Датская жестокость

Зоопарк Копенгагена не понесет ответственности за убийство животного

10 февраля 2014 в 19:13, просмотров: 6271

Громким скандалом закончилось воплощение в жизнь весьма спорного решения руководства Копенгагенского зоопарка. Напомним: накануне там из пневматического пистолета для гвоздей был убит полуторагодовалый жираф Мариус. Возмущение этим поступком зоологов во всем мире было настолько велико, что, как стало известно «МК», на свет родилась инициатива исключить датский зверинец из Европейской ассоциации зоопарков. Однако этого не произойдет: формально зоопарк ни в чем не виноват.

Датская жестокость
фото: Геннадий Черкасов

Напомним, как развивались события. Мариус имел несчастье появиться на свет путем инбридинга (среди людей это называют инцестом — когда ребенок рождается, например, от любовной связи брата и сестры). За жизнь животного боролись и правозащитники животного мира, и просто сочувствующие судьбе жирафа датчане. В короткие сроки было собрано 20 тысяч подписей-просьб. Взять обреченного зверя были готовы как минимум два зоопарка. 500 тысяч евро отступных предложил сердобольный бизнесмен... Однако, несмотря на все это, жирафа убили. И расчленили на глазах у публики, с малолетними детьми в первых рядах. И накормили мясом львов и тигров (вес убитого жирафа 550 кг). Кстати, именно подобным целевым использованием было объяснено то, что жирафа пристрелили гвоздебоем: мол, в мясо бы проникли остатки лекарств — и оно для пищи стало бы непригодным.

Как сообщает датская газета Politiken, в зоопарке собралась огромная толпа людей, так что прорваться в первый ряд тех, кто пожелал присутствовать при разделке туши, было практически невозможно. Однако упрекнуть руководство администрации зоопарка в специальной организации «публичной казни» вроде бы нельзя — все происходило за стеной одного из сараев: обычно это место скрыто от глаз публики. Все, кто пришел, сделали это добровольно — среди присутствовавших было несколько студентов-ветеринаров, которым процесс интересен с научной точки зрения.

Датский журналист Флеминг Роуз, с которым побеседовал «МК», рассказал о происшедшем с точки зрения местного наблюдателя:

— Возникло недопонимание между публикой и администрацией зоопарка — это ведь не просто убийство, а уничтожение животного по конкретной причине. В зоопарках, с которыми существовал договор о возможной передаче животного, жирафы такого вида уже есть, поэтому его не могли отдать: произошло бы вырождение. Это был самец, а в Копенгагене уже есть один — если бы его оставили, то более старший жираф попросту сам убил бы младшего.

— Значит, можно говорить о порицании только с морально-этической точки зрения? И как общество отреагировало на то, что тушу разделали на глазах публики?

— Если рассуждать с определенной точки зрения, то сотрудники зоопарка и действовали в соответствии с моралью: ведь убийство было быстрым, а в противном случае жираф погиб бы от конфликта со старшим товарищем. Что же касается разделки туши, то я не знаю, почему так получилось.

«МК» удалось связаться с представителями Европейской ассоциации зоопарков, где еще раз подтвердили законность инцидента:

— К сожалению, иногда приходится жертвовать некоторыми особями ради будущего сохранения популяции. Такое происходит редко, очень редко — если того требует ситуация и другого варианта не существует.

— Уничтожение таких животных действительно легально?

— Если бы такой ход развития событий не был предусмотрен Европейской ассоциацией зоопарков, то руководители бы так не поступили. Да, это легально.

— Но почему разделка туши происходила на глазах посетителей?

— Предусматривается, что за разделкой туши мертвого животного может наблюдать любой желающий — это позволяет людям лучше узнать анатомию, значит, туша может послужить образованию и науке.

А вот мнение зоолога отдела млекопитающих Московского зоопарка Екатерины МОРОЗОВОЙ:

— Случай, конечно, неоднозначный. Сразу оговорюсь: в Московском зоопарке эвтаназия не практикуется, за исключением случаев, когда животное тяжело болеет и страдает от этого. Не говоря уже о забое с целью использования мяса для корма другим особям. Мы, напротив, всячески пытаемся пристроить «лишнего» питомца, ищем деньги на перевозку, она ведь очень затратна. Нас спрашивают: зачем мы содержим, допустим, старых животных, не блещущих внешним лоском? Ну как зачем? Это животный мир, там обитают не только особи в самом расцвете сил, но и старые и больные. Люди должны понимать это, и в силах зоопарка показать это наглядно. Однако мы не датчане. У них более рациональное и пользовательское отношение к животным, нежели у нас. То, что на глазах детей разделывали умерщвленное животное, тоже не ново: предполагается, что дети с младых ногтей должны спокойно относиться к таким вещам.

Конечно, существуют правила, согласно которым необходимо сохранение генетической чистоты коллекции зоопарков. И гибридное потомство, и потомство, полученное путем инбридинга, к размножению не допускается. Но ведь наш жираф Самсон, любимец публики, гибрид. Да, возможно его вольер не такой большой, но он жив — и это самое главное....



Партнеры