Ушел из дома и не вернулся

Полторы тысячи пропавших детей в 2017‑м так и не были найдены

05.06.2018 в 17:30, просмотров: 10430

Одна из самых страшных проблем нашего времени — пропажа детей. Ребенок уходит из дома — и не возвращается. В 2017 году в нашей стране родители обращались в правоохранительные органы в связи с исчезновением детей около 30 тысяч раз. К счастью, в большинстве случаев пропавшего удается найти в течение трех дней. Тех же, кого найти по горячим следам не удалось, объявляют во всероссийский розыск — в прошлом году в розыск было объявлено 7500 детей. Примерно 1,5 тысячи остаются в розыске на следующий год... И в деле поиска пропавших правоохранительным органам особенно нужна помощь волонтеров.

Ушел из дома и не вернулся
Фото: кадр из фильма

Как рассказывают эксперты Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям, самая частая причина исчезновения детей — самовольный уход из дома или детских учреждений: их примерно 90%. Остальные случаи связаны с насилием в отношении детей и несчастными случаями.

— Но даже когда дети уходят из дома сами, это представляет для них огромную опасность, — говорит председатель попечительского совета Национального центра Елена Мильская. — Поэтому помимо непосредственно поиска очень важна просветительская работа, предупреждающая такие случаи. И тут тоже не обойтись без помощи добровольцев. Наши волонтеры рассказывают детям, что нужно делать, чтобы не потеряться, почему нельзя доверять незнакомым людям — причем делать это нужно очень аккуратно и тактично, чтобы не напугать ребенка.

Если же говорить о непосредственно поиске, то главное — это оперативность. Каждая потерянная минута может обернуться бедой. И вот это является главной причиной, почему без помощи добровольцев правоохранителям не обойтись.

— Представьте себе поиск, скажем, в лесной полосе — разве можно ее прочесать только силами полиции или МЧС? — говорит сотрудник центра Валерий Солянин. — Конечно, им в помощь нужны волонтеры. Это происходит так: когда человек пишет в полицию заявление о пропаже, его просят также написать и в ту или иную волонтерскую поисковую организацию. И далее работа правоохранительных органов и добровольцев координируется. Мы отзываемся на любые просьбы о помощи, идем туда, где силовикам не хватает собственных ресурсов. В этом деле одной из главных задач является обучение самих волонтеров — ведь не секрет, что бывали случаи, когда волонтеры шли в лес на поиск и сами пропадали. Чтобы этого не происходило, мы обучаем их тактике поисковых операций, пользованию техникой — в некоторых случаях как эффективно использовать квадрокоптеры, дроны и пр. В курс входит и топографическая подготовка, и горно-лесная, и медицинская.

Однако в специальной подготовке подчас нуждаются не только добровольцы, но и сотрудники правоохранительных органов, очень уж это специфическое дело — поиск детей.

— Мы планируем проводить обучение также представителей МЧС, угрозыска, МВД, СК, — продолжает Солянин. — Уже имеем такой опыт во Владимирской области, и опыт этот положительный. Еще многое зависит от технической оснащенности. Мы планируем открыть в июне ситуационный центр с мониторами, куда будет поступать информация из регионов и где в режиме реального времени можно будет координировать действия поисковых отрядов. Если поступает сигнал из региона о пропаже ребенка, мы сможем подключиться к его поискам в любой момент, оказать необходимую помощь — людьми, техническую, еще какую-то. Наших волонтеров мы снабжаем встроенными камерами и можем видеть их в любой точке, где они находятся. Также есть техника, позволяющая по фотоизображению пропавшего ребенка отслеживать его местонахождение и, соответственно, быстрее найти.

Читайте наши новости первыми - добавьте «МК» в любимые источники.



Партнеры