Эксперт на воеводстве

25 октября 2004 в 00:00, просмотров: 3129
Министру здравоохранения и социального развития РФ М.Ю.Зурабову было направлено решение федерального судьи Хамовнического суда от 9 сентября 2004 года о временном отстранении обвиняемого Пиголкина от занимаемой должности. Но, видно, почта в тот день не работала. Ю.И.Пиголкин продолжает руководить Центром, каждый день приходит на работу, издает приказы и объявил всем, что с судом дело улажено и скоро все его проблемы будут решены наилучшим образом.

* * *

Вскоре после выхода статьи Пиголкин на заседании возглавляемой им кафедры судебной медицины ММА им. Сеченова объявил о том, что его враги в Центре собрали 10 тысяч долларов на взятку автору публикации, то есть мне.

От обиды я едва не лишилась сознания. Да таких цен давно нет! К тому же я обозреватель при секретариате крупнейшей российской газеты, и меньше 25 тысяч мне брать просто не к лицу. А если говорить серьезно, жаль, что Юрий Иванович не догадывается о том, что люди готовы заплатить сколько угодно, лишь бы прекратилось уничтожение Центра, начавшееся с его приходом.

* * *

В статье, напомню, речь шла о беспрецедентной ситуации в главном экспертном учреждении страны, где проводятся самые сложные экспертизы. В 2003 году директором Центра стал никому дотоле не известный гражданин Пиголкин, приехавший в Москву из Владивостока. Не имея в науке не то что имени, а даже прозвища, Пиголкин в одночасье стал член-корреспондентом РАМН. За всю историю отечественной судебно-медицинской экспертизы этой чести удостоены лишь профессора А.П.Громов и М.И.Авдеев, виднейшие ученые в области судебной медицины. Верить ли глазам?

Верить, верить. Потому что это было всего лишь начало.

Возглавив Центр, Пиголкин прежде всего избавился от ненужных сотрудников, а на их место взял нужных. Во-первых, человека яркой судьбы А.В.Лузина. Прежде чем занять место заведующего отделом сложных экспертиз (!), а позже и кресло заместителя директора, Лузин трудился в Майкопе. Адыгею пришлось покинуть в связи с тем, что там против Лузина возбудили уголовное дело и даже объявили в розыск. Лузина дважды на глазах у всех сотрудников Центра забирали сотрудники милиции. Но он такой оптимист! Его забирают, а он возвращается. Чудесно, правда?

В мае на должность заместителя директора по общим вопросам Пиголкин принял Эдуарда Спартаковича Хачатуряна. Эдуард Спартакович является владельцем ресторана “Львиное сердце”, но это не значит, что с его приходом сотрудники Центра начали лучше питаться. Эдуарда Спартаковича охраняют два автоматчика, что является безусловным нововведением в работе Центра. Люди, которые приезжают туда по своим скорбным делам, просто не подозревают о том, что львы больно кусаются, и охрана нужна позарез. Внушительные джентльмены с автоматами многих приводят в недоумение, но только не прокурора Москвы. Ему написали письмо сотрудники Российского центра судебно-медицинской экспертизы. Они, наверное, думали, что прокурор никогда не видел автоматчиков.

* * *

Потом в редакцию пришло письмо от начальника Бюро судебно-медицинской экспертизы Московской области, заслуженного врача России М.С.Ривенсона: “Прочитав статью “Эксперт на воеводстве”, подумал: “Неужели наконец что-то изменится?!”

Ваша статья — сущая правда от первой до последней буквы. Я имею право так говорить и дать свою оценку деятельности Пиголкина, так как более 40 лет отдал практической судебно-медицинской службе, из них шестнадцатый год руковожу самым крупным на территории бывшего СССР, а не только России, бюро судебно-медицинской экспертизы.

Пиголкин как организатор судебно-медицинской службы России — просто пустое место. Его деятельность за короткое время привела к полному развалу Центра. Это вредительство привело к тому, что ни один руководитель нашей службы теперь не может обратиться в Центр ни за советом, ни за помощью, а ведь это — единственный в России организационно-методический орган судмедслужбы России!

В настоящее время вся наша служба не имеет законных документов, определяющих штатные нормативы, правила производства целого ряда экспертиз. Основополагающие приказы Минздрава России не зарегистрированы Минюстом. Они отменены. Замены нет. Это проблема всей службы, и очень острая! Вместо того чтобы ею заниматься, Пиголкин говорит: “Территориальными бюро пусть занимаются губернаторы, а мы должны заниматься Центром. И это слова главного, по сути, судебно-медицинского эксперта России! Эта должность на самом деле не имеет никакого отношения к Пиголкину.

Пиголкин не организатор судебно-медицинской службы, он ее враг. Он не знает элементарных требований, касающихся лицензирования, не знает законодательства и т.п. В конце концов, есть же квалификационные характеристики, которым должен соответствовать руководитель такого ранга!

Может быть, Пиголкин — хороший специалист, судебный медик? При частом общении с ним еще до периода его директорства я с удивлением убедился, что этот “доктор наук” в некоторых вопросах “плавает”. Став директором, он выступал на совещании начальников бюро — я услышал такое, что недопустимо даже для рядового судебно-медицинского эксперта. Я услышал, что тела погибших “в условиях очевидности” вообще не надо подвергать судебно-медицинскому исследованию!!! Судебные медики меня поймут. Это невозможно даже комментировать.

О его научной деятельности говорить не буду. Спросите у ученых — мнения единодушные. Достаточно сказать, что подавляющее большинство статей, монографии идут сейчас везде в соавторстве с Пиголкиным. Что это означает, думаю, объяснять не надо.

Каким образом такой человек стал руководителем судебно-медицинской службы страны, член-корреспондентом РАМН, членом ВАКа, человек, приписавший себе участие в производстве экспертизы царских останков, остается только догадываться. Для меня он не руководитель, для меня он просто Пиголкин. Пиголкин — это наш позор, наш стыд перед людьми, перед правоохранительными органами. Он измазал грязью всю нашу судебно-медицинскую службу.

Когда же наше глубокопочитаемое Министерство здравоохранения России, хотя бы из уважения к целой армии судебно-медицинских экспертов, решит проблему с руководством Российского центра судебно-медицинской экспертизы?”

Это очень интересный вопрос.

* * *

Дело в том, что Пиголкин до сих пор не отстранен от должности.

Как нам стало известно, несколько дней назад из прокуратуры Центрального округа в Минздрав было направлено письмо за подписью прокурора Центрального округа А.Чубенко. Суть письма состоит в том, что до настоящего времени прокуратура не получила подтверждение исполнения решения Хамовнического суда об отстранеии обвиняемого Пиголкина от должности директора Центра.

Там внятно говорится о том, что суд не просто так принял это решение. Понятно, что Пиголкин может уничтожить доказательства совершенных им преступлений и оказывать давление на свидетелей, которые находятся у него в подчинении.

Говорится в письме и о том, что неисполнение судебного решения может повлечь за собой выделение материала в отношении должностных лиц Минздрава.

Как следует из письма прокурора Центрального округа, у сотрудников компетентных органов день ото дня крепнет ощущение, что Юрий Иванович Пиголкин не будет сидеть сложа руки.

Как в воду глядели. Говорят, вечерами из здания Центра на Садово-Кудринской что-то вывозят. Кто именно и что именно — тайна, однако доподлинно известно, что в ночное время погрузочно-разгрузочные работы проводят только сотрудники МЧС и что в Центре очень много интересных документов, связанных с проведением экспертиз. А Юрий Иванович Пиголкин, в нарушение всех законов, 24 сентября вышел после “продолжительной болезни” на работу. Он развил кипучую деятельность, подписывает распорядительные документы — и все это исключительно из служебного рвения, так как его обязанности сейчас официально исполняет заместитель директора Центра Ю.Е.Морозов.

* * *

С заместителями Юрия Ивановича тоже происходит нечто необъяснимое. Про владельца “Львиного царства” Э.С.Хачатуряна я уже упоминала. Что касается Юрия Морозова, приказом Пиголкина он является “в порядке внешнего совместительства на 0,5 ставки зав. отделом судебно-медицинского исследования трупов (морга)”. Морг, о котором идет речь в этом приказе, — виртуальный, так как в Центре нет такого подразделения. Зато деньги Морозов получает вполне конкретные: по 17-му разряду единой тарифной сетки плюс 25% за вредность плюс 2525 рублей за интенсивность и напряженность...

Но самое смешное не это. На самом деле Морозов до начала работы в виртуальном морге (то есть до 13 мая сего года) был заведующим морга московского областного бюро СМЭ, который находится на улице Россолимо. Так вот областной морг и виртуальный — это одно и то же учреждение. Просто если заведовать одним учреждением — будет одна зарплата, а если двумя, то значит две. И вот, сидя на двух стульях, Морозов к тому же взошел на должность и.о. директора Центра.

Изобретательность Пиголкина по части административно-хозяйственного мухлежа просто не знает себе равных. Разобраться в этой паутине, видимо, под силу только следствию.

Третий заместитель А.В.Лузин несколько дней назад был, как мне сообщили в приемной Центра, в командировке в Адыгее. Командировка удачно совпала со слушанием уголовного дела в отношении Лузина. То есть на судебный процесс, где он был обвиняемым, Лузин поехал за деньги Центра. Дело, длившееся несколько лет, закончилось оправданием Лузина. Решающую роль в затянувшемся процессе сыграло экспертное заключение, подписанное неким А.Ауловым. Кто же такой Аулов? Начальник судебно-медицинской лаборатории космических войск. Выходит, Лузин — космонавт? Нет. А почему же суд города Майкопа принял во внимание именно экспертное заключение, подписанное Ауловым? Ведь с таким же успехом экспертизу мог провести и начальник судебно-медицинской лаборатории животноводческого комплекса “Три поросенка”. Но если вы до сих пор не понимаете, в чем дело, подсказываю: просто это заключение очень устраивает подсудимого Лузина и его непосредственного начальника Пиголкина. Возможно, по этой причине Аулов приказом Пиголкина назначен на полставки судмедэкспертом Центра. Ни одной экспертизы в Российском Центре он не провел — ну и что? Полезный человек в хозяйстве пригодится, не так ли?

Очевидно, Юрий Пиголкин как директор Российского центра судебно-медицинской экспертизы принимал активное участие в экспертизе останков жертв террористического акта в Беслане?

Нет, в Беслан его никто не приглашал. Всеми экспертными работами по поручению министра здравоохранения М.Зурабова руководил совсем другой человек. Странно, правда? На самом деле, конечно, ничего странного. В Беслане нужны специалисты — при чем тут Пиголкин?

* * *

Как выяснилось, люди могут выдержать все: голод, холод, бомбежки, нужду. И единственное, с чем невозможно смириться, — беззаконие. Нет, от него не умирают — от него просто тихо погибают. Рушится система ценностей. Ни слова, ни подписи, ни печати ничего не значат. Никто никому не верит. Предательство теперь вовсе не первородный грех, а товар, и, бывает, очень выгодный.

Можно ли поверить в то, что в Министерстве здравоохранения не знают о том, что творится в государственном учреждении “Российский центр судебно-медицинской экспертизы” Министерства здравоохранения РФ”?

Можно ли поверить в то, что Пиголкина не отстраняют от должности по причине забывчивости?

И можно ли объяснять людям, чьи родственники погибли при взрывах самолетов в Москве, в Беслане, в Египте, что судебно-медицинские эксперты главного экспертного учреждения страны по-прежнему заслуживают доверия? Доверие нельзя купить, его можно только заслужить. Но можно купить экспертное заключение. Если это — цель работы Министерства здравоохранения и социального развития, то она достигнута.

И, выходит, единственный, кто говорил все это время правду, — это Юрий Иванович Пиголкин. Он ведь все время повторяет: у меня все схвачено.

Схвачено — значит, куплено. А если все продается, почему не купить?

P.S. К моменту подписания номера стало известно, что Ю.Пиголкин снова “заболел”. Теперь отстранить его от должности сможет только Всевышний?





Партнеры