Врач, избивший пациента в Перми, пойдет на повышение?

Садист в белом халате не боится суда и ждет выгодного предложения по работе

15 января 2014 в 16:46, просмотров: 14791

Некоторое время назад видеоролик из реанимационного отделения Пермского федерального центра сердечно-сосудистой хирургии взорвал Интернет.

В центре кадра — мужчина, почему-то привязанный за руки и за ноги к больничной кушетке. Судя по тому, что он буквально обмотан проводами и датчиками, — пациент только перенес операцию.

Рядом с больным — человек в синей униформе медика. По всей видимости, между пациентом и врачом ведется диалог. К сожалению, детали той беседы остались за кадром.

Неожиданно медик размахивается и бьет беззащитного больного кулаком по голове. Тот вздрагивает. Пытается увернуться. Без толку. Затем следует второй удар — уже в область груди...

Врач, избивший пациента в Перми, пойдет на повышение?
Кадр скандального видео

Сотни тысяч просмотров в Сети набрала жуткая сцена избиения.

Позже главных героев сенсации опознали.

Жертвой побоев оказался 61-летний Николай Кулешов. В докторе-садисте признали заведующего отделением анестезиологии и реанимации, кандидата медицинских наук Андрея Вотякова.

Пациент Кулешов скончался через две недели после проведенной ему на сердце операции.

В отношении Вотякова заведено уголовное дело. Правда, по словам служителей Фемиды, врач, скорее всего, отделается легким испугом — ему грозит либо штраф, либо исправительные работы сроком до 3 месяцев.

«Дал по морде для профилактики»

Вряд ли история с избиением пациента центра сосудистой хирургии получила бы громкую огласку, если бы не дурной нрав главного злодея всей эпопеи Андрея Вотякова.

— Характер у Вотякова не сахар, — рассказывают уже бывшие коллеги обвиняемого в преступлении. — Он часто срывался на подчиненных, причем все его выходки по отношению к младшему персоналу носили явно неадекватный характер. Например, он мог за малейшую оплошность пнуть подчиненного, унизить при всех, оскорбить и тут же заставить его отрабатывать повинность в выходной день. Так же легко он лишал премии сотрудников. В центре у сотрудников маленький оклад, живут все за счет бонусов и премий, которые начисляет зав. отделением. То есть Вотяков решал, кому сколько заплатить. Диалог с ним строить не удавалось, так как он сразу начинал орать, а свое мнение считал единственно верным по любым вопросам. Женщин он и подавно за людей не держал, относился к ним с пренебрежением — жестко подкалывал их, выставлял на посмешище. Жаловаться на этого человека было занятием бесполезным. Он был на хорошем счету в клинике, считался первоклассным доктором, всю жизнь посвятил медицине, потому как других радостей, кроме работы, не знал. Вотяков — один из немногих докторов клиники, кто в совершенстве владел английским языком, именно поэтому его часто отправляли в заграничные командировки с целью профессионального роста. Поэтому главврач центра Суханов закрывал глаза на скверный характер Вотякова. Ему назначили один из самых высоких окладов, он постоянно получал премии за отличную работу. Но тем не менее при удачном карьерном росте Вотяков все время находился в депрессии, что неудивительно — личной жизни у него не было, жил он с матерью и сестрой, друзьями тоже не обзавелся, вот и срывал весь негатив на работе на подчиненных.

По словам собеседников, большинство сотрудников центра его побаивались, потому никто за много лет так и не решился развязать открытую войну с Вотяковым. И тут выпал такой шанс...

— У нас в центре три видеокамеры — одна в коридоре, другая в реанимации, третья — в кабинете главврача. Так что мы в прямом эфире можем наблюдать, что происходит в нашем учреждении, — продолжают собеседники. — Просматривать архивы записей со специального монитора также может любой сотрудник. Однажды кто-то из медиков наткнулся на запись инцидента с покойным уже Кулешовым. Весть мгновенно разлетелась по больнице. Сам Вотяков, узнав о существовании видео, не предпринял попыток уничтожить записи. По всей видимости, он просто не понял, что совершил что-то из ряда вон выходящее. Безнаказанность и наглость Вотякова не знали границ, он искренне считал, что дал по морде пациенту для профилактики, мол, тот буйно вел себя после наркоза. «Ну дал по морде больному, и что? Не убил ведь я его...» — цитировали позже слова самого Вотякова коллеги. В начале июля один из медбратьев больницы, обидевшись на зав. отделением, переснял запись на мобильный телефон и выложил в Интернет. Кстати, о том, что данная пленка давно «гуляла» по центру, знал не только Вотяков, но и, по всей видимости, главврач.

Аркадий Константинов год назад похоронил внучку. Тогда он решил для себя: «Я докажу вину врачей в суде!».

«Буйным» пациентом оказался 61-летний пенсионер из Кировской области Николай Кулешов. В прошлом водитель автовышки на строительном комбинате, любящий муж, отец троих детей (третью дочь мужчина удочерил).

— В начале 2013 года отец как пенсионер получил долгожданную квоту на бесплатную операцию в пермском медцентре. Он так радовался этому событию, не сомневался — теперь его здоровье пойдет на поправку, — рассказывает сын Кулешова Андрей. — 18 февраля папу прооперировали...

А спустя трое суток, на беду пациента, к нему в палату заглянул Вотяков.

По одной из версий, больному, еще не до конца пришедшему в себя, показалось странным, что к его телу проявляет внимание врач-мужчина. Он начал ругать Вотякова, обвиняя его в гомосексуальности. В свою очередь реаниматолог после утомительного 36-часового рабочего дня тоже пребывал не в себе. Вот и не сдержал эмоции. Нанес пациенту несколько ударов по голове и груди.

Так сегодня звучит оправдание от Вотякова.

Вскрытие тела Кулешова не проводилось. На глаз медики определили, что он скончался от отека мозга.

Главврач «Города сердца» Сергей Суханов, узнав об инциденте, немедленно уволил Вотякова. Позже слова Суханова цитировали все федеральные телеканалы: «Это вопиющий случай, несовместимый с высоким званием врача. Пощады этому человеку не будет. Я узнал об инциденте в 14.35, в 15.10 подписал приказ об увольнении. Он очернил не только себя, но и весь наш коллектив, который много лет работает, но такого никогда не было».

Практически весь персонал больницы в тот день праздновал увольнение Андрея Вотякова.

«Бизнес на человеческих жизнях»

После громкого скандала в Центре сердечно-сосудистой хирургии проводили День открытых дверей. На праздничное мероприятие пришли несколько человек с фотографиями своих родственников, которые погибли после операций.

Бдительные охранники захлопнули двери перед носом этих людей.

А позже в Интернете возникло сообщество «Пострадавшие от Суханова».

Была создана правозащитная группа «Нет бессердечию», которую возглавил Аркадий Константинов — пермский преподаватель и военный корреспондент. Именно этот человек сегодня выступает доверенным лицом покойного Николая Кулешова.

Врач-садист Андрей Вотяков.

— Я не случайно занялся разоблачительной деятельностью этого центра. Моя 5-летняя внучка Анечка скончалась после операции в «Городе сердца», — начал разговор Константинов. — 13 ноября 2012 года в ее сердце вживили искусственный митральный клапан. На седьмые сутки после операции девочку уже выписали. Через два дня у нее резко подскочила температура, появились головокружение, слабость, рвота. Врачи поставили диагноз ОРВИ и отправили нас снимать швы по месту жительства в Екатеринбург. И уже там малышка впала в состояние, аналогичное коме. Когда врачи сделали УЗИ, выяснилось, что у ребенка сепсис, то есть заражение крови, вызванное синегнойной палочкой. Как правило, синегнойная палочка передается через зараженные предметы обихода, полотенца, растворы, инструменты или аппаратуру, которые не были обработаны дезинфицирующими средствами, или в случае если эта обработка оказалась неэффективной. 4 января Анечки не стало. Ее мать, мою дочь Людмилу, после произошедшего пришлось поместить в неврологическую клинику. Слегла и почти не встает наша бабушка.

— Насколько я знаю, ваше дело ждет своего рассмотрения в суде?

— Через что только мне не пришлось пройти, чтобы дело дошло до суда. Я выстоял десятки одиночных пикетов, прошел все инстанции, прежде чем Следственный комитет в Москве все-таки возбудил уголовное дело.

По словам собеседника, краевое управление Роспотребнадзора провело в Центре сердечно-сосудистой хирургии внеплановую проверку. Константинов демонстрирует мне выдержки из составленного протокола об административном правонарушении.

«Не обеспечен качественный и своевременный учет инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи».

«Не обеспечено проведение качественной текущей дезинфекции». (Проверяющие обнаружили скопления кишечной палочки.)

«Медперсонал не соблюдает гигиенических нормативов. Так, врач-анестезиолог набирала лекарственный препарат в шприц без перчаток. Врач-реаниматолог и медсестры работали, не снимая ювелирных украшений».

«Центр не в полном объеме обеспечивал мероприятия по предупреждению инфекционных осложнений после хирургических вмешательств. Ане Фаткуллиной (внучке Константинова), инфицированной синегнойной палочкой, был назначен антибиотик цефтрикасон, не оказывающий влияние на гибель этой самой палочки».

— Сейчас к вам обращаются люди, пострадавшие от деятельности сотрудников центра?

— Я разыскал немало людей, поведавших мне о таких же трагедиях. Пермячка Елена Ширинкина потеряла мужа после операции. Ему занесли инфекцию. Пришлось делать повторный разрез грудной клетки, выкачивать гной. Не помогло — умер. Медики пытались скрыть от вдовы историю болезни и документы, полученные из морга. Она твердо решила судиться.

В кабинете у Аркадия Констатинова целая папка жалоб на деятельность центра.

Оля Воронова, студентка Пермского филиала Академии народного хозяйства: «После операции умерла моя дочка. И сердечко не выдержало, и что-то с почками случилось».

Педагог Ольга Жукова: «Моя мама впала в клиническую смерть на операционном столе при простом шунтировании. Ее реанимировали, а нам ничего не сказали. Узнала только из карточки. Очень жалеем, что согласились на эту операцию. Мама чувствует себя хуже, чем до операции».

Фотокорреспондент «Звезды» Владимир Бикмаев: «Мой брат мог бы жить да жить! Доверился ПФЦССХ. И вот — безвременная кончина».

Пермячка Ольга Лядова: «Когда мы с 13-летним сыном Димой были на консультации в ПФЦССХ, нам сказали: если не ляжете сейчас на операцию, потом мы вас не примем. Испугались и согласились. 21 августа прооперировали Диму. Через два или три дня к ребенку в палату пришел хирург и сказал, что нужна еще одна операция, потом выяснилось, что неправильно прооперировали. Во время операции занесли синегнойную палочку. 8 сентября с этой заразой выписали домой. 17 сентября поднялась температура. 19 сентября приехали на «скорой» в ПФЦССХ. 3 октября сделали вторую операцию; сердце завести не смогли. 4 октября Дима проснулся, а его сердце не работало — стоял аппарат. Две недели Дима пролежал с открытой грудной клеткой, делали еще операции. В коме был до 6 декабря — пока не умер».

Виктор Прохин: «В ПФЦССХ практикуется китайский метод — количество без качества. Там я потерял отца! В центре большая смертность, но об этом умалчивают. Сказали, что наш случай — первый, а в морге мы узнали совершенно иное! На каждую операцию выделяются большие деньги. Поэтому идет настоящая вербовка в пациенты! Бизнес на человеческих жизнях! Медики хамят, до прооперированных никому нет дела! Отца, когда он приехал на обследование (оперироваться не собирался, видать запугали), вместо этого положили на операцию. Потом у него постоянно до 40 градусов поднималась температура. Умер! Как он хотел жить! Но его по сути убили!».

— Операции на сердце в центре делают без остановки. Порядка 10 человек, а иногда и более, в день оперируют, — продолжает Аркадий Константинов. — Интервала практически не бывает, медсестры не успевают даже обработать операционную. Таким образом «отрабатываются» бюджетные деньги. И только когда стал вскрываться факт за фактом, выяснилось, что многие документы пациентов клиники носили следы дописок, исправлений, некоторые страницы вообще отсутствуют. Например, типичный случай, когда пациенту выдали разрешение на одну операцию, а сделали совершенно другую.

— Какова статистика смертей в центре?

— Такой статистики не ведется. «98 процентов наших пациентов выходят здоровыми», — заявляет главврач Суханов. Но ко мне постоянно приходят письма от людей, которые потеряли своих близких после операции на сердце. Сейчас в судах рассматривается шесть уголовных дел. Все судебные процессы проходят в закрытом режиме. Пока мы добились только того, что центр оштрафовали.

— Тем не менее центр работает, люди туда по-прежнему идут?

— История с Вотяковым заставила главврача центра пересмотреть ситуацию в клинике. Операций сейчас проводят гораздо меньше. И врачи наконец-то начали трястись над каждым пациентом.

«Вотяков метил в кресло главврача»

Возвращаемся к скандальной теме об избитом пациенте Кулешове.

— Аркадий, вы стали доверенным лицом вдовы покойного Кулешова и представляете ее интересы в суде? Как семья умершего отреагировала на появление ролика в Сети?

— Я расскажу все с самого начала. Николай Кулешов скончался 6 марта. На следующий день в больницу приехал сын умершего. Врачи убедили его, что вскрытие делать не стоит, и он под их диктовку написал отказ: «Прошу не производить вскрытие по религиозным соображениям». Потом рассказывал мне: «Я так доверял врачам, что не сомневался — отец умер от сердечной недостаточности». Кулешова похоронили. А через полгода в Сети появился этот ролик. После появления видео на меня вышел старший сын погибшего — Василий. Замалчивать ситуацию не имело смысла, и мы решили обо всем рассказать на телевидении. Отправились в Москву. На программу должен был прилететь и сам Андрей Вотяков. Однако в последний момент он отказался. Зато мне постоянно звонили от этого человека с предложением встретиться и обсудить детали скандала. Вотяков не сомневался, что ему удастся замять дело. В том, что бывший заведующий реанимацией — подлый человек, у меня нет никаких сомнений. Например, в соцсетях существует сообщество «Пострадавшие от Суханова». Долгое время там состоял Андрей Вотяков. После скандала он удалил свою страничку. А позже знакомая Вотякова рассказала, что тот собирал компромат на своего начальника, чтобы, возможно, в будущем подвинуть его с кресла главврача клиники.

— После громкого скандала у Андрея Вотякова сдали нервы, он пытался покончить жизнь самоубийством. На какое-то время его поместили в специализированную клинику. Все это имело место быть?

— «Я хочу повеситься!» — вот что говорил Вотяков. После чего его уложили в психиатрическую лечебницу. Вроде даже его там пролечили. Но я думаю, это все было сделано, чтобы на время изолировать реаниматолога от общественного гнева. Сейчас он абсолютно адекватен, никаких отклонений за ним я не замечал. Более того, местные жители частенько видят его прогуливающимся по городу с походным рюкзачком за плечами. Жизнь у Вотякова продолжается!

— Тем не менее работы он лишился?

— По словам его приятельницы, ему поступало предложение из одной частной питерской клиники. Вотякову предложили должность анестезиолога. Он отказался со словами: «На меньшее, чем зав. отделением, я не согласен». Я же в свою очередь каждый день просматриваю официальный сайт Центра сердечно-сосудистой хирургии. Человек, который сегодня занимает место Вотякова, проходит под «и.о.», а должность считается вакантной. Это говорит о том, что Вотяков, скорее всего, докажет на суде, что во время нанесения пациенту ударов пребывал в неадекватном состоянии, отделается легким испугом и, вполне вероятно, вернется на свое прежнее хлебное место в клинику. Проследить прямую связь между избиением и наступлением смерти архисложно. Безусловным остается лишь зафиксированный на видео факт избиения. В соответствии со статьей 116 УК РФ это «тянет» максимум на штраф 40 тысяч рублей или полгода исправительных работ… Вообще может избавить врача от уголовной ответственности заключение судебно-психиатрической экспертизы о совершении им деяния в состоянии временного психического расстройства, исключающего вменяемость. Тем более что подследственный говорит о нервном срыве от переутомления после 36-часового дежурства.

— Вотяков пытался встретиться с вдовой погибшего?

— Хорошая знакомая Вотякова говорила мне, что поначалу у него возникали мысли урегулировать отношения с близкими умершего Кулешова, речь вроде шла даже об отступных. Но затем Вотяков отказался от этой идеи, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимание.

— После того как вдова Кулешова узнала об избиении супруга, она согласилась на эксгумацию тела покойного?

— Эксгумацию и экспертизу проводили в Кирове. Вывод: причинно-следственная связь между побоями и наступлением смерти отсутствует. Наиболее вероятно, что к летальному исходу привела острая сердечно-легочная недостаточность как результат патологии сердечно-сосудистой и легочной систем. С оговоркой, мол, точно причина смерти могла быть установлена только при патолого-анатомическом исследовании сразу после смерти, которое, увы, не проводилось. Получив такую информацию, я созвонился с вдовой Флюрой Кулешовой. Та сказала, что будет добиваться наказания Вотякова в любом случае! Я ведь видел, как эта женщина смотрела шокирующий видеоролик. Каждый раз она вздрагивала, будто это ей наносили удары.

Николай Кулешов (слева) радовался, что получил бесплатное направление на лечение в пермскую клинику.

— Правда, что тело Кулешова после вскрытия оказалось забальзамировано? Вероятно, таким образом врачи решили скрыть нанесенные побои?

— Действительно, странно, что тело оказалось забальзамированным. Нигде в записях этого факта нет, сами родственники подобную процедуру не заказывали. Бальзамирование обычно производится при необходимости сохранить тело для длительной перевозки в теплое время. Однако Кулешов скончался 6 марта, когда стоял мороз. Современные бальзамирующие составы — химические, то есть меняют естественное состояние тканей. Таким образом, установление причинно-следственной связи между побоями и смертью крайне затруднилось.

— Что стало с медбратом, который выложил скандальное видео в Сеть?

— Осенью он уволился из центра...

После громкого скандала с Кулешовым на Андрея Вотякова поступило заявление от 64-летней Тамары Копытовой, которая утверждает, что после проведенной ей операции шунтирования анестезиолог зашел к ней в палату, обругал нецензурной бранью, отключил от аппаратов жизнеобеспечения и выкатил в коридор, где она пролежала всю ночь. По счастливой случайности женщина выжила...

А дело Вотякова, по всей видимости, теперь обретет еще один поворот...

Пермь — Москва.



Партнеры