Тайны троллинга: как нанимают виртуальных киллеров для политических убийств

Интернет-наемник дал откровенное интервью «МК»

17 ноября 2013 в 16:26, просмотров: 33039

Третья мировая война будет не ядерная, не «холодная», а... троллинговая. И она уже, похоже, началась. Армии троллей со стороны России и США бьются на просторах Интернета. За людские души. За наш с вами разум. За наши мысли и чувства. А еще троллинг в России стал практически новым способом убийства своих же граждан. Убийством более изощренным и жестоким, чем обычное. Виртуальные киллеры сделают так, что вы до конца своих дней будете униженными и всеми презираемыми. Ни за что. И никто сегодня не гарантирует вам, что вы не окажетесь в числе тех, кого «заказали». Потому что закона, защищающего от троллей, в России пока нет.

Как порядочные люди превращаются в троллей? Кто «играет на дудочке», под которую «пляшут»? И какими интернет-сетями они нас ловят? Об этом — в расследовании спецкора «МК».

Тайны троллинга: как нанимают виртуальных киллеров для политических убийств
фото: PhotoXPress

Глоссарий «МК»:

Тролль — анонимный интернет-провокатор, человек, который намеренно публикует сообщения и комментарии определенного рода.

Троллинг — дискредитации кого-то или чего-то на просторах Интернета. Сами тролли делят его на толстый (неприкрытый, грубый) и тонкий (когда понять, что пишет не реальный пользователь, сложно).

Антитроллинг — «отбивка» нападок троллей.

Блогер — человек, ведущий сетевой журнал журналиста.

Пост — сообщение, размещенное в социальной сети, в блоге.

Коммент — сокращенное от «комментарий», используется в речи интернет-пользователей.

 

«Госпожа Валерия накажет»

Передо мной документы, которые не должны были увидеть свет никогда. Полный отчет о работе группы троллей накануне последних президентских выборов. Как я потом выяснила, людям, которые его готовили, запрещалось выносить из офиса любую технику — ноутбуки, мобильники, флешки. Чтобы они, не дай бог, чего-нибудь не скопировали. После окончания выборов всю базу данных должны были уничтожить. Но любая система дает сбой, и по случайности (а может, и злому умыслу) этот отчет сохранился.

Изучаю его, и волосы встают дыбом. Тысячи комментариев, посты, в том числе от имени известных людей. А вот картинки, которые мы все так любили лайкать в Фейсбуке и ВКонтакте... Многие из них я отлично запомнила. Скажем, вот эти — на одной Навальный сравнивается с Гитлером, на другой отдает честь на фоне американского флага, и надпись: «А ты возьмешь под козырек?». Или вот Немцов трогает Чирикову за грудь. М-да. Видимо, для троллей Борис Ефимович — секс-символ: на следующей картинке он уже голый перед Новодворской в бюстгальтере. Внизу большими буквами: «Госпожа Валерия накажет, если не придешь на выборы».

Листаю дальше. Картинка, на которой машины с рулонами туалетной бумаги и надпись: «Подотрись белой ленточкой, не дай Госдепу США расшатать страну». Ух!! Тут же есть моя любимая — на которой мультяшный кот в сапогах из «Шрэка» с огромными глазами трогательно спрашивает: «Женя, мы тебе больше не интересны?» И подпись — «твои жители леса» (помните, это было после акции в защиту Химкинского леса).

А вот все вместе — Новодворская, Зюганов, Прохоров, Навальный, Явлинский, Немцов, Чирикова и ожидаемый слоган: «Мы такие разные, но платят нам из одного кармана». Помню, когда в первый раз увидела эту картинку на Фейсбуке (ее тут же стали активно постить тысячи людей), испытала чувство отвращения. Подумала — кому пришло в голову всех оппозиционеров вот так под одну гребенку?

И выходит, все это дело рук троллей?! Все это было заказано и проплачено?! Те, кто готовил отчет, явно преследовали цель показать заказчику, что трудились денно и нощно. Десятки таблиц, тяжеленные, по 100 мегабайт, вордовские файлы. В отчете есть имена, ники, пароли, ссылки, многие из которых до сих пор действующие, и по ним легко зайти. Одним словом, полный комплект! Но больше всего тут скринпринтов (снимков экрана). На них комментарии обведены в кружок или отмечены стрелочками — «вот это моя работа» как бы говорит конкретный тролль. Если судить только по одному отчету, кажется, что всю активность накануне президентских выборов в Интернете создавали только они.

Вот только один файл под названием «Управление дискуссиями в Интернете 23 января». И дальше перечисление, на каких ресурсах работали тролли и что это было. Цитирую: «Критика и осуждение видеоматериалов и конкурсов Навального — 15 постов. Дискредитация роли Прохорова на политической арене — 24. Игра на противоречиях в оппозиционных мнениях — 14. Обсуждение недостоверной информации о «сгонах» сотрудников на Поклонную гору — 19. Выражение недовольства и высмеивания фактов сбора денег на митинг — 10...» Это было опубликовано только на одном ресурсе ЖЖ. А вот отчет с «мэйл.ру» за этот же день: «Осуждение Канделаки, поддержавшей оппозицию, дискредитация оппозиции, — 15...» Тролли, судя по отчетам, использовали не только социальные сети, но и ресурсы серьезных газет, автомобильные сайты, порталы для женщин и для дома и кучу всего другого.

«Мы чувствовали себя агентами»

Несколько месяцев я пыталась найти хотя бы кого-то из той команды троллей. Надеялась, что не все они свои троллерские аккаунты уничтожили, что «живы» хоть какие-то зарегистрированные на них электронные адреса. Пару раз мне удалось связаться с троллем, но он тут же снова терялся на просторах Интернета. И вот наконец удача. Мы сидим в кафе. На вид милый молодой человек, только взгляд у него дерзкий.

— Я согласился встретиться с вами только потому, что завязал со всем этим, — говорит Максим.

Я показываю ему тот самый отчет на ноутбуке. Его от одного вида этих файлов прямо перекорежило. Все это ему до боли знакомо.

— Не надо, закройте. Чего я там не видел?! Откуда у вас отчет?

— Случайность.

— Не верю. Мы когда только начали всем этим заниматься, то каждый получил по новенькому ноутбуку, мобильнику с номером для работы. И выносить их, а также флешки и любые другие носители информации за пределы запрещалось. В офис мы приходили совершенно пустыми — ну, в плане, что никакой техники с собой.

— У вас был целый офис?

— Это громко сказано. Снимали помещение возле метро «Пролетарская». Мы чувствовали себя какими-то агентами, что поначалу казалось даже забавным. Все сменили имена и называли друг друга только по-новому. В офисе старались разговаривать по минимуму, а так в основном переписывались по Скайпу, поскольку считали, что он более защищен.

— Зачем такая секретность?

— Потому что все понимали: на биографии эта работа хорошо не отразится. Кто возьмет бывшего тролля на службу? Вряд ли его будут воспринимать как нормального журналиста. А среди нас было много репортеров, некогда работавших в крупных изданиях. Был один парень, журналист с очень ярким именем, и его бы точно все запомнили. Потому он назвался Роман.

— На чьей стороне вы были?

— Родины. (Смеется.) В наши задачи входили поддержка компании Путина и отбивка госдеповских троллей.

— У них есть свои тролли?

— Конечно. Причем набирают они их вполне легально. На сайте «Хэд\хантер» выкладывалась вакансия, типа «работа в американском посольстве». Уточнялось, что нужен человек, который будет заниматься анализом информации в Интернете. И стоит это 50 тысяч. Требования были на самом деле минимальные там. И мы все понимали, что за этой вакансией скрывается именно…

— Тролль?

— Да. Кто такой тролль? Это название ведь не от мифического персонажа пошло. Есть глагол to troll, означающий в том числе «отпор давать». И тролли — это те, кто информационную войну проводит. Эта известная за рубежом технология в Россию пришла недавно, и потому мы многое делали на ощупь.

— Так кто все-таки выступал вашим заказчиком?

— Никто не видел в глаза босса. Это был некий Он — великий и ужасный заказчик. Под ним суровая женщина, про которую тоже мало что известно. Она работала непосредственно с парнем, организовавшим нашу группу. А вот его уже мы все прекрасно знали, собственно, фактически он и был боссом. Очень опытный, хоть и молодой (нет и 30 лет). Участвовал во всех последних избирательных кампаниях. У него глаза больные, руки дрожат… Ночами не спит, работает с этими проектами. Когда по Скайпу говорил, каждые 2–3 минуты повторял как заведенный: «Ну как там?! Сдаем-сдаем… отчет-отчет…»

— Тролли разных сторон знают друг друга в лицо?

— Многие. Часто тролли переходят из одной команды в другую. Обычно из американской в нашу, потому что тут больше платят.

— И сколько ты получал?

— 500 баксов в неделю. Деньги привозили в воскресенье, когда закрывали финальный отчет за неделю. Было очень весело, потому что это ведь американский антитроллинг, но привозят в зеленых, а не в рублях! Мы всегда шутили по этому поводу.

— Получается в месяц по 60 тысяч рублей…

— Так точно. Это больше, чем 50 тысяч, и ты работаешь на родину. А те, кто нес больше ответственности, получали больше. Вот зарплата того же Романа переваливала за 100 тысяч.

— Чем он занимался?

— Вот представьте: он утром просыпается, штудирует все сайты (и особенно нашистов, «Росмолодежь» и т.д., что может быть интересно оппозиции) и примерно понимает, какая сегодня главная тема дня. Кого мы сегодня обсуждаем. Скажем, Путин указ издал или Навальный что-то сделал. И дальше он раздавал задания — кто и на каких ресурсах пишет комментарии, какого рода.

— Конкретный пример можете привести?

— Вот Кристина Потупчик часто писала что-то вроде: «Владимир Владимирович лучший мужчина на свете». Тут же на нее начинали нападать оппозиционные тролли. Писали что-то вроде: «Да ты дура, шлюха». А наша задача была дать им ответ — «Неправда! Кристина замечательная!»

Куш для тролля

— Роман был ответственным еще и за крупные аналитические статьи, готовил к ним комментарии. Он также вел блоги. Купленные блоги.

— Перекупали блоги у известных людей?

— Не всегда. Задача была не в том, чтобы они были известные, а в том, чтобы у них страницы долго существовали. Чтоб были какие-то подписчики. Условно говоря: ты сама, когда видишь комменты в ЖЖ, ведь наверняка думаешь — а что за чувак их оставил? Ты заходишь к нему на страницу и видишь, что он уже 5 лет ЖЖ ведет. И ты ни за что не подумаешь, что уже год как ведет его совершенно другой человек.

На одном тролле висело несколько доменов. Было прикольно вести страницы то от имени пенсионера-инженера, то студентки, то успешного предпринимателя, то веселого машиниста поезда. Реально вживаешься в роль, как актеры в театре. Главное, не запутаться, чтобы у тебя нечаянно школьница не стала ругаться матом, как сантехник. Но всякое бывало. (Смеется.)

— Использовали чаще всего именно ЖЖ?

— Нет. Много аккаунтов было ВКонтакте, в Фейсбуке, блоги на «Слоне», на «Эхе Москвы»... Все те места, где тусуется оппозиция. И задача была — отбить ее нападки. В конце вечера, когда уже куча комментариев опубликована, делали анализ. К примеру, «сегодня была только война троллей».

— Такое бывает?

— Конечно. И не то важно, чтобы одни тролли отбили других. Главной целью были реальные посетители — мы должны были изменить их мнение. Вот человек, который не любил Путина, зашел на сайт, поучаствовал в дискуссии, думая, что он спорит с такими же свободными людьми, как сам. И он в конце концов приходит к мнению, что Путин классный. Все, сработало! Цель достигнута! Победил тролль, который был за Путина. Если же человек, напротив, укрепился в своей мысли, что Путин не прав во всем, то победили госдеповские тролли.

— Война за людские души?

— Типа того. На самом деле это интересно даже. Переманить человека на свою сторону не так просто. С разными людьми все работает по-разному. Были комментарии очень умные, нужно было рассуждать, приводить аргументы серьезные. Другим достаточно какую-нибудь картинку увидеть, где написано, что Немцов продажный американский придурок, — и всё, они так и будут считать. Те, у кого нет своего мнения, часто ориентируются на большинство. И если под постом 90% комментариев говорят, что нынешняя власть — это благо или, наоборот, зло, он автоматически принимает это как данность.

— Сколько комментариев ты обычно оставлял?

— По-разному. Все зависело от тем, от заданий. В дневную смену бывало по сотне, в ночную меньше — по 30–50. Кстати, часто мы сами резко обрываем дискуссию, потому что смысла битвы нет — она чисто между троллями. Такие бесполезные войны случались несколько раз в неделю.

— А помимо постов и комментариев что использовали тролли в этой войне?

— Демотиваторы. Так называют картинки с подписями. О, как их любят интернет-пользователи! Почти все наши демотиваторы имели бешеный успех. Наверняка помнишь тот, где события на Болотной связываются с фильмом-катастрофой «Послезавтра». Мы не заморачивались особенно и использовали стандартные ходы. Что людей больше всего цепляет? Голые сиськи-жопы, уж извините за откровенность.

— Кто занимался картинкой?

— Часто это был мозговой штурм. У одного родилась идея, другой придумал, как ее оформить, третий — какую подпись сделать посмешнее. Если получилось очень удачно, то авторы получали бонусы. Премию. Чем больший успех она имела в Интернете, тем больший куш срывал тролль.

Как изменить ваше мнение? В два счета!

— А как узнать тролля? Как вообще вы друг друга отличали?

— Когда ты много раз их читаешь, узнаешь с ходу. Я захожу на любое видео в ютубе, вижу комментарии, и сразу понятно — это не человек, а вот это человек. Хочешь — прямо сейчас заходи в Интернет. Смотри — это тролль. Отличительные признаки — когда написано «кэпс локом» (большими буквами. — Авт.) и с кучей восклицательных знаков. И типичные выражения — «Пидор, вали из России».

— Не только политики могут стать жертвами троллей?

— Конечно. Вот ты если статью решишься эту написать (чего я тебе не советую), у тебя большинство комментариев будут от троллей. Будут писать, что это чушь собачья, а ты дура набитая, сказочница. Никому не выгодно, чтобы о троллях знали, особенно самим же троллям.

— Кого троллили за последнее время?

— Да огромное количество людей. Был заказ на одного известного режиссера. Давай зайдем в Ютубе на видео. Смотри, сколько комментариев к его фильмам типа этого: «Гимнюк. Сын гимнюка».

— Тролль?

— Тролль. Фразы тупо обидные и неаргументированные. Это работает почти в 100% случаев. И так на всех сайтах, где интервью, где новости о его фильмах. И человек, зайдя на одну страницу, на другую, видя, что там пишут про этого режиссера, начинает думать, что общество его не любит. «А я же тоже общество. Значит, и я не буду любить его». Это стадный эффект. Вот если ты будешь приходить каждый день в это кафе и слышать, что вон тот официант ужасный, ты станешь так думать. Только если ты образованный, умный человек, ты задашься вопросом — почему такое мнение? И только если ты при этом еще и не ленивая, ты пойдешь пообщаешься с этим официантом и сделаешь свой собственный вывод. Но большинство людей живут по принципу: «Пастернака не читал, но осуждаю».

Среди моих друзей много жертв троллинга, которые говорят про какого-то актера: «Он меня раздражает». Спрашиваешь: «А ты видел его последний фильм? Что именно в нем не нравится?» — «Да я даже смотреть его фильмы не хочу». — «На чем тогда основывается твое мнение?» — «Ну, все его не любят». Тролли отлично поработали!

— А кому это надо?

— Это чаще всего личные счеты. В отличие от политических троллингов здесь людьми руководит месть, зависть. Вот представь, тебя кто-то бесит. Если даже у тебя есть доступ в эфир и ты сможешь там говорить, что он бездарность, это не сработает. Можно было бы заплатить деньги реальному убийце, это было бы дешевле и проще. Но «убить» его вот так, с помощью троллей, — это извращеннее и намного хуже. Потому что при жизни твой враг будет уничтожен, раздавлен, унижен. Это жуткая месть. И никто (!) от виртуальных киллеров не защищен.

— И законами в том числе…

— Никаких законодательных документов, запрещающих подобное, в России нет. Как нет самого понятия «троллинг». И власти то ли не понимают, то ли не хотят понимать, что в Интернете бродят информационные вирусы, которые общество принимает за чистую монету. Еще ужаснее, что многие, даже умные люди не хотят докапываться до истины и многое с лету принимают на веру. Когда я слышу фразы типа: «Как можно изменить мнение человека?» — мне становится смешно. Да прекрасно его можно изменить! В два счета!

— Сколько в Москве троллей?

— В момент президентских и мэрских выборов было команд 10, и в каждой не меньше 15 человек. Многие кочуют. В каком-то регионе выборы? Все туда. Акция закончится — все свободны. Потом уже могут быть индивидуальные заказы, к примеру, троллить такой-то крупный государственный проект (и как всегда — одна команда на него нападет, другая защищает).

— Оппозиционные тролли действуют по тем же схемам?

— Конечно, все работают одними и теми же методами.

— Получается так. Вы любите Навального? Тогда вы жертва троллей. Вы не любите Навального? И в этом случае вы тоже жертва троллей.

— Именно. И от этого противно. И стыдно. И за себя, и за всех людей, которые бездумно лайкают комментарии и посты таких, как я…



Партнеры