В суде над Удальцовым и Развозжаевым вспомнили Достоевского и хакеров

Один из главных вопросов — по-прежнему розетки

26 февраля 2014 в 16:27, просмотров: 2608

Сегодня в Мосгорсуде состоялось очередное заседание по делу Удальцова и Развозжаева. Активистов «Левого фронта» обвиняют в организации массовых беспорядков 6 мая 2012 года на Болотной площади. Содержательная часть заседания заключалась в допросе двух полицейских.

В суде над Удальцовым и Развозжаевым вспомнили Достоевского и хакеров
фото: Наталья Мущинкина

Напомним — обвинения Сергею Удальцову и Леониду Развозжаеву были предъявлены после премьеры «документальной» киноленты «Анатомия протеста — 2». По версии следствия, Удальцов, Развозжаев и Константин Лебедев на деньги грузинских политиков готовили массовые беспорядки. Лебедев в апреле 2013 года на 2,5 года отправился в тюрьму и должен, по слухам, стать основным свидетелем обвинения. Развозжаев был взят под стражу, Удальцов отделался домашним арестом. Непосредственно судебные заседания начались в середине февраля — с того времени были допрошены несколько свидетелей-ОМОНовцев.

Сегодняшнее заседание началось с медицинской жалобы Развозжаева. По его словам, подорванное здоровье не позволяет адекватно «воспринимать происходящее». Развозжаев еще на заседаниях по продлению ареста жаловался на остеомиелит, остеохондроз и пулевое ранение позвоночника. Пуля в спину, как говорил сам активист, «залетела в 2002 году». Председательствующий судья Замашнюк был непреклонен и заявил — в соответствии со справками Развозжаев здоров. Сторона защиты возразила судье — независимое медобследование оппозиционеру не проводили. Адвокат Дмитрий Аграновский предложил вызвать в суд врача и напомнил — у Развозжаева уже были сердечные приступы в зале суда...

Несмотря на болезни Развозжаева, заседание продолжилось. Показания дал ОМОНовец Коваленко и сообщил — 6 мая 2012 года погромов, поджогов, уничтожения имущества, огнестрельного оружия и взрывных устройств он не видел. Это достаточно важная деталь — в соответствие с 212 статьей, по которой судят Удальцова с Развозжаевым, массовые беспорядки обязательно сопровождаются указанными деталями — поджогами, погромами и так далее.

Коваленко, однако, напомнил суду — в процессе «массовых беспорядков» ему в шею прилетел камень. «На тот момент (на момент дежурства Коваленко на Замоскворецком мосту, близ Болотной площади) была царапина», — заявил председательствующему полицейский. Защитники оппозиционеров предсказуемо возмутились — документально травма зафиксирована не была. «Секундочку, я процитирую вам Достоевского: ни одному человеку не дано понять чужую боль», — ответил адвокатам судтя. Установить, из какого конкретно произведения взят отрывок, корреспондент не сумел; здравый смысл, впрочем, намекает на «Братьев Карамазовых».

После получасового перерыва говорил свидетель Чернышев. В злополучный день он стоял в оцеплении с коллегами. На митинге задерживал людей «в медицинских масках». Из толпы в полицейских летели камни, бутылки и «разные предметы» — так, в одного из гражданских, что стоял за полицейскими, попала бутылка с зажигательной смесью, после чего он загорелся.

— То есть цепь уже была прорвана? — поинтересовался прокурор. Адвокат Удальцова Виолетта Волкова потребовала снять вопрос.

— Напоминаю вам — в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом у сторон имеется право заявлять ходатайства и выражать мнения после допроса. Разъясняю… — вступил председательствующий. Кончив речь через 10 минут, судья вынес Волковой предупреждение — а она пообещала ошибок не повторять.

Итак, по существу Чернышев сообщил следующее: митингующие бросались в правоохранителей камнями, бутылками и «разными предметами». Он лично, не применяя спецсредств, задерживал людей в масках (активисты отобрали у него дубинку). С Удальцовым и Развозжаевым страж закона не знаком — и претензий к подсудимым не имеет.

Ближе к двум часам дня судья начал снимать вопросы со стороны защиты. А именно:

Как много людей в масках было задержано?

Почему некоторых граждан, оказавшихся за цепочкой, не задерживали?

Уверен ли Чернышев, что сотрудники в штатском не кидали в полицию камни?

Что, по мнению свидетеля, является массовыми беспорядками?

Напоследок Замашнюк попросил защитников не «превращать суд в фарс» и объявил дату следующего заседания. В качестве постскриптума адвокат Волкова снова подняла вопрос об электроэнергии — по её словам, многие документы защиты хранятся в электронном виде: за часы судебных заседаний ноутбуки разряжаются, работать невозможно. «Разрешите использовать судебные розетки», — поставила вопрос ребром Виолетта Вилкова.

Судья был по-прежнему непреклонен. Он напомнил защитникам — розетка находится позади президиума, «не тащить же шнур по головам у судей?!». Адвокат Аграновский резонно напомнил — в зале имеются штепсели помимо этого. «Ту розетку использовать категорически запрещается!» — отвечал Замашнюк. Аграновский отметил — благодаря богатому юридическому опыту он уже бывал в этом зале — и розетку пользовал…

«В зале была сделана реставрация, — объяснял Замашнюк. — В том числе была переложена электропроводка. У всех судебных компьютеров были заменены блоки питания. Уж не знаю, с чем это было связано… Может быть, перегорели из-за хакерской атаки. Или вы посещали запрещенные сайты…» Со скамьи наблюдателей послышались смешки. В конечном итоге судья радикально отверг инициативу защиты и закрыл заседание.

На процессе будут допрошены 85 свидетелей с обеих сторон. Примерная дневная «норма выработки» — 2-3 свидетеля. Заседания проходят 3-4 раза в неделю. Таким образом, ожидать некоторой точки (или хотя бы запятой) стоит ожидать не ранее чем через 3 с половиной месяца...

Смотрите видео: «Болотный приговор»: Исправление возможно...

03:29



Партнеры