Поручение Путина: криминализацию подростковой среды снизит социальная работа

Детей не научат плохому, если семья и школа будут работать сообща

4 января 2017 в 16:06, просмотров: 19652

Правительство России приступило к работам по предотвращению криминализации подростковой среды – соответствующее распоряжение президент страны Владимир Путин дал по итогам заседания совета по развитию гражданского общества и правам человека. До 15 февраля Правительство должно создать межведомственную рабочую группу и, возможно, обсудить возможность появления особых специалистов. Из-за чего дети на самом деле учатся плохому и как можно этого избежать, «МК» спросил у практикующих психологов.

Поручение Путина: криминализацию подростковой среды снизит социальная работа
фото: Геннадий Черкасов

Появятся ли в стране уникальные специалисты, которые смогут защитить подростковую среду от криминального влияния, вопрос пока открытый – точные варианты решения проблемы будут представлены не раньше 15 февраля. Однако, как отмечают практикующие педагоги и психологи, придумать что-то новое в этой сфере крайне сложно – в любом случае большая часть проблем берет начало из неблагополучия в семье и недостаточно социально-воспитательной работы в школах.

Напомним, что сейчас забота о благополучии и хорошем поведении школьников, уже обративших на себя внимание из-за тревожных «звоночков», лежит на школьных психологах, однако эта должность, к сожалению, во многих учебных заведениях оказывается лишь формальной. Как рассказала «МК» специалист школьной службы примирения, педагог-психолог Екатерина Донская, обнаружить симптомы и предотвратить их развитие можно на раннем этапе.

– Детям, которые склонны к криминальной деятельности, в большинстве случаев не хватает подлинного внимания к их личности, интереса к их нуждам и потребностям, принятия и тепла. Им не хватает этого, как от взрослых, так и от ровесников. И во многом задача взрослых заметить это и поговорить с ними по-человечески, помочь справиться. Подходят тренинги, которые должны развивать таких подростков, позволить им вернуть чувство собственного достоинства, ощущение возможности изменений в их жизни.

– Что необходимо, кроме профессионального ориентирования?

Подростков необходимо информировать о существующих законах, об их мере ответственности за преступления и деяния. Также необходимо информировать об их собственных правах! Многие дети, совершающие преступление, плохо понимают меру своей ответственности. Многие дети совершают преступления от безысходности, от недостойного обращения с собой и непонимания, что у них есть права и можно обращаться за помощью в рамках закона, а не совершать самому преступление, чтобы выжить.

-- Это связано с ситуацией в семье?

- В значительной мере. Дети из благополучных семей обычно знают о своих правах и без проблем жалуются на родителей даже из-за незначительных оплошностей и разовых промахов. А вот дети из неблагополучных и криминализированных семей обычно не знают о своих правах, часто вообще не понимают, что с ними обращаются как-то неподобающе и плохо понимают, что в их жизни идет не так, и с этим можно бороться.

-- И как же можно помочь?

- Прежде всего, «сложные» дети не должны оказываться наедине со своими трудностями и проблемами. Они часто раньше других детей сталкиваются с экзистенциальными проблемами, а значит и с кризисами. И их нужно не просто просвещать, ими нужно по-настоящему интересоваться. Они обычно имеют какую-то свою морально нравственную систему, при этом часто чувствуют себя плохими и недостойными. Люди, окруженные криминальной средой, имеют представление, что это норма и иначе жить нельзя. Если у него криминальная семья или родители наркоманы или алкоголики и ребенок фактически является брошенным, то в большинстве случаев мы не преодолеем влияния его семьи. Если подросток уже отделился от неблагополучной семьи, но оказался в криминальной компании, и там его самые близкие люди, которых он воспринимает, как семью, как спасителей, как хороших, тех, кто обратил на него внимание и принял, успеха тоже не будет. Сделать так, чтобы подросток захотел сменить компанию, можно, но для этого у него должны появиться другие люди, с которыми он почувствует себя своим.

Однако без комплексной работы семьи, школы и профессиональных психологов не обойтись. Как объяснил в беседе с корреспондентом «МК» социальный психолог Андрей Пентин, работающий с «трудными подростками» уже много лет, корень проблемы – в том, что на Западе принято называть «социальной работой».

-- Я работаю как в обычной школе, так и в специализированной, то есть с теми ребятами, которые уже совершили правонарушение. Могу сказать, что нельзя говорить о каких-то предпосылках – мол, уже «ненормальный», и что с него взять! Это все связано с социальными, с экономическими факторами, с достатком или недостатком возможностей себя реализовать. Чаще всего правонарушения в подростковом возрасте связаны с неблагоприятной средой, и здесь не нужно искать виновных. Материальные проблемы – один из факторов, причем сильно влияющий.

-- Что могло бы помочь детям?

Большое количество каких-то клубов, кружков в школе для внеучебной работы, наличие в школе адекватной социально-педагогической работы психолога. Нужны практики, направленные на то, чтобы подросток становился более устойчивым, более добрым, осознавал свою роль и свою личность. Тут нужна не оценка и осуждение, а поддержка, понимание, сотрудничество. Причем как между взрослыми и детьми, так и для детей между собой.

-- То есть речь идет о воспитательной функции школы?

- Я бы сказал – о социальной функции. Эту работу можно включить, причем главное, чтобы эта работа реализовывалась по-человечески – без директив, без тотального назидания. Нужны практики понимания, поддержки, диалога. Тогда у подростка не возникнет желания искать поддержки где-то еще, в том числе в неподходящих компаниях. И, конечно, необходимо благополучие в семье. К сожалению, современный ребенок часто ни в семьи, ни в школе не получает необходимого пространства для осмысления происходящего в его жизни – при этом поддержка означает не согласие, а понимание, способность понимать подростка. Современная ситуация плоха тем, что времени на подростка не хватает ни у учителей, ни у родителей. Хотелось бы, чтобы хотя бы в одном из этих социальных институтов это было.

-- Если ребенка впервые поймали «за руку» при противоправном действии, какими должны быть адекватные действия окружающих взрослых?

- Нужен комплекс мер, связанных с социальной работой и социально-педагогической деятельностью. Я специально разделяю эти понятия: социальная педагогика – это и есть психологи в наших школах, а вот социальная работа – то, что активно развито на Западе, но чего до сих пор не хватает нам. В ней нет назидания и вертикального диалога. У ребенка должна быть возможность получить индивидуальную консультацию, пройти восстановительную терапию, разрешить конфликт в сложной ситуации. Важно, чтобы подростки приглашались к ответственности, сами признавали свою вину, а не привлекались к ней.

-- Люди старшего поколения часто винят во всех бедах социальные сети – мол, именно там детей и учат плохому. На ваш взгляд, в этом есть здравое зерно?

- Рассуждение изначально ошибочно. Социальные сети – это инструмент, они не могут быть плохими или хорошими. Научить плохому могут люди, которых подростки там встречают. Но тут нужно задуматься и задать себе вопрос: почему незнакомец в режиме онлайн вызывает у ребенка больше доверия, чем родители или школьные учителя? Почему он готов следовать каким-то странным советам незнакомца? Ведь получается, что эти «плохие люди» гораздо лучше обучены взаимодействию с детьми, чем мы сами. Вот это уже тревожный звоночек.



Партнеры