что жильцы постоянно пользовались водой, слив которой и не давал замерзнуть канализации. После аварии в моей квартире унитаз и ванная переполнялись фекалиями, которые шли с верхних этажей. Я круглые сутки черпал дерьмо ведрами и выносил на улицу. Ночью глаз не мог сомкнуть. Каждый час содержимое канализационных труб выливалось через край унитаза. В квартире стояли ужасная вонь и холод из-за того, что приходилось постоянно проветривать помещение. Около нашего подъезда образовалась ледяная куча фекалий. За неделю я перетаскал больше сотни ведер с фекалиями.

Температура в квартирах жителей Алчевска той зимой не превышала 5 градусов тепла. Многие люди круглосуточно жгли костры на улице. Так и обогревались.

— Помню, мы для разведения костров привезли огромные деревянные бобины и бочки. А однажды вышли на улицу, а все наше добро украли. Это была трагедия для всего двора, — вспоминает Анатолий Кудесников.

Жителям в почтовые ящики бросали листовки — курс выживания в условиях дикого холода. Вот какие правила рекомендовали соблюдать горожанам.

1. Первый признак обморожения — озноб, частое мочеиспускание. В таких случаях надо срочно вернуться в теплое помещение.

2. Кушайте много и горячего. Во время похолодания организм будет отдавать все силы на утепление. Худым людям опасно выходить на мороз — возможность замерзнуть гораздо большая, чем у людей с нормальными формами.

3. Пейте побольше горячего какао, молока, шоколада. Эти напитки не только помогут сразу согреться, но и дадут необходимые калории для поддержания температуры тела. Если не можете обойтись без чая и кофе (помните, они сужают сосуды), пейте их хотя бы с имбирем. Имбирь — прекрасное средство для улучшения кровообращения.

4. Не употребляйте алкоголь перед выходом на улицу и на улице. Рюмка спиртного создает иллюзию согревания. А вот если вы с мороза пришли в теплое помещение, алкоголь, расширив сосуды, поможет быстро согреться.

5. Осторожно с лекарствами. Некоторые медпрепараты, например, средства для регулирования кровяного давления и антидепрессанты, могут понижать внутреннюю температуру тела. Холодная погода плюс таблетки, понижающие температуру тела, могут хорошо вас проморозить.

6. Не кутайтесь, чтобы не вспотеть. Одежда должна быть легкая, многослойная и обязательно из натуральных тканей. Не стоит надевать теплый свитер на голое тело. Лучше сначала хлопчатобумажную майку, затем рубашку, свитер и легкую непромокаемую куртку. Таким образом, возникнут воздушные прослойки, которые позволят надолго сохранить тепло. И не забывайте про голову — до 1/3 потери внутреннего тепла приходится на нее. Поэтому приготовьте шапку и шарф. Рукавицы или перчатки должны быть из водонепроницаемой ткани, чтоб создавался эффект «конвертов» для сохранения теплого воздуха. На ноги — свободные сапоги и шерстяные носки. Не надевать тесную одежду и обувь, так как это оказывает содействие уменьшению объема кровообращения и быстрому замерзанию.

7. Старайтесь не потеть. Например, не бегайте по улицам. Выходить «мокрым» на мороз и ветер равносильно самоубийству.

8. Не носите тяжелые предметы (сумки, корзины и т.п.), которые сдавливают сосуды рук, что способствует замерзанию.

«Мама, Анюта синяя»

Тяжелее всего в ту зиму пришлось старикам и инвалидам Алчевска. Они оказались в ледяной ловушке.

— У нас жил ветеран труда Алексей Кардаш. Он был прикован к постели. Ухаживала за ним супруга, которая сама еле передвигалась из-за больных ног, — рассказывает представитель Красного Креста Ольга Геращенко. — Температура в их квартире не поднималась выше 5 градусов. Когда в доме произошел порыв батарей и стояков, вода хлынула во все комнаты. Обои на стенах и потолках вздулись. А на следующий день все это замерзло, на стенах образовался лед. Когда мы подняли линолеум, который отошел, то увидели под ним кусочки льда. В ту зиму у них сгорел холодильник, пришли в негодность пылесос, мебель, все вещи. Все нажитое стариками пропало.

Тяжело шло восстановление отопительной системы и в медицинских учреждениях.

— Я тогда работал в горбольнице, — рассказывает Станислав Ковалевский. — Помню, основную часть пациентов мы перевели на дневное пребывание, по ночам отправляли всех домой. Но тяжелее всего пришлось больным с переломами конечностей, лежащим на вытяжке. Им приходилось мерзнуть у нас. Плохи дела были и в ожоговом отделении. Тогда их поступало особенно много. Был момент, когда на 12 коек приходилось 20 пациентов. Пострадавших привозили с ожогами и обморожениями. Всех, кто не мог передвигаться и оставался в палатах, мы обогревали с помощью электрических приборов, организовали 3-разовое усиленное питание.

Вот какие воспоминания оставила жительница Алчевска, у которой на руках в ту зиму был маленький ребенок.

«Шел далекий, 2006 год. Общежитие коммунального типа. Под самое утро нас разбудил детский крик моей старшей дочери: «Мама, Анюта синяя». Я бросилась к кроватке, где спала младшая. В комнате было холодно. Изо рта шел пар. Старшенькая плакала, говорила, что ей страшно. Муж вызвал «скорую». Мы отправились в центральную больницу. По дороге узнали про аварию теплосети. В больнице дочери измерили давление — 60 на 30. Ее кожа посинела. Малышку положили под капельницу. В палату притащили все обогреватели, которые были в наличии. Они были на вес золота. Капельницы дочери не помогали. На вторые сутки стало ясно, что у дочери воспаление легких из-за сильного переохлаждения. Я сидела возле нее и молила Бога о помощи. На улице, в магазине, в домах стояла мерзлота. Но я не замечала холод. Палату Анечки обогревали тремя радиаторами, но рецидив продолжался. Шли третьи сутки. Я смутно помню, что происходило за рамками больницы, я не спала, не ела, только молилась.

Мы пережили эту катастрофу. Анечка еще месяц лежала в больнице. А через год мы уехали в другой город. Все хотели забыть этот ужас. И вроде забыли. Но однажды дочка спросила: «Мам, а ты помнишь, я тогда лежала в больнице, когда холодно было? Я тогда видела свет, такой золотой и красивый. Он был теплым, как солнце».

Спустя два месяца после катастрофы во все дома Алчевска пришло долгожданное тепло. Тогда же жители города получили уведомление от коммунальных служб. Люди должны были полностью оплатить счета за теплоснабжение за минувшие месяцы. На возмущение горожан начальник ЖКХ отреагировал жестко: «Если жителей освободят от плат, то подобные действия окончательно развалят коммунальное хозяйство города. Поэтому платить придется по полной программе. Считайте, не было никакой аварии».




Партнеры