«Ваш ребенок болен раком? Приходите в школу, когда выздоровеет»

Как онкобольному мальчику «помогают» в получении образования

26 сентября 2017 в 16:49, просмотров: 12030

Что происходит, когда пропадает совесть? На этот вопрос находим ответ в русской классике.

«Пропала совесть. По-старому толпились люди на улицах и в театрах; по-старому они то догоняли друг друга; по-старому суетились и ловили куски, и никто не догадывался, что чего-то вдруг стало недоставать и что в общем жизненном оркестре перестала играть какая-то дудка. Многие начали чувствовать себя бодрее и свободнее. Легче сделался ход человека: ловчее стало подставлять ближнему ногу, удобнее льстить, пресмыкаться, обманывать, наушничать и клеветать. <...> Люди остервенились; пошли грабежи и разбои, началось всеобщее разорение. А бедная совесть лежала между тем на дороге, истерзанная, оплеванная, затоптанная ногами пешеходов». (М.Е. Салтыков-Щедрин)

«Ваш ребенок болен раком? Приходите в школу, когда выздоровеет»
фото: Геннадий Черкасов

Ох уж эта русские классики. Все-то они про нас знали и предвидели. «Пропала совесть» — всего лишь сказка, которая, увы, не входит в обязательную программу школы. А жаль. Если не детям, то взрослым она бы многое прояснила. Ведь давно замечено: мы рождены, чтоб сказку сделать былью. Доказательства? Извольте.

Город Липецк. Гимназия №1. Ребенок обучался в данной гимназии с первого класса. Заболел раком. Проходил лечение и обучение в Москве, успешно сдал ОГЭ. К счастью, рак сегодня не приговор, многих детей врачи выводят в ремиссию, что позволяет им продолжать обучение в своих родных школах, периодически проходя наблюдение у медиков.

Директор гимназии №1 г. Липецка категорически отказал матери в зачислении ребенка в свою школу. Он, кандидат педагогических наук, заслуженный учитель РФ, заявил несчастной матери: «Ваш ребенок болен раком? И как прикажите его учить? Вот выздоровеет, тогда приходите». Родители обратились в Департамент образования г. Липецка. Но они напрасно пытались достучаться до души и сердца директора и чиновников. В отчаянии мать ребенка бросилась за помощью в Москву.

Накануне 1 сентября я связался с директором, Цопой Виктором Михайловичем, чья школа первая в рейтинге липецких школ. Пытался убедить его в том, что данный ученик картины не испортит. А если даже чуть снизит показатели успешности школы, то гори он ярким огнем, этот рейтинг, коль скоро он проходит катком по судьбе ребенка. Наконец, использовал запрещенный прием: напомнил коллеге, что и его внук, не дай бог, может оказаться в подобной ситуации. Он обещал подумать!!! Неопределенный ответ побудил обратиться в Департамент образования. Там пообещали сделать все возможное для возвращения ребенка в родную школу.

Казалось бы, проблема решена? А вот и нет. Здесь уместно вспомнить русскую пословицу: «Жалует царь, да не жалует псарь». Ах, мать посмела пожаловаться в Москву, но, перефразируя В.В.Маяковского, у липецкого директора собственная гордость, на московских смотрит свысока. Школа при желании всегда найдет способы отомстить не в меру настырным родителям, а по сути дела — ребенку. Мальчик был зачислен на надомное обучение. Но ни один учитель дома так и не появился. Все занятия происходили по скайпу. Учителя по некоторым предметам не выходили на связь вообще, ссылаясь на плохой Интернет. Учитель информатики задал мальчику на самостоятельное изучение сразу три темы подряд к следующей неделе, хотя ребенок сообщил, что не понимает их. После чего у ребенка случился нервный срыв. Были и другие препятствия для обучения, что выглядело как сведение счетов за обращение за помощью в Москву. Признаюсь, нам и раньше нередко приходилось сталкиваться с подобными ситуациями по возвращении домой наших детей. Но до сих пор их удавалось урегулировать «на земле», в режиме диалога с местными администраторами. Увы, в данной тупиковой ситуации пришлось использовать административный ресурс, мобилизовав всю властную вертикаль, включая федерального министра, который немедленно отреагировал на вопиющую ситуацию и дал соответствующие поручения. Печально, когда каждый раз приходится бить из пушек по воробьям, иначе говоря, осуществлять административный нажим там, где совесть должна подсказать педагогам и администраторам единственно верное решение. Не берусь судить о других сферах деятельности, но в педагогике отсутствие совести — диагноз, несовместимый с профессией.

Помогло ли ручное управление? После высочайшего распоряжения события развивались стремительно. Первый заместитель министра образования Т.В.Синюгина немедленно связалась с родителями ребенка, пообещав решить проблему, и попросила их держать ее в курсе событий. Липецким образовательным начальникам было поручено разобраться в некрасивой ситуации. И они «разобрались». На следующий день мама была приглашена в кабинет к начальнику Главного управления образования Липецкой области Косареву С.Н. В ласковой деликатной форме он предложил перевести ребенка в «Центр образования, реабилитации и оздоровления». А затем вкрадчиво попросил прямо при нем связаться с заместителем министра образования Е.В.Синюгиной и заверить ее, что с ребенком все в полном порядке. Что прикажете делать маме, чей ребенок в середине сентября оказался вне школы? Разумеется, поддаться на уговоры. Браво чиновнику — он осуществил блестящую многоходовую комбинацию!!! Сохранил лицо перед министерством и развел как девочку заместителя министра образования. Формально буква закона соблюдена, у ребенка действительно инвалидность. Но к умственным и нравственным инвалидам я отношу липецких чиновников от образования, лишивших ребенка, нацеленного на выздоровление, увлеченного физикой и математикой, блестяще сдавшего экзамены за основную школу, играющего на гитаре, полноценного общения со сверстниками и педагогами родной с первого класса школы.

После пережитого стресса мальчик вновь прибывает к нам на реабилитацию, во время которой мы постараемся сделать все возможное, чтобы привести его в нормальное состояние.

К счастью, примеры солидарных бескорыстных действий во имя спасения ребенка также имеют место. В том самый день, когда стало известно в подробностях о липецкой драме мальчика и его матери, мы все пребывали в радостном, возбужденном состоянии. На то были веские причины.

Несколько лет в ожидании донорской почки в клинике обучался подросток, которого мы готовили к сдаче ЕГЭ. Но в данном случае совесть покинула его отца. Он обзавелся новой семьей, где вскоре родился здоровый ребенок, и прервал всякое общение с больным сыном. Мать в стрессе — слабая опора подростку, который впал в депрессию и был близок к суицидальному состоянию. Мы немедленно обратились за помощью в Московский государственный психолого-педагогический университет, откуда немедленно прислали опытных клинических психологов, которые сделали все возможное для того, чтобы вывести парня из угнетенного состояния. В частности, выяснив, что его хрустальная мечта — иметь современное альпинистское снаряжение (до болезни мальчик занимался этим видом спорта), они посоветовали реализовать его желание, несмотря на то, что при таком диагнозе это снаряжение едва ли найдет свое практическое применение. Управляющий совет школы принял соответствующее решение, и часть средств, полученных в результате благотворительной ярмарки, ушла на приобретение необходимой амуниции.

И что вы думаете? Минувшим летом подростку была успешно пересажена донорская почка, он блестяще сдал ЕГЭ и поступил в университет. Это ли не повод для радости. Но самое поразительное, что подросток сам нашел контакт с отцом. Так что еще неизвестно, кто кого учит: мы, взрослые, их или они, побывавшие на грани жизни и смерти, нас! Об этом неплохо бы помнить всем, кто так или иначе соприкасается с проблемой обучения длительно болеющих детей.





Партнеры