Волчье одиночество любви

19 марта 2017 в 16:17, просмотров: 29465
Волчье одиночество любви

Когда человек рождается, его принимают врачи, акушерки или как минимум сама мать.

Когда человек уходит в мир иной, с ним (ну, как правило) медсестры, близкие или хотя бы случайные свидетели его смерти.

Всю свою жизнь человек проживает среди близких, друзей, сослуживцев, соседей. И все-таки он абсолютно, запредельно одинок. Он обречен на одиночество по сути своей. И это самое страшное, что есть. Человек — эго, и свой жизненный путь он проходит в полном одиночестве. Другие люди могут ему в разных жизненных обстоятельствах посочувствовать, посоветовать, посидеть рядом, даже помочь действием или там деньгами. Но никто не может прожить жизнь вместе с ним. Даже одну секунду этой жизни.

Человек совершенно, леденяще одинок.

И мне кажется, Бог, понимая, какая это ужасная участь, подарил своему творению любовь, близость, друзей, долгое детство детей, общую сферу интересов, одинаковые увлечения, домашних животных... Чтобы скрасить его одиночество.

Сглаживать его максимально долго...

Но это все просто защиты.

Просто рубашки.

Не кожа...

Однажды человек понимает, что он обречен на одиночество.

И все — дальше рядом никого.

Дальше сам.

Один.

До самой смерти.

Тот момент пронзительного отчаяния, когда человек с полной ясностью осознает свое абсолютное одиночество, у каждого наступает в разное время бытия. У самых счастливых — в последнюю секунду жизни, когда в расширившихся зрачках отражается дорога в никуда. У кого-то, наверное, прямая и ровная, залитая солнцем, а у кого-то мшистая и темная, петляющая между рытвинами и оврагами. Те же, кто наделен особенно острым восприятием границы, пролегающей между миром внешним и внутренним, осознают его еще в детстве. Не отсюда ли те самые подростковые группы риска, о которых так часто говорят в последнее время в программах новостей и со страниц СМИ? Не осознание ли собственного одиночества толкает подростков в сети Интернета, а через них — на крыши многоэтажек, а оттуда — на подъездные козырьки? Не ужас ли от внезапного понимания, что всю жизнь свою тебе проживать одному, вне зависимости от того, сколько людей пересечет твой путь, окажется максимально близко — на расстоянии вытянутой руки или пусть даже соединится с тобой на какое-то мгновение в объятиях или поцелуе? Не это ли является тем откровением, которое вчерашние дети на пороге взрослого мира не в силах принять, а порой и пережить?

И не потому ли мы все, всё свое взросление, которое длится-то ровно жизнь, так ценим физическую близость, что только она дает нам величайшую по силе иллюзию, воплощенную в реальности, одновременно единения и двойственности, и тем самым делит наше одиночество на двоих. И не в том ли суть любви — в острой привязанности к тому человеку, который способен пусть лишь и на какое-то время, но влезть в твое одиночество и разделить с тобой твою собственную шкуру...

Но зачастую так бывает, что люди сами усиливают свое одиночество. И, как это ни парадоксально, им в этом услужливо помогают сегодняшние средства коммуникации, предназначенные, как казалось бы, для ровно противоположной цели — одиночество скрашивать. Довелось быть свидетелем совершенно антиномичной ситуации, когда на протяжении десяти отпускных дней я наблюдал на далеких экзотических островах юную пару — девушка и парень сутками напролет лежали рядом с телефонами в руках. Казалось, они не обращают друг на друга никакого внимания, хотя, без всякого сомнения, это была любовная пара. Как выяснилось через время, Ромео и Джульетта XXI века все это время ежесекундно переписывались. Лежали в нескольких сантиметрах друг от друга, уткнувшись в экраны, и писали, писали о своих чувствах. ...Не стану подвергать критике современный эпистолярный жанр, когда любовный месседж умещается в три слова «я тебя хочу!», когда большее изъявление чувств не способен уместить размер экрана чата, а длинное послание, отправленное в Вотс ап, смотрится неуместно, отбивая желание читать его до конца, осуждать реальность — бессмысленно. Но хочу напомнить банальную истину: слова ласкают мозг и душу не менее трепетно и жарко, чем губы — тело. Не бойтесь говорить слова! Они звучат ярче и выразительнее, чем выглядят — одинаково-безлико — возникающие на экране телефона. Ведь даже такая милейшая, ярчайшая черточка человека, как почерк, способная донести через время и расстояния шлейф истинного эмоционального состояния пишущего, отобрали у нас современные средства общения — гаджеты.

За свою жизнь я видел одиночество бесчисленное число раз. И в богатых особняках, под мягкими складками дизайнерской одежды, украшенное крупными бриллиантами и пахнущее самым сногсшибательным парфюмом, оно выглядит не менее пугающе, чем то, что живет в домах общественного призрения. И у него те же маркеры, хотя они могут быть самым разными: от жалобной просьбы побыть в гостях «ну еще хоть чуть-чуть», до отчаянно-бесконечной демонстрации в социальных сетях собственных фотографий. Их выкладывают с, казалось бы, осознанной целью — услышать комплименты, а иногда и вызвать зависть, но в действительности их изобилие — просто крик, порой и не слышимый самим хозяином, о его вопиющем одиночестве. И нарочитая демонстрация себя — это всего лишь попытка согреться от ветерка чужого внимания. Но, помилуйте, разве может согреть ветер?

Ничто не усиливает одиночество человека так, как пустая жертвенность. Истинные, но не оцененные другим человеком чувства к нему, бессмысленно растраченные на чужую жизнь силы, цели, от которых ты отказался под давлением обстоятельств, так и не сбывшиеся заветные мечты. И еще сотни и сотни других житейских обстоятельств, которые отобрали у тебя нечто заветное, подорвали веру в себя, унизили, растоптали. И все это осталось с тобой, ни с кем не разделенное, никем с тебя не смытое и в тебе не утешенное. И любовь — истинная, возвышенная, даже великая, способная вознести на вершину блаженства, с таким же виртуозным мастерством может сбросить тебя в буквально волчье одиночество.

Но все-таки с течением времени жизни усиливается не оно само, данное тебе изначально, а его осознание. Оно прорастает в тебе исподволь, и ты замечаешь его лишь тогда, когда оно уже полностью владеет и умом, и сердцем.

Но вы, наверное, спросите: а в каких же реалиях существую я? Что же, вопрос закономерный... Я очень рано осознал свое одиночество и большую часть жизни вел с ним долгую, изматывающую душу войну. Я искал свою любовь и пытался быть любимым другими. Второе, кстати, требует самой настоящей, причем максимальной самоотдачи. Быть может, кто-то и не поверит, но любить самому намного легче и приятнее, естественнее и желаннее, чем быть любимым другими. Ведь если со способностью любить человек рождается, это великий, врожденный инстинкт, то умению быть бесконечно желанным, не причиняя любящим ни страданий, ни разочарований, приходится учиться всю жизнь. Не верите? Вспомните про себя: все ли любящие лично вас — от ваших детей до родителей — всегда довольны вами? Не являетесь ли вы порой единственной причиной их незабываемых обид и обжигающих горечью слез?

Я страдал, раздираемый на части потребностью любить и быть любимым и одновременно от осознания собственного абсолютного одиночества, очень долго.

Мучительно долго.

Пока однажды не осознал его как дар.

Да, одиночество может быть даром.

Но лишь тогда, когда становится источником творчества. Ведь только творчество — постоянное, всепоглощающее — требует полного отречения от всего внешнего и максимального сосредоточения на себе. И когда ты осознаешь себя внутреннего, себя настоящего, ты начинаешь черпать в том силу. Привыкая жить только в своих границах, ты становишься абсолютным хозяином своего внутреннего «я». И вот тогда — нет, только тогда! — начинаешь слышать космос и получаешь способность перевести его звучание на обычный, человеческий язык, доступный слуху каждого.

И сегодня я делаю все возможное, а порой и невозможное, чтобы согреть тех людей, которые приходят ко мне — незащищенные, жаждущие тепла — в надежде найти в моих песнях столь необходимую им любовь. Я чувствую в зале тех, кому я особенно нужен, и стараюсь дать этим людям то, в чем они так отчаянно нуждаются, — защиту от стылости и энергию жить.

А что она такое — наша жизнь? Просто множество человеческих одиночеств. И они вьются разноцветными нитями и создают пестрый узор бытия.

Жутковатый в своей реалистичности.

На проклинайте свое одиночество.

Ведь это и есть вы сами.



    Партнеры