Виновник гибели 18 человек: «Ручной тормоз не применял — думал он не работает»

«МК» стали известны эксклюзивные подробности допроса Грачьи Арутюняна

10 сентября 2013 в 16:01, просмотров: 4635

Участник страшного ДТП под Подольском Грачья Арутюнян в понедельник признал свою вину в нарушении ПДД и дал первые показания. Напомним, что ранее допросить гражданина Армении не удавалось из-за его плохого самочувствия — по крайней мере, так объясняли нежелание подопечного общаться с правоохранителями его адвокаты. Беседа со следователем 9-го отдела СЧ ГСУ ГУ МВД России по Москве подполковником юстиции Станиславом Лагойко проходила в СИЗО №1 и длилась 2,5 часа. Арутюнян поведал, что КАМАЗ не реагировал на нажатие тормоза, и тогда он принял решение опрокинуть машину на перекрестке. «МК» ознакомился с протоколом допросом Арутюняна.

Виновник гибели 18 человек: «Ручной тормоз не применял — думал он не работает»
фото: Леонид Микуляк

На встрече со следователем Арутюнян держался спокойно и уверенно, и сразу же стал отвечать на вопросы. К слову, при даче показаний присутствовал адвокат Арутюняна и его переводчик.

- В России я нахожусь во второй раз, приехал в мае-июне 2013 года, - начал Грачья. - Хотел заработать на памятник умершему сыну Сероку. Думал, что займусь перевозками. Ведь мой водительский стаж - более 20 лет. Примерно столько же управляю большегрузными автомобилями, в том числе, КАМАЗами.

По словам арестанта, на вокзале его встретил знакомый по имени Мано, который отвез его в Мытищи и поселил в своей квартире. У Мано в собственности был КАМАЗ, он предложил земляку работу. Как объясняет Арутюнян, заказов было мало, поэтому через некоторое время он обратился к другому приятелю — Мосо - с просьбой о трудоустройстве. Тот жил в Троицке, и Арутюнян переехал к нему.

- Этот грузовик предоставил мне Мосо, - объяснял Арутюнян. - Сказал, что приобрел его подержанным примерно 2-3 года назад. Мосо также передал мне все документы. Когда заканчивался срок талона ГТО - не помню. Техобслуживанием автомобиля занимался Мосо, я лишь работал. А заказы мне предоставлял Мосо.

Ежедневно Мосо сообщал по телефону, куда надо прибыть, какой груз забрать и куда отвезти. КАМАЗ загружали сотрудники организации, работающие на карьере.

Вес загрузки, как сказал следователю Арутюнян, определял Мосо. Впрочем, Грачья уверяет, что знал технические характеристики КАМАЗа и мог контролировать степень его загрузки (между тем, как уже сообщал «МК», грузовик был перегружен на 2 с лишним тонны).

За время управления КАМАЗом Арутюнян каких-либо неисправностей не наблюдал. А 12 июля поменял масло в двигателе. Грачья особо подчеркнул, что перед каждой поездкой визуально осматривал грузовик, проверял шланги, уровень технических жидкостей...

Что касается непосредственно дня ДТП, то Арутюнян описал его так:

- В ночь на 13 июля Мосо сообщил, что есть заказ на перевозку щебня. Утром я поехал на КАМАЗе на карьер в подмосковную деревню Крекшино Наро-Фоминского района. Надо было загрузить примерно 9 кубов щебня и отвезти в Подольск. Вес груза я определял визуально, исходя из того, что ковш погрузчика за один раз насыпает около 3 кубометров. Соответственно, загрузил 3 ковша.

Далее, по словам Арутюняна, он повез щебень заказчику. Выехал на Киевское шоссе, направился в сторону Троицка, ехал 30-40 км в час. За это время он пересек несколько регулируемых и нерегулируемых перекрестков, при этом тормозные системы и рулевое управление работали исправно.

- Примерно за 100-150 метров до того перекрестка, где случилась авария, автомобили передо мной стали притормаживать, - рассказал Арутюнян.- Я также нажал на педаль тормоза, но автомобиль не затормаживался. Нажимал на педаль 3-4 раза, но машина так не замедляла движение, а лишь разгонялась, двигаясь под уклон. Ручной тормоз не применял, так как на КАМАЗе он пневматический, и я посчитал, что он тоже не работает. Двумя руками лишь вцепился в руль, пытаясь сохранить траекторию движения. Параллельно с этим стал нажимать на звуковой сигнал, чтобы привлечь внимание других водителей.

Увидев, что перед перекрестком машины остановились, Арутюнян принял решение вырулить на встречную полосу. Затем он планировал выехать на главную автодорогу и здесь уже опрокинуть КАМАЗ на правую сторону, повернув руль резко налево.

- Там достаточно места для опрокидывания, и к моменту подъезда к перекрестку участок дороги был свободен, - объяснил Грачья. - Когда КАМАЗ стал резко поворачивать налево, он стал заваливаться. И тут я увидел автобус, в этот момент произошло столкновение. Автобус я увидеть не мог раньше, так как обзорность закрывал жилой дом.

Обстоятельства всей этой трагедии так до конца не ясны. Каждое слово Арутюяна требует проверки, говорят следователи. Так, придется выяснить, действительно ли он не видел автобус из-за жилого дома. Кроме того, адвокаты настаивают, чтобы эксперты выяснили, была ли у Арутюняна возможность предотвратить столкновение.

- Грачья признался, что в данной ситуации неверно оценил дорожную обстановку, выехал на встречную полосу, - рассказали защитники подозреваемого. - Однако на принятие данного решения у него были доли секунды. Он выражает свои соболезнования родственникам погибших. Он понимает, что в любом случае не сможет загладить вину перед ними.

 



Партнеры