Павшие за родину и мясокомбинат

Не париться и поставить памятник с краю?

27 марта 2014 в 15:41, просмотров: 17381
Павшие за родину и мясокомбинат
фото: PhotoXPress

У меня вопрос про тех, кто пал за Родину.

Их подвиг бессмертен, это понятно. Где погибло много людей, должны стоять памятники. Но если павших было не просто много, а очень много. Так много, что их останки закопаны в земле размером с футбольное поле. Что мы, потомки, должны сейчас с этим полем сделать?

Огородить и превратить в мемориал?

Провести раскопки и попытаться установить пофамильно тех, кто там лежит?

Или не париться и просто поставить с краю монумент посолиднее — мол, помним. А само поле пустить в оборот под бизнес, жилье, магазины — ведь жизнь продолжается?

В быту эта задача решается по третьему варианту. Деловые люди — а во власти у нас всегда деловые люди — говорят: «Вся Россия стоит на костях, вспомните историю, что же нам не строить теперь ничего?»

И в чем-то они правы. Россия и правда стоит на костях. Взять город Вязьму. Осень 41-го, наступление немцев, Вяземский котел и сотни тысяч пропавших без вестей, о которых родные так и не знали, где они погибли и где лежат.

Если бы Вязьмой не занялись энтузиасты-поисковики, все так бы и осталось. Но поисковики выяснили, что на территории Вяземского мясокомбината находился концлагерь для наших военнопленных и там зарыты останки примерно 80 тысяч человек, четыре стометровых рва, а в архивах ФСБ есть документы, где указаны фамилии части из них — 4,5 тысячи, поэтому можно пытаться найти родных. И поисковики нашли человек двести — сыновей, дочерей, внуков, сестер и братьев.

Эти родные стали приезжать в Вязьму, но на мясокомбинат их не пускали, частная собственность, и они жались у бетонного забора, клали цветы и приклеивали фотографии.

Им очень хотелось, чтоб бывший концлагерь превратился в мемориал. Они даже создали общественную организацию «Вяземский мемориал». Им виделось торжественное поле. Размечены рвы, стоят камни с фамилиями, и между ними не валяются отбросы мясного производства.

Но такой красоты им обеспечить никто не мог — ни администрация Вязьмы, ни комитет «Подбеда», ни Минобороны, ни депутаты Госдумы. Лет семь они всем писали и все их отсылали.

И вдруг сейчас дело сдвинулось!

Такого мемориала, как мечталось, правда, не будет, но мясокомбинат отодвинет свой забор, освободится примерно 1,5 га земли, и там поставят бронзовый памятник военнопленному. Занимается этим папа министра Мединского Ростислав Игнатьевич, от Российского военно-исторического общества. Он уже съездил в Вязьму с кем-то из поисковиков, посмотрел, деньги выделены, хотят успеть к 9 Мая.

И вот тут встает тот самый вопрос о памяти павших. Сколько ей требуется земли?

По данным архивов и свидетельствам местных жителей, останки советских военных в Вязьме массово захоронены на территории примерно 4 га — это только возле мясокомбината и под соседствующими с ним огородами. Кроме того, огромные захоронения возле лазарета №1 на Красноармейском шоссе, возле лазарета №2 — там сейчас завод, делают шампуни, и лазарета №3 по улице Репина вдоль сквера Савицкой.

Все это святые и страшные места, пропитанные кровью павших за Родину. Их никогда не исследовали — хотя там можно найти жетоны и документы — и не собираются исследовать. Памятник у мясокомбината будет, и достаточно. На сквере Савицкой уже ведут благоустройство, роют котлован под торговый центр. Развитие городской инфраструктуры требует площадей, жизнь продолжается.

Но какая-то она все же неправильная — такая жизнь.



Партнеры