Мать Брейвика перед смертью рассказала о своем сыне

Женщина не обвиняла себя в том, что сотворил «норвежский стрелок»

20.08.2013 в 13:55, просмотров: 11692

Мать «норвежского стрелка» Андерса Брейвика, Венке Беринг Брейвик, перед своей смертью рассказала журналистке Мари Кристенсен историю своего сына и то, как она воспринимала случившееся в июле 2011 г. в Осло и на острове Утойя.

Мать Брейвика перед смертью рассказала о своем сыне
фото: bbc.co.uk
Андерс Брейвик

Венке

Беринг Брейвик

умерла от рака в марте 2013 года – через двадцать месяцев после того, как ее сын устроил кровавые террористические акты, потрясшие не только всю Норвегию, но и весь мир. Из-за своей тяжелой болезни она не появлялась в суде. И даже СМИ проявили к ней своего рода милосердие, перестав забрасывать вопросами больную женщину. Незадолго до своей кончины она приехала в тюрьму попрощаться с сыном. Самого Брейвика на похороны матери не пустили.

Андерс Брейвик в последние несколько лет перед устроенной им бойней жил у своей родительницы. Потом писхиатры будут много говорить о тесной связи между сыном и матерью, о том влиянии, которая Венке оказывала на Андерса. Жизнь этой женщины, давно расставшейся со своим мужем, изменилась в то самое время, когда она смотрела по телевизору репортажи о терактах в Осло и на Утойе. Прозвенел дверной звонок и раздался голос: «Нам нужно войти в вашу квартиру. Ваш сын – террорист». После этого мать Брейвика провела три месяца в психиатрической больнице. Она не появлялась на публике, игнорировала многочисленные просьбы об интервью.

Тем не менее, втайне от всех Венке Беринг Брейвик встречалась с журналисткой Марит Кристенсен и рассказывала ей свою историю.

– Она была красивой, стильной, всегда ухоженной женщиной, – рассказывает Кристенсен. – Вела себя очень корректно, была очень педантичной, как и ее сын.

При этом, по словам журналистки, мать Брейвика казалась “полностью нормальной женщиной». Между тем, если верить опубликованным выдержкам из конфиденциальных документов норвежского Центра детской и юношеской психиатрии, в котором Брейвик с матерью провели несколько недель в 1983 году, г-жа Беринг была «женщиной с чрезвычайно сложным воспитанием, структурой пограничной личности», которая «проецировала свои примитивные агрессивные и секусальные фантазии» на Брейвика.

На вопрос, простила ли мать Брейвика своего сына перед смертью, Кристенсен ответила: «Ваше дитя есть ваше дитя, в любом случае. Конечно, она любила его. Его ребенок был частью ее самой».

А будучи спрошенной о том, обвиняла ли себя Венке Беринг Брейвик в том, что натворил ее сын, журналистка ответил: «Нет, никогда». Зато обвиняла других. Но кого именн, Кристенсен уточнять не стала. «Я проследила всю жизнь матери Брейвика от колыбели до могилы. Я писала о ее чувствах и мыслях по поводу Андерса Беринга Брейвика, начиная с его детства. Эта история не умерла с ней, а продолжает существовать».