Волшебная лампа Аладдина

Теленеделя с Александром Мельманом

20 марта 2014 в 18:03, просмотров: 3489

Картинка — вот что остается в памяти. Даже две. Первая — ночная эйфория крымчан после того, как они проголосовали на референдуме. Можно, конечно, все подстроить, но люди-то с мест говорят, что именно так и было. Это ответ всем скептикам.

Волшебная лампа Аладдина
фото: РИА Новости

Вторая — бурные и продолжительные аплодисменты нашей элиты в Георгиевском зале Кремля после того, как Путин в своей судьбоносной речи сказал о том, что он хорошо понимает людей, вышедших на мирный поначалу Майдан, которых достала власть коррупционеров. Потом еще «элита» кричала: «Рос-си-я!!», словно болельщики на несуществующем пока стадионе «Лужники». Сильное впечатление, душераздирающее зрелище.

«Понедельник начинается в субботу» — это у братьев Стругацких. У Владимира Соловьева, который стоит всех Стругацких, вместе взятых, «Воскресный вечер» начинается в пятницу, в понедельник, да вообще чуть ли не каждый день. В пятницу его кинули на «Детский голос», поставили против этой популярной программы на Первом. Вот и выбирай, но осторожно: либо Украина без остановки, либо пение мальчиков и девочек с последующим выбыванием.

На самом деле «Голос» и все эти политические шоу — Инь и Ян нашего телевидения. Только Инь становится все меньше, преобладает Ян. Вот и Ивана Урганта уже не ставят, а вместо него развлекает публику Петр Толстой. Смешно, правда?

Нет, уже грустно. Народ проверяют на патриотизм по полной программе, и кто не с нами, тот против нас. Действительно, что смотреть, скажем, в субботу в самый прайм-тайм, в 9 вечера, — программу «Время» на Первом, Алексея Пушкова на ТВЦ или Олега Басилашвили в передаче «Белая студия» на «Культуре». Я выбрал Басилашвили, так, значит, я не патриот?

ТВ бьет из всех орудий крупнокалиберными. Как правило, господствует только одно мнение, остальные — неправильные. Во все эти очень «серьезные» передачи приходят практически одни и те же «пиджаки», одно и то же говорят, порой очень громко, хотя с ними никто и не спорит. Уже точно известно, что они скажут, угадывается на раз.

Но ведь действует! Когда раньше я писал об этом голубом экране, называя его зомби или орудием массового поражения, думал, что утрирую, преувеличиваю. Ничего подобного, так оно и есть! Да я сам уже за собой замечаю, что, как только вижу заветный циферблат перед программой «Время», хочется встать по стойке смирно и запеть гимн. О, ящик, волшебная лампа Аладдина. Ну а я-то что — раб лампы…

Когда объявили итоги референдума, не скрою, мне было приятно, да просто очень хорошо. И радовался я за этих милых людей, предавшихся ночной пляске от беспробудного счастья. И гордился Родиной, которая стала еще больше.

Но сомнения — куда же их девать? Разве любой думающий человек не может себе это позволить? Сейчас на ТВ разные точки зрения вкупе с проклятыми вопросами позволили себе только Владимир Познер и Марьяна Максимовская. Познер — мягко, вкрадчиво, по-кошачьи в беседе с очень адекватным политологом Федором Лукьяновым, а Марьяна — просто на своем всем известном профессиональном уровне. Но это единственные, кто так смог, остальные даже не пытались.

Идет серьезная информационная война, поэтому задействованы все силы, лучшие пропагандисты нашего времени — Киселев, Мамонтов, Соловьев, Толстой. Украина — дело принципа, и слабакам тут не место. Ведь когда в 94-м началась первая чеченская, все было по-другому. Канал НТВ тогда искренне посчитал эту бойню несправедливой и открыто выступил против. Из самых благородных побуждений. Но это была война, где кто не с нами — тот на стороне врага. А на НТВ делали интервью с Басаевым, Радуевым, другими террористами. И, несмотря даже на ужасный плен съемочной группы Елены Масюк, эта политика не менялась. Но все равно считалась пацифистской, бескорыстной. Правда, потом владелец НТВ Владимир Гусинский понял, что освещением ситуации в Чечне можно неплохо поторговаться с властью. Превратил благородство в товар и был разбит вместе со своей компанией.

Больше Кремль решил такого не допускать. Под контролем все информационные и политпрограммы. Разрешается лишь дозированная критика, дозированное сомнение, да и то для того лишь, чтобы выпустить пар. Так что вместе сплотимся вокруг партии и правительства, вокруг Крыма! А главное — вокруг телевизора. Ведь он никогда не обманет. Такой правдивый, что даже страшно.

Проверка на вшивость

«Разруха — в головах» — ведь так говорил Булгаков вместе с профессором Преображенским. То, что происходит сейчас в наших головах по поводу Украины — это песня. Ну очень печальная.

фото: Михаил Зильбер

Мы уже все передрались, переругались по этому поводу. В университетской группе, где я преподаю, девочки-студентки поклялись друг дружке в абсолютной ненависти только за то, что одна из них пошла на Марш мира, а другая принципиально его игнорировала. Подобная «война» происходит чуть ли не на всех уровнях. Нас разделили.

В программе «Политика» на Первом выступал знаменитый режиссер Владимир Бортко, снявший в перестройку «Собачье сердце» по тому же Булгакову. Благодаря этому кино мы еще больше возненавидели советскую систему, стали ее презирать.

Теперь Бортко коммунист. Наверное, жалеет, что сделал тогда. В эфире он обратился к одному из ведущих, Александру Гордону: «Скажите, а вам не кажется, что наша Болотная — это тот самый Майдан, это та самая пятая колонна, и если бы ее не остановили, мы бы получили сейчас тех же нацистов, что и на Украине?»

Возникла пауза. Практически мхатовская, потому что Гордон театральный артист. Наверное, за эти считаные секунды он вспомнил все. О том, как зачем-то подписал письмо против уже сидящего в тюрьме Ходорковского и стал, таким образом, первым учеником. О том, что работает на Первом канале, где все под контролем. Что давно уже всегда со всем соглашался.

Но сейчас для Александра Гордона настал момент истины. И он сказал: «Просто эти люди смотрят на мир по-другому, они тоже любят Россию и должны иметь право высказываться. А точку в этом споре поставит само общество, более развитое со временем, чем сейчас».

Теперь уже пауза возникла у знаменитого режиссера, ему было нечем крыть. А ведь так хотелось, чтобы вся студия в едином порыве воскликнула: «Смерть врагам народа».

Но не случилось.



Партнеры