Самый добрый зверский папа

Четвероногие обитатели Московского зоопарка оплакивают своего наставника

11 апреля 2014 в 17:50, просмотров: 3035

На прошлой неделе ушел из жизни друг «МК», заведующий отделом млекопитающих Московского зоопарка Евгений Давыдов. Ему было 66 лет, и 48 из них он посвятил работе с животными в зоосаде. На протяжении многих лет Евгений Степанович делился с нашими корреспондентами удивительными историями из жизни своих питомцев. Большинство заметок о зоопарке в «МК» были написаны с его помощью. Давыдов был прекрасным рассказчиком, любил зверей и людей, и все отвечали ему взаимностью. Сегодня в память о Евгении Степановиче мы публикуем самые интересные рассказы, которые он поведал «МК».

Самый добрый зверский папа
фото: Владимир Романовский

Как винторогий козел в гости прыгал

Есть такое место в зоосаде — Турья горка, скала, где обитают редкие копытные. Разделена она на три сектора: в одном живут винторогие козлы, а в двух других — дагестанские туры. Время от времени эти питомцы выделывают такие фортеля, что заставляют сотрудников в недоумении чесать затылок. Больше всего беспокойства доставляет взрослый винторогий козел, по праву считающий себя вожаком. Приехал в столицу он из зоопарка в Таллине. Однажды в молодости этот козел разбушевался так, что сломал себе один рог и, возомнив себя единорогом, стал активно прокладывать путь к славе. Своими безумными выходками рогатый зверь ставит на уши весь зоопарк. Самая большая забава для него — сигануть через высоченную ограду в гости к дагестанским турам. Сначала при виде летящего откуда-то с неба соседа с выпученными глазами туры испуганно прятались по углам, теперь же, завидев сумасброда, кидаются уже на него с рогами наперевес: нечего злоупотреблять гостеприимством. Но это еще цветочки — несколько лет назад в поисках острых ощущений козел в очередной раз решил поупражняться в прыжках в высоту. Порыл копытом землю, разбежался как следует и прыгнул — на этот раз в соседний вольер, где обитали безобидные птички. Счастливо приземлиться ему помешала сетка, натянутая на высоте нескольких метров. На ужасающие вопли козла сбежалось ползоопарка — и посетители, и сотрудники. Еле спасли тогда! Впрочем, досадная оплошность не умерила пыл рогатого сумасброда. Дружеские набеги безумный козел совершает и по сей день. И зоологи, и соседи уже махнули на него — кто рукой, а кто копытом.

Зачем слонам педикюр

В природе слоны очень много бегают, благодаря чему держат подошвы своих ног в хорошей форме. Ленивый образ жизни им строго противопоказан, ведь тогда копыта в буквальном смысле отрастут, создав эффект «ботинок на платформе». Вот только «платформа» эта будет такая неровная, что причинит боль при ходьбе. Чтобы подошва у этих животных стачивалась как следует, во внутренних помещениях их «апартаментов» оборудовали специальное напольное покрытие, напоминающее наждачную бумагу. Но и этого недостаточно, поэтому периодически копыта зверей все же нуждаются в самом настоящем педикюре. Осуществление этой манипуляции требует куда больших усилий, чем в обычных салонах красоты. Зоологи разработали целую программу, в ходе которой учат гигантских животных не бояться необходимых процедур. Эта дрессировка совсем не похожа на ту, которая применяется в цирке, ведь цель занятий — хорошее самочувствие учеников. Если вдруг слон что-то сделал неправильно, его никогда за это не накажут. Но и угощения не дадут. Со временем клиент с хоботом понимает, за какое действие его угостят яблочком, и с радостью это действие выполняет.

Слоновий педикюр выглядит так. Питомец поворачивается спиной к маленькому окошку в соседнее помещение, за которым сидит специалист, и просовывает в эту дыру ногу. Сотрудник уже наготове — отшлифовывает огромную пятку специальной машинкой, подравнивает ногти, а затем наносит увлажняющий и смягчающий лосьоны. Вся процедура занимает минут десять–пятнадцать. И это огромная заслуга зоологов, если животное может выдержать в неудобном положении нужное время — ведь стоять на трех ногах никому не по душе.

Как в зоопарке баюкают медведей

Это в природе медведи сами решают, когда им впадать в спячку, а в зоопарке — строжайший постельный режим. С приближением холодов зоологи с каждым днем уменьшают косолапым количество корма и воды. Тем самым мишкам дают понять, что пора засыпать. В один прекрасный день они уходят во внутреннее помещение и поудобнее устраиваются в уютных клетках, куда зоологи накидывают сено. Их самая удобная поза для сна — прислонившись спиной к стене и положив лапы на бедра. Берлога погружается в сонное царство, а зоологи периодически заглядывают к своим питомцам с фонариком, чтобы убедиться, что сон их крепок. Топтыгины, как никто другой, чутко реагируют на любые изменения в погоде. Поэтому, когда тает снег, они начинают ворочаться. Сотрудники подмечают это и подкладывают в вольер немного яблок. Вкусный запах привлекает животных, они в полудреме пережевывают угощение, но окончательно не просыпаются. Чтобы сонные питомцы постепенно набирались сил, их начинают подкармливать — сначала фруктами, красной рыбкой. Потом уже и более серьезной пищей — по батону черного хлеба и 1,5 кг рисовой каши ежедневно. Однако на улицу мишек выпускают не сразу, а ждут, когда окончательно сойдет снег и земля чуть-чуть прогреется. Тогда уже косолапые вылезают на солнышко и приветствуют посетителей.

Зачем зоологи гладят Самсона

Каждый год с наступлением холодов жирафа Самсона перестают выпускать в уличный вольер, и он зимует в теплом помещении. Публика туда заходит редко, и практически целый день животное проводит в одиночестве. Отсутствие общения на Самсоне сказывается плохо. Жираф, привыкший сутки напролет развлекаться с гостями зоосада, с грустным видом слоняется из одного конца вольера в другой. Чтобы питомец не очень скучал зимой, сотрудники зоопарка каждый день стараются его развлекать. Они подолгу разговаривают с Самсоном, гладят и чешут его. В знак благодарности жираф ласково поглаживает зоологов головой. Специалисты и рады бы выпускать питомца на прогулку, поскольку московские холода ему не страшны. Но зимой в уличном вольере Самсона бывает очень скользко, и у жирафа на льду просто разъезжаются копыта. Зато как только земля прогревается, жирафа выпускают на свежий воздух — и он снова купается в лучах славы.

Как страус влюбился в зебру

Шесть лет назад в зоопарке случилась курьезная история. К зебрам и жирафам на новой территории подселили африканского страуса. Соседей разделяла перегородка. Поначалу сильная птица просто наблюдала за грациозными животными, а однажды перескочила ограду и стала ходить вокруг зебры и ласково заглядывать той в глаза. Такое ухаживание стало регулярным: страус выбирался из своего загончика и начинал ходить за зеброй по пятам. Когда же полосатая соседка останавливалась, прижимался к ней и застывал. Чаще всего зебра не обращала внимания на странного кавалера, но иногда выходила из себя и возмущенно брыкалась. Жирафы, завидя назойливую птицу, сразу пускались в бега. Зоологи этим ухаживаниям не препятствовали: вреда они не наносили, а о неприличном мезальянсе не могло быть и речи. Да и ухаживания вскоре прекратились по весьма печальной причине — страус погиб.

Почему самую добрую тигрицу зовут Мегера

Этот случай в свое время в очередной раз подтвердил, как переменчивы женщины. Даже если это дикие кошки. Много лет назад в зоопарк прибыли две тигрицы. Одна любила попроказничать и попугать зоологов, выпрыгнув со звериным рыком из темного угла. За это и получила кличку Мегера. Другая самка — ласковая и робкая, ластилась к зоологам и вела себя паинькой, ее назвали Сударушка. Через несколько лет они обзавелись детенышами и… поменялись характерами как по мановению волшебной палочки. Мегера сразу подобрела, а Сударушка стала злой. Это отразилось и на людях, и на их собственных малышах. Когда им давали еду, Мегера сначала позволяла кушать детишкам, а потом ела сама, Сударушка, наоборот, кормила крошек остатками. Поэтому детки одной всегда были упитанные и круглые, как шарики, а второй — худенькие и маленькие. С тех пор зоологи бывшую злюку называли исключительно Мегерушкой и всячески ей потакали. Еще бы, нечасто встретишь хищницу, которая мурлыкает, словно кошка, когда ее чешешь за ухом.

Благодаря Евгению Давыдову истории о животных зоопарка становились московскими легендами. Он умел подмечать любые изменения в поведении и настроении четвероногих питомцев, понимал их характер, мог найти подход к любому зверю. Евгений Степанович буквально жил зоопарком, Пресня была его вторым домом, а животные — семьей. Он мог говорить о своих подопечных в любое время и в любом месте, причем говорить так, что нужно было только расставить знаки препинания — и можно отправлять в печать. Евгений Степанович всегда находил время пообщаться со своими любимцами — слонами: завидев знакомую фигуру, гиганты растопыривали уши и радостно бежали навстречу. Но сегодня они напрасно ждут, когда откроется дверь и любимый друг крикнет: «Ребята, подъем!». За два дня до того, как у зоолога остановилось сердце, он дал большое интервью для документального фильма, которое закончил так: «Я всей душой пророс в это место, в этот зоопарк, и хотел бы оставаться здесь, пока я буду жив». Нам очень жаль, что отпущенного ему времени оказалось так мало.



Партнеры