«Он вырезал моему сыну свастику на спине»

Мама 11-летнего москвича, который стал жертвой аниматора на Крите, дала эксклюзивное интервью «МК»

22.09.2013 в 19:10, просмотров: 19755

Шокирующая история пятиклассника Никиты, на которого 15 мая во время отдыха в гостинице «Лагуна» в критском поселке Аниссарас напал 20-летний голландец Сирино Схрейвер, вызвала огромный резонанс и в России, и в Греции. Преступник нанес своей жертве 20 ножевых ранений, перерубив позвоночник. Истекающего кровью мальчика искали на территории отеля шесть часов, он остался жив лишь чудом. Столичные право-охранители начали расследование этого инцидента параллельно со своими иностранными коллегами. Корреспондент «МК» узнал, как оно продвигается, и поговорил с мамой раненого школьника Екатериной Онищенко, которая на днях вернулась в Россию.

«Он вырезал моему сыну свастику на спине»
Екатерина Онищенко с сыновьями.

— Екатерина, как сейчас оценивается состояние Никиты?

— Прогнозы врачей — неутешительные. Инвалидное кресло на всю оставшуюся жизнь. Он не чувствует нижней части тела. Сразу после случившегося ему сделали операцию в Греции. У Никиты перебит позвоночник, спинной мозг поврежден в двух местах — и была угроза, что мозг перестанет функционировать и мой сын превратится в «овощ». Поражает, что человек, наносивший удары ребенку, действовал осознанно. Причем врачи говорят, что бил с колоссальной силой.

— Как вы оказались в этом отеле?

— Отдых мы с сыновьями (у меня еще пятилетний сын Володя) запланировали заранее. Путевки купили еще в феврале в фирме «Coral Travel». Причем там нам посоветовали именно эту сеть пятизвездочных отелей, поскольку она рассчитана на отдых с детьми.

— Трагедия произошла в первый же день?

— До того ужасного дня мы пробыли там больше недели. Каждый день в восемь вечера после ужина ходили в конференц-зал отеля на мини-диско, которое проводили аниматоры. А 15 мая во время такого представления у меня исчезли мобильник и планшет, которые лежали рядом со мной на стуле. Я носила планшет с собой, потому что Интернет «ловил» только в фойе. А по мобильному я перезванивалась с тетей, которая остановилась в соседнем отеле. Помню, сначала я стояла и смотрела на танцующих сыновей. Затем ко мне подошел мой младший сын, а следом и Никита, который и заметил, что наших вещей уже нет. Сначала я предположила, что кто-то из аниматоров отнес вещи на ресепшн. Затем мы с детьми вышли из зала и действительно увидели одного из аниматоров, который нес какой-то пакет. Я замечала этого парня раньше. Хотя он и числился аниматором, было заметно, что это не его профессия. Развлекать людей он совсем не умел. Уже потом выяснилось, что на работу его приняли неофициально, без каких-либо документов. И до этого вечера работал он всего шесть дней.

— Но вы не были уверены, что аниматор несет ваши вещи?

— Мы с Никитой только предположили, что у мужчины могли быть именно наши вещи. И Никита пошел за ним следом — спросить об этом. Но аниматор почему-то прошел на выход и стал удаляться от отеля. Позже сын мне рассказал, что произошло потом. На стоянке отеля мужчина неожиданно выхватил из кармана нож и стал бить им Никиту. Как ни странно, в это время рядом не оказалось ни одного человека. Никита защищался руками — последний год он ходил в секцию бокса. Изрезав моего сына, этот мужчина скинул его в яму, где лежали бревна и ветки. Никита сильно ударился. И от боли начал кричать — тогда аниматор спустился к нему, перевернул на спину и стал выбивать на спине свастику, перерубил Никите позвоночник! Как сказали мне врачи, чтобы нанести такую травму, бить надо с чудовищной силой. Это ужасно: очертания фашистского символа четко проступали на коже ребенка. Во время расправы это чудовище не промолвило ни одного слова. Кстати, он не был наркоманом или пьяным. Никита сумел притвориться мертвым, аниматор оставил его и ушел с вещами. На все про все у него ушло минут двадцать. Затем он вернулся в отель, спрятал пакет и даже встретился со мной.

— Как это произошло?

— Когда сына долго не было, я пошла на ресепшн и к аниматорам. Этот мужчина был среди них и, глядя мне в глаза, сказал, что отдал Никите вещи. А мальчик с ними куда-то ушел из отеля. При этом мне показалось странным, что он нервничал. Мобильный Никиты не отвечал. Я забила тревогу. Но в отеле ко мне отнеслись как к истеричке. Я предлагала просмотреть записи с камер наблюдения, но оказалось, что их просто нет. Говорили, что у них пятизвездочный отель и спокойная страна, никогда дети не пропадали, и мой сын просто заигрался с мальчиками…

— Никиту нашли сразу же?

— Лишь спустя шесть часов. Причем все это время он лежал буквально рядом с нами, на территории отеля, и истекал кровью. Я только спустя несколько часов смогла добиться вызова полиции. Потом меня повезли в участок, туда же забрали аниматора. Полицейские не задействовали даже собак. Нашли сына случайно: представитель туристической фирмы заезжала на стоянку и случайно осветила фарами овраг. К этому времени Никита потерял десять процентов крови. Он все это время был в сознании и понимал, что умирает.

— Почему так долго не могли найти ребенка на территории отеля?!

— Расстояние от отеля до ямы — метров 50-60. Это пустынное место: рядом большое поле и дорога, откуда сворачивают на стоянку автобусы. Он кричал, но никто его не слышал.

— Вам помогли в Греции в первое время?

— Нам помогали российское консульство и хозяин сети отелей «Grecotel», сотрудники которого сопровождали меня везде, предоставляли транспорт, переводчика. Жильем обеспечивали греческие отельеры. С Крита на операцию в Афины Никиту везли на военном греческом самолете. Но до сих пор спор идет, кто заплатит за ту операцию, — страховщики или власти Греции. Хорошо, что руководство банка, где я работаю, оплатило последующее лечение Никиты в клинике Германии. Там врачам пришлось все переделывать за греческими коллегами. Сейчас он все еще в немецкой клинике на реабилитации.

— А с преступником вы беседовали?

— Его сразу же задержали, так как Никита был в сознании и уже в карете «скорой» рассказал, кто на него напал. Мать этого голландца прислала мне письмо, но я так и не стала его читать.

— Что говорят греческие следователи?

— Мне сказали, что за случившееся будет отвечать и хозяин отеля. Выяснилось, что у него работали мигранты без трудовых книжек и каких-либо документов, в том числе и этот Сирино. Вообще, владелец сети отелей, куда входит «Лагуна», не принимал никакого участия в судьбе ребенка и тем более не заплатил никакой компенсации. Он говорит, что Сирино у него не работал вовсе.

Сирино Схрейвер сейчас находится в психиатрическом отделении одной из греческих тюрем (кстати, его брат сидит за убийство в США). Голландцу предъявлены обвинения в попытке убийства, незаконном владении оружием и краже. Его мать заявляет, что сын страдает аутизмом, но это еще предстоит выяснить во время экспертизы.

Сразу же после трагедии следователи в Северо-Восточном округе столицы по месту жительства семьи Онищенко возбудили уголовное дело по двум статьям — «Покушение на убийство» и «кража».

— Мы отправили запрос в Грецию на получение копии материалов, — рассказала «МК» Ольга Костина, руководитель Бутырского межрайонного следственного отдела. — Только после того, как эти бумаги будут у нас на руках, мы сможем запросить временную экстрадицию и допросить Схрейвера уже в России. Но греческие полицейские пока не ответили.

Однако столичные следователи уже смогли поговорить с Никитой во время визита в Германию. Мальчика на инвалидной коляске привезли из больницы в участок. В итоге по российскому делу ребенка признали официально потерпевшим.

Кстати, Екатерина имеет претензии и к «Coral Travel». Женщина считает, что ей предоставили услугу, не отвечающую требованиям безопасности, и надеется, что представителей турфирмы также привлекут к уголовной ответственности.



Партнеры