Пьяная мышь родила урода

У российских детей все чаще диагностируется фетальный (эмбриональный) алкогольный спектр нарушений

21 октября 2013 в 20:06, просмотров: 10356

Эта рубрика почти целиком посвящена странной на первый взгляд теме: внутриутробной алкоголизации будущих детей. Лично я за многие годы в журналистике к этой теме приблизилась впервые.

Хотя проблема рождения детей с фетальным (эмбриональным) алкогольным синдромом нарушений (проще — неполноценных, умственно отсталых, с несимметричными лицами, даунов) всем и давно известна. Вот только об этом в России почему-то говорить не принято.

Да и кто считал этих несчастных детей?

А проблема фетального алкогольного синдрома, что называется, назрела и перезрела. Достаточно послушать специалистов, собравшихся за «круглым столом» в ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения.

Пьяная мышь родила урода
фото: Наталия Губернаторова

В России почти все молодые женщины употребляют алкоголь, и эти дозы очень высокие. Даже среди школьниц 10–11-х классов уже около 70% девочек «не только знают, что это такое, но достаточно регулярно его принимают». Такой вывод сделали исследователи из ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения (ЦНИИОИЗ). А так как уровень контрацепции в нашей стране низкий, то 50% беременностей в России являются случайными. Будущая мать, не зная, что она забеременела, продолжает выпивать.

Чем это грозит будущему поколению пьющих матерей? «Внешним дебилизмом детей, — говорят врачи. — Видно, что у таких малышей средняя часть лица и головной мозг не проходят того развития, которое необходимо. У них не образуется функциональная перемычка между правым и левым полушариями, не происходит полностью развитие мозга. Дети у разных стран и народов рождаются примерно со схожими лицевыми и физическими данными: у них особое расположение глаз, недоразвитие средней части черепа, ушных раковин, общее физическое недоразвитие, низкий рост... Все эти биологические изъяны являются для всех рас и всех национальностей признаками того, что во время беременности мать употребляла алкоголь. Но не только это...

«Около 70% девочек 9–11-х классов достаточно регулярно прикладываются к вину и пиву»

— Мониторинг факторов риска здоровью подростков, который проводился в нашем институте профессором Е.С.Скворцовой в 2011 году, показал: уровень распространенности знакомства со спиртным и его употребления среди девочек-школьниц 10–11-х классов были очень высоки, — сказала на заседании международного координационного совета по профилактике вреда здоровью от алкоголя ведущий научный сотрудник ЦНИИОИЗ, к.м.н. Елена ВАРАВИКОВА. — Около 70% девочек 9–11-х классов уже не только знают, что это такое, но достаточно регулярно его употребляют.

У мальчиков этой же возрастной группы в целом по России эта цифра несколько ниже, хотя в некоторых областях показатели тоже высоки. То есть мальчики позже приходят к знакомству с алкоголем. Мы имеем дело с новым поколением женщин, которые в результате многих обстоятельств рано встречаются с алкоголем, употребляют его чрезвычайно активно.

Уровень потребления алкоголя в России представляет серьезный риск для здоровья населения и будущих поколений, — считает Елена Алексеевна Варавикова. — Так как пренатальное воздействие алкоголя нарушает нормальное течение беременности и может вести к невынашиванию, мертворождению, врожденным порокам развития и другим нарушениям фетального алкогольного спектра, включая фетальный алкогольный синдром. К сожалению, общее количество лиц, страдающих этим синдромом в России, неизвестно. Но распространенность «пьяных последствий» в российских домах ребенка удалось получить: в 2000–2009 годах она составляла до 9% (почти каждый десятый!), что в несколько раз, кстати, превышает число детей с синдромом Дауна.

И что самое удивительное: ФАСН полностью предотвратим, если... женщина воздержится от употребления алкоголя во время беременности, начиная с самых ранних сроков. Но в России около половины беременностей являются незапланированными, а значит, женщина, не зная о своем положении, продолжает употреблять алкоголь.

«Мальчики позже приходят к знакомству со спиртным. Но быстро повышают градус»

— Елена Алексеевна, а насколько сильно влияет на психическое и физическое здоровье будущего ребенка, если пьет отец?

— Уже доказано: если в семье отец злоупотребляет алкоголем, то вес рожденного ребенка будет меньше, — ответила Елена Варавикова. — А с низким весом при рождении связано очень много рисков для здоровья ребенка. Но в то же время доказательные исследования показывают: наибольший риск имеют те дети, у кого матери во время беременности принимают алкоголь. И этот риск настолько велик, что мы говорим о нем отдельно. Для нас ФАСН — идеальная точка входа в проблему, потому что этот фактор точно свидетельствует о том, что алкоголь имеет очень тяжелые последствия и для ребенка, и для семьи, и для страны. С этого и начинается внимание к данной эпидемии.

— Каков уровень распространенности таких тенденций в западном обществе?

— В целом на Западе употребление алкоголя несколько снижается, — ответила наш эксперт. — Однако внутри этого снижения наблюдаются особенные тенденции: идет рост увлечения крепкими напитками, особенно в молодых группах. И в Европе, и в нашей стране люди привыкли к употреблению больших одноразовых доз алкоголя, и это ложится тяжелым бременем на их здоровье. В России растет число детей, которым врачи ставят так называемый неврологический статус. Это значит, что дети рождены от пьющих мам и в период очень быстрого развития (подростковый возраст) у них диагностируется нарушение психического, физического и эмоционального развития.

Но, к счастью, одновременно с этим сегодня растет и понимание очень вредных последствий употребления алкоголя в принципе, — подчеркнула Елена Варавикова. — Люди моего поколения и постарше, кто боролся с эпидемиями, с туберкулезом, помнят, что несколько десятилетий назад красное вино считалось средством, поддерживающим иммунитет, стимулирующим и даже лечебным. Мы прошли этот этап жизни. Сейчас начинается новый этап — осознание размеров алкогольной эпидемии, вреда, наносимого алкоголем здоровью и накопления доказательной базы для борьбы с этим злом.

«Очень большие средства затрачивают производители алкоголя на вовлечение в ряды пьющих новых поколений»

— В России, как сегодня наблюдаем, общая культура потребления алкоголя меняется не в лучшую сторону: она направлена в сторону разрешения пития... Причем это длится уже более 20 лет...

— Все это не случайно — очень большие средства затрачивают производители алкоголя на вовлечение в ряды пьющих новых поколений. А контрмеры нашим обществом и российским здравоохранением, к сожалению, пока не выработаны.

Наши и другие исследователи обратили свое внимание на самую тяжелую группу населения (детей-сирот, а особенно детей, усыновленных в другие страны). Так вот, на фоне употребления алкоголя диагноз фетального алкогольного спектра нарушений (ФАСН) выставляется достаточно регулярно. В частности, в поколении приемных детей, которое ушло за границу, процент поражения ФАСН очень высок. Например, у 40% усыновленных из Восточной Европы детей диагностируется неврологический статус, связанный с материнским употреблением алкоголя. В результате на наши страны смотрят как на источник большого горя для приемных семей.

А что касается профилактики злоупотреблений алкоголем, то это «достаточно табуированная тема в нашем обществе», считают эксперты. Нет профессиональных навыков ведения дискуссии. Ни журналисты, ни врачи, ни учителя, ни социальные работники не имеют достаточного багажа, чтобы в этих новых условиях вести профессиональную кампанию.

— В нашем обществе за многие «алкогольные годы» накопилось большое количество заблуждений, с которыми, к сожалению, тоже мало кто работает. Якобы в небольших количествах алкоголь совсем не вреден, а качественный и вовсе полезен... Чем это объяснить?

— Более того, есть даже такое заблуждение: во время беременности можно выпивать немного вина и пива, а особенно во второй половине. (?!) Некоторые мамы бравируют: «Я пила во время беременности, а ребенок у меня родился нормальный». Но это же нонсенс! Нам известны заблуждения даже среди врачей. Некоторые акушеры-гинекологи говорят: «Если ваш плод не погиб, когда вы пили, то все нормально, можете рожать». Это как раз и есть те заблуждения, над которыми необходимо работать. Результат: фетальный алкогольный синдром. В среде профессионалов принято показывать изменения во внешности ребенка у пьющей матери, хотя это только верхушка айсберга. На самом же деле огромное количество патологий, которые связаны с тем, что будущая мама в период беременности употребляла алкоголь, остается недиагностированным и в результате тяжким бременем ложится не только на родителей, но и на общество.

— Но нормальная женщина, когда узнает, что беременна, резко бросает пить...

— Это действительно так. Однако есть несколько месяцев, когда она, не зная о том, что беременна, продолжала пить вино, пиво, другие спиртные напитки. Конечно, все патологии, связанные с употреблением алкоголя, предотвратимы, если… Если женщина на протяжении всей беременности не будет прикасаться к спиртному, ребенок не получит этой патологии. Есть такое понятие, как доказательная медицина. Так вот доказано: в результате воздействия алкоголя у ребенка внутриутробно средняя часть лица и головной мозг не проходят той степени развития, которая необходима. Полностью не развивается мозг. Такие дети ниже ростом. Все эти биологические недоразвития говорят о том, что их мать употребляла алкоголь во время беременности. Это — пожизненная патология: если женщина не смогла себя сдержать в течение 9 месяцев и окружающие ей не помогли (никто ей не рассказал, что выпивка может привести к таким ужасным последствиям) — вот она и получила то, что получила: уродца на всю оставшуюся жизнь.

В этом плане от россиян не отстают и американцы. Американские социологи подсчитали: каждые 4,5 минуты в США рождается ребенок с какими-то врожденными нарушениями. И сделали вывод: одна из абсолютно предотвратимых причин — это фетальные алкогольные спектры нарушений (ФАСН). «Очень важно понимать, — считают они, — что это состояние приводит к психическим заболеваниям, к росту молодежной преступности, к нарушениям социальной адаптации, к бездомности, к вовлечению таких детей в криминальные структуры, к безработице».

«Популяционные исследования начинать надо с учащихся первого класса»

— Какова распространенность фетального алкогольного синдрома и нарушений, с ним связанных, мы пока не знаем, — призналась наш эксперт. — Чтобы установить истинные размеры этой проблемы, необходимы популяционные исследования. Например, проанализировать здоровье первоклассников, сделать выборочные исследования по стране и посмотреть: каков уровень их физического и особенно умственного развития. Фрагментарные исследования уже были проведены в Мурманске и Санкт-Петербурге, что позволило сделать некоторые выводы. В тех домах ребенка, где работают с детьми, имеющими неврологический статус, ситуация улучшается. Детей с такой патологией в специализированных домах и в обычных детских домах очень много. Но надо сказать, что профилактические программы высокой эффективности применительно к таким детям и возможны, и уже начинают применяться.

Очень важно, чтобы врачи не только знали об этой проблеме, но и умели с ней справляться. На протяжении двух лет существования нашего координационного совета мы провели ряд консультаций с акушерами-гинекологами, выпущены и внедрены методические рекомендации, которые доказывают, что количество и частота употребления алкоголя должно стать предметом обсуждения между врачом и женщиной.

— Но в России до сих пор спорят: вреден алкоголь или полезен? И часто склоняются к последнему. Ваше мнение?

— Надо прежде всего знать: у женщин и мужчин метаболизм алкоголя различен. Необходимо не только знать, сколько сегодня употребляет та или иная женщина, но и понять, что же является биологической нормой употребления женщиной алкоголя. Сегодня на вопрос: сколько организм может принять алкоголя без вреда, вряд ли кто-то ответит. Эти понятия в нашем обществе просто отсутствуют. К сожалению, в культурологических глубинах сознания нашего народа (и у женщин, и у мужчин) есть лишь бравада: кто сколько может выпить.

— Какова все же величина безопасной дозы приема алкоголя? Есть ли мировые нормы на этот счет?

— Мне представляется более важным сказать о краткосрочном вмешательстве, которому мы посвятили несколько школ, направленных на информирование общества о том, что такой подход отработан. И психологам, и медикам, и журналистам, и социальным работникам надо научиться разговаривать о фетальном алкогольном синдроме (ФАСН). Такой разговор в нашем обществе пора поднимать.

Ключом к предотвращению фетального алкогольного синдрома является скрининг. Мы возвращаемся к тому, что беременная женщина должна быть под особым контролем, в том смысле — употребляет она алкоголь или нет. Я не призываю к ограничению социальных прав или норм, мы сейчас говорим о ситуации в условиях эпидемии, когда так распространены факторы риска, связанного с массовым употреблением алкоголя. В России в этом плане есть очень большие угрозы. Крайне важно выявить тех, кто находится в группе риска, и правильно организовать их консультирование. Минздрав РФ должен проработать этот маршрут консультирования и в рамках действия нашего совета такие пути выяснить.

«В Америке на винных этикетках размещают... фигурку беременной женщины»

— Если говорить о политике российского государства по отношению к алкоголизации нашего населения, то, согласитесь, за последние два десятка лет очень мало что сделано. Как мне сегодня показалось, луч света блеснул в вашем ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения... Что вам уже удалось?

— В нашем координационном совете работают представители разных институтов многих стран, объединенные пониманием эпидемических размахов и катастрофических последствий проблемы фетального алкогольного спектра нарушений (ФАСН). Мы разрабатываем совместную программу профилактики, чтобы снизить это воздействие. Но... Мы очень надеемся на организацию общественных слушаний по этому поводу и создание национальной программы оздоровления россиян от алкогольной зависимости.

Но на это потребуются и деньги. В США, например, тратятся огромные госсредства только на исследование этой проблемы. У них есть институт, кстати, самый мощный в мире, по изучению проблем с алкоголем. И это при том, что там пьют на порядок меньше, чем в России. Но у них уже проведены исследования, приняты программы и рекомендации по ФАСН. Кстати, в этом заслуга и наших соотечественниц: профессор Татьяна Балашова работает в этой теме в США, в Канаде занимаются исследованием потерь от ФАСН ученые: профессор Попова и Ялтонская.

Любопытный факт: в Америке сейчас на всех винных алкогольных этикетках рекомендуют использовать фигурку беременной женщины, перечеркнутую полосой красного цвета (наподобие этикеток на сигаретах). Таким образом там решили привлечь внимание государства к проблеме, что алкоголь крайне вреден для беременных женщин! Эта инициатива очень важна, и нам стоит обратить на нее внимание.

— Но, наверное, нужна и социальная реклама на эту тему? Нужен положительный образ на экране!

— Безусловно. По признанию специалистов, социальная реклама — самое действенное средство, если говорить о будущих молодых родителях. Но на сегодняшний день подготовлены всего два фильма — и то они висят лишь на одном из интернет-порталов и сняты еще года 4 назад. Шла реклама по телевизору. Но одним роликом и даже серией роликов невозможно вызвать у людей полного понимания проблемы алкоголизма. Конечно, информированность необходима, но насколько она понятна и насколько человек готов признать и принять это? Современные девушки, которые ходят с бутылками пива в руках, не воспринимают алкоголь как нечто вредное. Если спросить молодую девушку, сколько она выпила спиртного (пива) за день, ответ будет: «Совсем чуть-чуть». Но если сложить все эти «чуть-чуть» вместе, то получится внушительная и опасная цифра.

...Россия сегодня находится в той стадии алкогольной эпидемии, когда нужно срочно применять кардинальные меры. И логично было бы в качестве первого шага провести универсальный скрининг употребления алкоголя среди всех женщин детородного возраста. А еще — принять национальную программу профилактики злоупотребления алкоголем среди беременных и вообще среди женщин детородного возраста. Именно с целью снижения распространенности заболеваний фетального алкогольного спектра нарушений наподобие той, какая уже принята в нашей стране относительно борьбы с курением. Да провести бы общественные слушания.

Кстати, вред алкоголя для плода беременной женщины помогли распознать... лабораторные мыши. В среде ученых именно мыши считаются самой удобной моделью для любых биомедицинских исследований, в том числе и относительно влияния алкоголя на потомство. В экспериментах на мышах (и обезьянах) было доказано неблагоприятное влияние алкоголя на течение беременности и вынашивание ребенка. В частности, экспериментальные исследования показали: черепно-лицевые уродства, наблюдаемые у индивидуумов с ФАСН, можно объяснить влиянием алкоголя на эмбрион.

СПРАВКА "МК"

По некоторым данным, в группу риска по фетальному алкогольному синдрому входят все, кто употребляет больше 7 доз алкоголя в неделю (доза — 1 бокал вина) или 3 дозы за 1 раз. А в нашей стране 3 дозы считается просто удивительно маленьким объемом. Хотя с биологической точки зрения 3 бокала вина — это уже ненормально. Нам всем необходимо вернуться к осознанию того, что такое алкоголь и насколько опасно его употребление, особенно для будущих поколений.



Партнеры