Бой за «Кресты»: почему руководителя ФСИН заподозрили в организации убийства

Подчиненный мог не угодить начальнику излишней щепетильностью при приемке нового здания знаменитого СИЗО

6 марта 2017 в 18:17, просмотров: 10883

Завершившееся строительство новых питерских «Крестов» площадью 164 тысячи кв. метров (самого большого изолятора в Европе) омрачил не менее грандиозный скандал. Арестован зам. главы питерского УФСИН Сергей Мойсеенко, который курировал стройку. «Гражданина начальника» подозревают в покушении на убийство подчиненного — подполковника Николая Чернова.

Бой за «Кресты»: почему руководителя ФСИН заподозрили в организации убийства
Сергей Мойсеенко.

Источники в следствии говорят о возможной коррупции, которая сопровождала возведение «Крестов». К сведению, уже обошедшихся государству в 12 миллиардов рублей. А вот источники во ФСИН считают случившееся просто нервным срывом Моисеенко.

«Новые «Кресты» — это наша гордость, ничего подобного в России еще не было» — так говорил зам. главы питерского УФСИН 53-летний Сергей Мойсеенко, когда показывал стройку журналисту «МК». Он сам практически дневал и ночевал на объекте. Бегал в каске между этажами, давал распоряжения. Он действительно «горел» всем этим проектом.

Новые «Кресты» (они, как и старые, тоже в форме креста) — настоящий город для заключенных и даже внешне похож на жилой комплекс. СИЗО рассчитано на 4 тысячи мест и сюда планируют переместить сидельцев почти со всех изоляторов Санкт-Петербурга. На окнах нет решеток, во дворе — футбольное поле с подогревом и т.д. и т.п.

«Внутри здания галереи, построенные так, что из любого угла СИЗО можно попасть в любой корпус, — объяснял Мойсеенко. — Впервые в истории российской тюремной системы на каждого заключенного будет приходиться по 7 кв. м (это при европейской норме в 4 кв. м.)».

Изначально было понятно, что проект один из самых дорогих (если не самый) за всю историю ФСИН. А большие денег, как известно, порождают большие аппетиты у нечистых на руку людей. Но Мойсеенко вызывал наименьшее подозрение из всех курирующих проект.

— Напротив, он производил приятное впечатление порядочного и честного человека, — говорит экс-начальник пресс-службы УФСИН по Санкт-Петербургу Сильва Арутюнян. — Будучи трудоголиком, он пользовался авторитетом у всех. К тому же вежлив в общении, корректен. Но надо понимать психологические особенности лиц, принимавших участие в боевых действиях, — а именно таким был Мойсеенко. Я как психолог замечала, что во ФСИН таким работать тяжело. Боевые офицеры в нашей системе не всегда могут адаптироваться и прижиться. Они нуждаются в психологической поддержке, сопровождении, надо уметь прогнозировать их поведение в определенных ситуациях. Здесь другое «поле боя».

Роковым «полем боя» для Мойсеенко и стали новые «Кресты». Подрядчики все время оттягивали время сдачи объекта, а руководство центрального аппарата ФСИН торопило. Переселение заключенных из старых «Крестов» в новые планировалось уже в сентябре 2016-го, но его перенесли на конец года, потом на начало 2017-го... Конфликт ФСИН со строителями изрядно попортил нервы Мойсеенко. К тому же проблемы создавали подчиненные — в частности подполковник Николай Чернов, начальник отдела капитального строительства УФСИН по Петербургу, который больше других взаимодействовал с подрядчиками и не хотел подписывать документы о приемке некачественно выполненных строительных работ.

Как бы там ни было, 2 марта на 34-летнего Николая Чернова было совершено покушение.

— Подполковник ехал на машине после работы в своей деревенский дом, — рассказывает источник в следствии. — И как раз на повороте с Колтушского шоссе в строну деревни Старая с ним поравнялись «Жигули», откуда начали стрелять. Чернов получил множество ранений, в том числе в грудь, живот и шею, в тяжелейшем состоянии попал в реанимацию. Сейчас его состояние стабильное, но ему еще долго придется провести в больнице.

Сразу же возникла версия, что покушение связано со строительством СИЗО, поскольку Чернов последние месяцы по сути занимался только этим объектом. По горячим следам следствие арестовало некоего предпринимателя Сабира Садыкова, который был связующим звеном между ФСИН и строителями. Не исключено, что это из-за него затягивалась сдача новых «Крестов». Сабир мог шантажировать тюремщиков. Именно Садыков сообщил, что заказчиком покушения на Чернова был его начальник Мойсеенко. Официально комментировать ситуацию во ФСИН России отказались.



Партнеры