Вина вызывает погромные сомнения

В деле о беспорядках в Химках “видны уши оперов”

1 августа 2010 в 18:15, просмотров: 5025

Решение о продлении срока задержания двух подозреваемых в организации погрома здания Химкинской администрации — Алексея Гаскарова и Максима Солопова — было вынесено в городском суде Химок в субботу. Заседание проводилось при соблюдении невиданных мер безопасности. А в материалах дел обоих задержанных адвокаты уже обнаружили серьезные искажения. По их мнению, правоохранительные органы намерены взять реванш за фиаско, которое они потерпели в среду, когда не смогли противодействовать погромщикам.

Вина вызывает погромные сомнения
Рисунок Алексея Меринова

Около 11 часов в ОВД города, где содержались задержанные, объявили, что проводятся учения. Вход в отдел бы оцеплен милиционерами со щитами и дубинками, подъехал водомет. В это же время к зданию суда подошли четверо крепких молодых людей в гражданском. Эти люди оказались операми. Они проверяли документы у немногочисленных собравшихся, переписывали данные подозрительных, просили отойти от входа в суд.


Еще полчаса спустя к суду подъехали два автобуса — один с обычными милиционерами, другой с ОМОНом. Всего порядка 60 человек. Вооруженные щитами и дубинками, вновь прибывшие рассредоточились рваной цепью в два кольца. Внутри периметра руководивший всеми приготовлениями подполковник объявил особо охраняемую зону, куда пускали только жителей дома и работников суда. При этом надо отметить, что поддержать задержанных приехали двое антифашистских активистов и четверо родственников.


Ирина Константиновна, мама задержанного Алексея Гаскарова, рассказала “МК”, что ее сына сначала пригласили на беседу в милицию города Жуковского, где он проживает, а оттуда отвезли в Химки. После этого в три часа ночи в квартиру, где Алексей живет вместе с бабушкой, пришли с обыском. Перепуганная 80-летняя женщина долго не хотела впускать милиционеров. Те, проведя обыск, так и не сообщили ей, что случилось с внуком и где он находится. Изъяли несколько старых номеров анархистских журналов, наклейки, записную книжку. Ирине сообщили о судьбе ее сына только после того, как на следующий день она пришла в городское ОВД и пригрозила написать заявление о похищении.


— Я не могу сказать, что я была против его увлечений, — поделилась Ирина Гаскарова с “МК”, — но я никогда не понимала: зачем, если хочешь помочь сделать мир лучше, надо обязательно рисковать жизнью?


Задержанных привезли в суд в закрытой машине для транспортировки преступников и машину поставили так, чтобы увидеть лица ребят было нельзя. В здание суда категорически никого не пускали, ссылаясь то на указания из главка, то на просьбу судьи. Само заседание суд объявил закрытым без каких-либо объективных на то причин.


В результате Алексею Гаскарову и Максиму Солопову был продлен срок задержания на 72 часа. Судья решила, что обвинение предоставило недостаточно доказательств противоправных действий.


По словам адвокатов Гаскарова и Солопова, против каждого из них свидетельствует по три местных жителя, за которыми “видны уши оперов”. То есть эти шестеро таким образом отдают какие-то “долги” местной милиции. Адвокаты также рассказали, что их подзащитных обвиняют в хулиганстве совершенном группой лиц по предварительному сговору. Максимальное наказание за такое деяние составляет 7 лет лишения свободы. Пострадавшей признана администрация города Химки, ущерб составил 395 тыс. рублей. Адвокатов удивило, что в материалах дел обоих подзащитных указано, что они задержаны на месте преступления. В реальности их приглашали на беседы в милицию, а после задерживали и отправляли в Химки.


В эти выходные также были задержаны 20-летний блогер Виталий Шушкевич и 17-летний стажер “Новой газеты” Вероника Максимюк. Вероника работала как фотокор в Химках во время погрома горадминистрации. Оба проходят по этому делу как свидетели и их уже отпустили.



Партнеры