Мизулина требует запретить делать ЭКО одиноким

Депутаты Госдумы намерены ввести ряд серьезных ужесточений в закон, регламентирующий суррогатное материнство

24 апреля 2014 в 19:16, просмотров: 20233

Под прицелом Комитета семьи, женщин и детей оказалось суррогатное материнство. Елена Мизулина представила на обсуждение свои варианты поправок в федеральный закон. При этом депутат не скрывала, что, готовя их, руководствовалась в первую очередь морально-нравственными принципами. Так это или нет, но многочисленные эксперты уверены, что если данные поправки (логичнее было бы их назвать — запреты) вступят в силу — стать родителями с помощью суррогатной матери бездетным будет практически невозможно.

Мизулина требует запретить делать ЭКО одиноким
фото: Елена Минашкина

На законодательном уровне такое понятие, как суррогатное материнство, проходит как «одна из разновидностей вспомогательных репродуктивных технологий, применяемых в качестве методов лечения бесплодия». И сама формулировка, и отнесение суррогатного материнства исключительно к медицинским методам не устраивает Елену Мизулину: «По всем параметрам рождение детей от суррогатных матерей происходит сегодня в стране скорее стихийно и больше похоже на торговлю детьми, чем на какое-то там лечение. Кто должен отвечать за таких детей? А если и сурмама, и биологические родители отказываются от новорожденного, то с кого взыскивать алименты? Огромное количество вопросов никак не отрегулировано. В первую очередь закон должен защитить этих детей от произвола».

Каким же образом Елена Мизулина намеревается защищать детей?

Комитет по вопросам семьи, женщин и детей намерен в самое ближайшее время внести в федеральный закон следующие поправки:

«Считать суррогатное материнство крайней мерой лечения бесплодия».

На самом деле оно и так является крайней мерой. По данным Министерства здравоохранения за прошлый год всего лишь 245 семей воспользовались процедурой ЭКО для рождения детей с помощью сурмамы.

«Разрешить делать ЭКО только супружеским парам и полностью запретить одиноким, то есть не состоящим в официальном браке женщинам и мужчинам».

Этот пункт направлен скорее не на одиноких граждан, а на гомосексуальные пары. Тема однополых союзов — это настоящий бич современных законотворцев, и Елена Мизулина на этом поприще особо выделяется среди своих коллег. Однако почему из-за этого страха должны страдать действительно одинокие люди?

«Допустить применение суррогатного материнства только с согласия Попечительского совета, состоящего из социальных работников, врачей и религиозных деятелей».

Получается, что бездетные должны отчитываться о своей проблеме, как на партийном собрании. Но говорить о таком деликатном вопросе, как бесплодие, — очень болезненный для многих момент. Его и с родственниками-то обсуждать решаются далеко не все.

«Запретить коммерческое суррогатное материнство».

Тут и дураку понятно, что данный запрет переведет все оплаты в теневой сектор экономики.

«Запретить любую посредническую деятельность, связанную с суррогатным материнством. А также любую рекламу его и донорства половых клеток».

То есть искать сурмам предстоит самостоятельно на улице? Правда, из следующего пункта оказывается, что:

«Суррогатной матерью может стать только родственница одного из супругов, имеющая документы, подтверждающие родство».

А как, простите, доказать родство с четвероюродной сестрой? Только если с помощью генетической экспертизы, которая, между прочим, стоит немало. Да и потом, многие родители не хотят после рождения ребенка, чтобы сурмама общалась с чадом и оказывала тем самым какое-либо влияние на ребенка.

«Разрешить применение суррогатного материнства только в государственных и муниципальных медицинских учреждениях».

А как же антимонопольный закон? Да и такие специализированные государственные центры есть далеко не во всех регионах России.

Последними пунктами Мизулина и комитет предлагают предоставить биологическим родителям ребенка право на все социальные гарантии, в том числе и на маткапитал. А также сохранить за суррогатной матерью, отдавшей ребенка, право на оплачиваемый отпуск по беременности в установленном законом порядке.

Предусматриваются и карательные меры. Так, «при отказе родителей, давших согласие на применение суррогатного материнства, ребенок передается сурмаме с ее согласия. В этом случае в ее пользу взыскиваются алименты. Если же и сурмама пишет отказ, то алименты в пользу государства взыскиваются и с нее, и с биологических родителей».

Ничего не говорится в законе об оплате медицинских процедур в государственных клиниках. Будут ли такие высокотехнологичные и дорогостоящие методы лечения финансироваться из казны (по полисам обязательного медицинского страхования) или лягут на плечи заказчиков услуг?

«Конечно, сейчас мы инициируем широкое общественное обсуждение предложенных поправок, — говорит Мизулина. — Но в целом, я считаю, нужно сделать процедуру рождения детей с помощью суррогатного материнства максимально прозрачной и понятной».

В России порядка 6 миллионов бездетных пар. Применение ЭКО и суррогатного материнства дает им надежду стать матерями и отцами. Введение столь суровых поправок в скорее всего вызовет панику и всплеск суррогатного материнства в России.



Партнеры