Земля! Не закрой моей крови

Вышла книга, посвященная подвигу узников Собибора

25 сентября 2013 в 20:32, просмотров: 3838

Скромная обложка книги «Полтора часа возмездия» (автор — юрист и писатель Лев Симкин) может не обратить на себя внимания читателя. Что же касается содержания (а это рассказ о восстании в концлагере Собибор, на одной из гитлеровских «фабрик смерти», предназначавшихся для «окончательного решения еврейского вопроса», о судьбе лейтенанта Александра Печерского, возглавившего восстание узников лагеря 14 октября 1943 года) — оно, я уверен, не оставит равнодушным никого.

Земля! Не закрой моей крови
Александр Аронович Печерский.

Впрочем, это не столько рассказ, сколько обращение — и к истории, и к нам, живущим сегодня. Это стремление досказать, а может быть, что-то сказать впервые о трагедии еврейского народа в годы Второй мировой войны.

Кто-то упрекнет: о какой недосказанности вы говорите? О преступлениях фашистов написаны тысячи книг! Не обижайтесь, но не все из них и мы с вами читали. Приведу грустный пример: когда я просил недавно у студентов журфака одного из вузов: «Вы знаете, что такое Освенцим?» — несколько человек смутились: «Нет, не знаем...» А о концлагере Собибор спрашивать я не решился.

В этой заметке я приведу лишь короткие выдержки из книги.

Переселение значит смерть

«...В марте 1942 года по специальному приказу Гиммлера был построен секретный концентрационный лагерь. Собибор был одной из трех «фабрик смерти» (еще Белжец и Треблинка), выстроенных на территории Польши в рамках государственной программы Третьего рейха, согласно которой предполагалось провести «переселение» (кодовое название убийства) большей части еврейского населения Европы...

Одновременно и в короткие сроки за полтора года существования этих лагерей в них было убито около 2 миллионов человек при относительно небольших затратах, участии самих узников в обслуживании процесса уничтожения и минимальном присутствии немецкого личного состава…»

Лагерем фашисты были довольны.

Гиммлер посетил Собибор в феврале 1943 года. «К его визиту тщательно готовились, в день приезда не было «обычных транспортов», в лагерь специально доставили триста молодых евреек-узниц из Люблина, дабы он мог наблюдать работу газовых камер. Бауэр (обершарфюрер СС, отвечавший за работу газовых камер…) объяснил это тем, что руководство лагеря хотело порадовать высокого гостя. Женщин на два дня (обычно газовые камеры работали «с колес», сразу по прибытии эшелона – Р.С.) заперли в специальном бараке, чтобы устроить с их участием спектакль для самого главного палача. Их специально провели мимо Гиммлера по «дороге в небеса». Гиммлер смотрел, как они раздевались, сдавали одежду и деньги, как их стригли, потом через окошко наблюдал за их мучениями в газовой камере».

Товарищ лейтенант

Мы привыкли говорить «подвиг Александра Матросова», «подвиг Николая Гастелло». Тех же, кто совершил подвиги в плену, до сих пор не очень знают. Александр Печерский — из этого списка. Выживший. Еврей.

«...На фронтах Великой Отечественной сражалось 23% всех советских евреев, тогда как по другим народам СССР вместе взятым эта цифра составляет в среднем 16%... До генералов дослужились 305 евреев, полторы сотни получили звание Героев Советского Союза».

Александр Аронович Печерский. В октябре 1943 года, когда он вошел в историю своим беспрецедентным подвигом, ему было 34 года.

«Если бы Печерский не появился там (в Собиборе), не поднял это восстание, не задумал бы все правильно, не просчитал все до мелочей, нас всех послали бы в газовые камеры, — утверждал впоследствии один из участников восстания Александр Вайцен».

Всего 22 дня пробыл Печерский в Собиборе.

«...План /восстания/ был прост и гениален. Холокост — это ведь не только миллионы погибших. Помимо бессмертной души у загубленных фашистами людей было имущество, отошедшее к палачам. Не только Третий рейх стремился к наживе, этой страсти были не чужды и его верные слуги — как раз на этом и сыграл Печерский. Кого-то подманивали кожаным пальто, кого-то мягкими сапогами».

«Начало осуществления плана побега было намечено на 15 часов 30 минут 14 октября 1943 года. Была перерезана связь, после чего начали уничтожать руководство лагеря. С этой целью мы немцев по очереди приглашали в пошивочную и сапожные мастерские якобы для примерки, где их убивали топором. Всего в день побега нами было убито 11 немцев».

«...Часть повстанцев прорвалась через лагерные ворота и бежала в юго-западном направлении, в сторону рощи. Другая группа пробила телами проход в ограждении к северу от ворот. Те, что бежали первыми, подорвались на минах. Появились убитые и раненые, своими телами они проложили дорогу через минное поле тем, кто бежал следом... Группа повстанцев, во главе которой был Александр Печерский, пробила брешь в ограждении лагеря возле жилых помещений эсэсовцев, где, как и предполагалось, мины не были заложены».

«...Из сопоставления всех свидетельств получается, что в рабочей команде (речь идет о живых узниках лагеря Собибор, работавших на разных работах - Р.С.) было около 600 человек. Четверть из них погибли от разрывов мин и пуль охраны. Еще четверть не смогли или не захотели бежать и были казнены вскоре после восстания. Половине удалось убежать… Томас Блатт считает, что убежали 320 человек, из которых были пойманы и казнены 170.

Осталось на свободе около полутора сотен беглецов. Что с ними стало? По некоторым данным, в убежищах и тайниках погибли, в основном от рук враждебно настроенного населения, 92 человека. Дожили до освобождения Красной Армией 53 собиборских узника...»

«Мы жили среди поляков, большинство которых были буквально зоологическими антисемитами» — это цитата из книги Залмана Градовского «В сердцевине ада. Записки, найденные в пепле возле печей Освенцима»...

«В ночь на 19 октября группе Печерского удалось переправиться через Западный Буг, а спустя еще три дня в районе Бреста присоединиться к советским партизанам…

Когда Печерский рассказал партизанам свою историю, ему поначалу не поверили... Потом Печерскому стали доверять и направили в диверсионную группу на подрыв эшелонов врага. Взрывником он был до лета 1944 года, когда его партизанский отряд соединился с Красной Армией.

...Печерского после проверки направили в 15-й отдельный штурмовой стрелковый батальон. Штурмбаты мало чем отличались от штрафбатов: и те и другие были предназначены для смертников... Печерскому повезло — он остался жив... Успел повоевать 12 дней. 20 августа ранен осколком мины в правое бедро»

После войны

Александр Аронович Печерский прожил до 1990 года. Он искренне отдавал себя делу сохранения памяти о Собиборе, выступал, общался с немногими выжившими его узниками.

«В 1945 году в Ростове-на-Дону, городе, где Александр Печерский рос и учился, небольшим тиражом вышла его брошюра «Восстание в Собибурском лагере». Это первая книга о восстании в нацистском концлагере, к тому же написанная его организатором. В тексте о лагере, где были одни только евреи и никого другого среди восставших и не могло быть, слово «еврей» не упомянуто ни разу...»

«Эта книга... также об антисемитизме, который, нравится нам это или нет (да, конечно, не нравится, но увы, увы!), лежит в основе европейского самосознания», — пишет в послесловии к труду Симкина Денис Драгунский.

Монумент в честь героя Собибора установлен не в России, а в Израиле, где он никогда не был (Печерского не выпускали за границу, не считая страшной «командировки» в концлагерь — он ведь был расположен на польской территории).

Прочтите по возможности эту книгу.

Подумайте о тех, кто шел в газовые камеры. И о тех, кто их туда вел. О той роли, которую может сыграть в истории личность: тиран, захвативший власть, презревший право человека на жизнь, и узник, способный поднять голову и победить зло.

14 октября исполняется 70 лет со дня восстания в концлагере Собибор.

P.S. В заголовке заметки — слова, высеченные на мемориальных плитах на месте стертого с лица земли лагеря смерти Собибор.



Партнеры