Умом Россию не понять. Но поменять — можно

Наша национальная идея проста: самокритичность и адекватность

6 сентября 2013 в 18:50, просмотров: 27880
Умом Россию не понять. Но поменять — можно
фото: Геннадий Черкасов

Когда недавно приезжал в Москву, друзья пригласили в летнее кафе на ВДНХ. Пить немецкое пиво. Когда выпил достаточно, стал искать туалет. «Выйдите на улицу, сверните направо», — подсказала официантка. Я вышел, свернул и увидел монстра — туалет типа сортир. Дырка в полу, адская грязь и темно-малахитовые мухи, жужжащие оду антисанитарии. На миг представилось, будто я перенесся в параллельную реальность. Но нет: 2013 год, Москва, ВДНХ, кафе, пруд...

Просто пиво немецкое, а туалеты российские. Их, особенно бесплатных, у нас всегда не хватает. Как и других элементарных вещей, на которых держится порядок во «всем цивилизованном мире».

Аптеки предлагают широчайший ассортимент лекарств, которые спасают от всего, даже от смерти, но порой не купить йода и марганцовки. Власти, уволив более ста тысяч лесников, удивляются: отчего это каждый год пылают леса? Страна является крупнейшим поставщиком нефти в мире, но закупает бензин в Финляндии. Подобные несуразности взрывают мозг, разрушают нормальное функционирование общества.

Пока олигархи скупают футбольные и баскетбольные клубы, немалая часть населения живет как до революции. Пашет на скотине. По бездорожью топает в больницы и школы. Обходится без газа, водопровода, канализации. В век всемирной связанности оптоволоконными кабелями уровень образования российских детей падает, как ракеты со спутниками.

Мой немецкий родственник, попав в Москву, был шокирован:

— Вы так богато живете! У вас хороших машин больше, чем в Германии!

Это в стране, где за чертой бедности примерно треть населения. Это не пропасть между бедными и богатыми, а параллели, которые никогда не пересекутся.

Умом нас не понять. Но чем прикажете понимать, задаваясь извечными «почему»?

Почему если ты получил высшее образование, то, скорее всего, работаешь не по специальности? А если проучился восемь лет на врача, дал взятку, чтобы устроили в больницу с ободранными стенами, то живешь беднее, чем какой-нибудь мерчендайзер?

Почему если корову назвать гепардом, то бегать она от этого быстрее не станет, но считается, что можно улучшить работу милиции, переименовав в полицию?

Почему большинство считает американцев тупыми, но при этом взахлеб смотрит их фильмы, читает их книги и слушает их музыку?

Почему почти каждый знает Стаса Михайлова, но многие согласны с тем, что Булгаков расстрелял Лермонтова на дуэли из автомата (такой опрос провел недавно один телеканал)?

Почему одновременно в Турции отменяют плату за обучение в вузах, а у нас ее вводят за «дополнительные» уроки в школах?

Почему за один украденный миллион дают пять лет, а за миллиарды — ничего?

А главное — почему все это никого особо не беспокоит, словно так и должно быть? Ощущение, что попал в госпиталь, где больные наперебой убеждают друг друга в общей здоровой обстановке.

Иностранец никогда не поймет, как все это у нас функционирует. Чтобы пошла горячая вода, он будет крутить кран с горячей водой. Ну не идиот?

У нас свои жизненные законы, свой мир, где люди отвыкают делать нормальные вещи. Здороваться друг с другом. Говорить «пожалуйста» и «спасибо».

Женщины пашут на трех работах, управляют компаниями — мужики валяются на диванах. Может, не случайно «глава семейства» у нас женского рода? Новые поколения уже и выглядят под стать выполняемым функциям. Девушки — крупные, боевитые, волевые. Парни — субтильные, инфантильные, слабые.

Любая сфера нашей действительности — парадокс. Убитая хрущевка дороже испанской виллы. Футболисты попадают в состав не потому, что умеют, а потому, что лимит соблюдать надо. Министр образования говорит с ошибками. Республиканского министра назначают по активности в Instagram. И так далее.

Мы тихо сошли с ума и делаем вид, что здоровы? Что ж, СМИ нам в помощь.

Включи телевизор — увидишь другую Россию, свободную, процветающую. Адекватную. Но большинству суждено жить в общем бараке, где все устроено вопреки, а не для. И барачные жители не просто довольны — очарованы собственным величием. А че? Послушаешь дядек на экране — и тут и там мы в первых рядах. Неадекватной лжи верят, хотя, казалось бы, человеческие уши не должны выдерживать таких порций лапши.

Наш человек начинает прозревать, только попадая за рубеж. Мой отец, например, возвращаясь из Новой Зеландии, где бывает ежегодно, изумляется. Почему в крошечной стране без каких-либо ресурсов люди живут как люди? Почему делается всё для, а не против них? Почему пенсионеры не боятся дожить до старости?

Но время проходит, и он смиряется с тем, что есть.

Торжество сюрреализма повсюду. Мужчины умирают в 57, но на пенсию выходят в 60. Водители лепят голых девиц рядом с иконками Богородицы. Фарш стоит дешевле мяса, из которого, если верить этикетке, он на 100% состоит. Вкладчики несут деньги тому, кто уже обманул их и даже отсидел за это в тюрьме. На рынках и в магазинах продают фрукты из Польши и Турции, а свои гниют в садах, потому что собрать некому и негде хранить. Народ боится полиции больше, чем бандитов.

Стоит задуматься на минуту — и изумишься нелепости происходящего. Но задуматься не дают. Грузят без продыху. То попы разбушевались, то девки сплясали, то геи распоясались.

Почему священники ездят на машинах, больше подходящих наркодилерам? Или не тот, кому они служат, говорил, что «легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в Царствие Небесное»? Почему, глядя и слушая главного борца с геями, невольно думаешь, что он палит по своим?

В телевизоре — спагетти, в Интернете — окрошка суждений по любому вопросу. Как правило, негативных. Задача: доказать свою точку зрения с пеной у рта. Написал, что Путин молодец: автор — тварь продажная. Написал, что Путин не молодец: автор — тварь редкостная. Проиграли Олимпиаду — плохо. Выиграли Универсиаду — плохо.

Все плохо. Пивом не пои — дай другого дураком обозвать. Ярлык навесить. О родине заикнулся — патриот махровый. Заграницу похвалил — либерал проклятый. В клоаке критики «золотой середины» разума нет и быть не может. Главное: всех несогласных с тобой откритиковать, ни разу не усомнившись в собственном мнении. Потому и трансформировалась патология в норму. Ведь главный враг неадекватности — самокритика и объективная самооценка.

Антоний Великий пророчил, что наступят такие времена, когда десять больных придут к здоровому и скажут ему: «Ты болен, потому что ты не такой, как мы».

Видимо, данные времена у нас наступили. Больные, неадекватные ходят по стране миллионами; решительные, уверенные, наглые. Их ничто не смущает. Они не задаются вопросами, не терзаются сомнениями. И хотят, чтобы так же поступали другие.

Поэтому, сколько ни ломай философских копий, на мой взгляд, русская национальная идея нынче проста — каждый день призывать к ответу, прежде всего себя. Чтобы по кирпичику перестраивать наш дурдом, самому надо быть в адеквате. Только тогда окружающая реальность перестанет казаться нормой и потихоньку начнет меняться.



Партнеры