Хроника событий 6000 сотрудников РАН будут уволены до 2018 года РАН приняла новый устав Путин поручил Медведеву сохранить штат реформированных научных госакадемий Счетная палата сделала вывод, что Академии наук РФ управляли имуществом неэффективно и нарушали закон Ученые доказали чиновникам, что служенье муз не терпит суеты

День мракобесия

Назрел новый общенациональный праздник

29 сентября 2013 в 17:48, просмотров: 86995
День мракобесия
фото: Михаил Ковалев

Сегодня понятно, что реестр государственных праздников неполон. Необходимо введение общенационального «дня мракобесия». Возможно, впрочем, в названии праздника будет использовано не само слово «мракобесие», а его ближайший синоним, и он будет именоваться как «день духовности». Дата для нового праздника (18 сентября) определилась благодаря ГД РФ. Именно в этот день Госдума поставила первую точку в «деле Академии наук», внезапно отхлестав по щекам эту почтенную организацию и зачитав ей смертный приговор.

Азарт, с которым думцы прихлопнули «творенье Петра и Ломоносова», а с ним и надежды России на хоть какое-то развитие, поначалу казался необъяснимым. Злые языки объясняли думскую выходку ссылкой на труды специалистов по «депутатьему поведению»: те связали случившееся с «невозможностью регулярной подачи бананов в зал заседаний». Но, согласно товарно-транспортным накладным, снабжение Государственной думы бананами в период с 15.9.2013 по 19.9.2013 осуществлялось в полном объеме, кормления проводились регулярно, так что никаких оснований для особо агрессивного поведения у депутатов не было.

Согласно другой версии, ГД приговорила Академию наук, опасаясь дальнейших разоблачений своих «докторских» и «кандидатских» диссертаций, приобретенных у сомнительных лиц. Но эта гипотеза тоже не выдерживает серьезной критики. Известно, что подавляющее большинство депутатов даже и не помнит о таких своих мелких покупках, как научные степени.

Пребывающий в своей обычной носорожьей прострации Совет Федерации выходку ГД, разумеется, одобрил.

Конечно, само исполнение приговора еще впереди. По всей вероятности, это будет выглядеть весьма живописно: главную научную структуру будут выламывать, как лишний зуб, применяя методы раскачки, дробления, а может быть, и прямого вытягивания. Анестезия, видимо, не потребуется, т.к. никакой боли по поводу происшедшего страна не чувствует. Разрешенный часик пошумели лишь впечатлительные дÓценты. ОМОН бережно сдул бородатых деточек с улицы, всё стихло и забылось, как будто и не было никогда никакой Академии наук. Кремлевская черная дыра поглотила ее без следа и писка.

Кончину РАН, конечно, можно приписать и козням одного царедворца, руководствовавшегося давней личной обидой на кристаллы и порядок их изучения. Но это предположение равноценно уверенности, что механизм наручных часов способен провернуть стрелки Биг-Бена.

На самом деле все гораздо интереснее. И масштабнее.

Подлинные причины ликвидации «храма российской науки», по всей вероятности, надо искать в возрастании духовности населения РФ. И только ею можно объяснить отсутствие каких-либо болевых ощущений у населения. Вполне возможно, что сама РПЦ и не имеет прямого отношения к разгрому Академии наук, но объявленная ею гонка в прошлое — в невежество и дикость, к «духовным скрепам» — набрала мощь и масштабность. Основной ценностью объявлены традиции, так как именно они являются питательной средой для религии. Именно через традиции прошлое успешно диктует настоящему свои дикарские правила.

Напомню, что «творцы традиций» не имели (и не могли иметь) ни малейшего понятия об электричестве, Павлове, Циолковском или Хокинге, о квантах, о происхождении жизни, о канализации и нейрохирургии, о дамских тампонах, космосе, теории относительности, туалетной бумаге или происхождении человека.

Незнание этих факторов с современной точки зрения является элементарной неразвитостью. Именно она когда-то делала нормой завшивленность, гнилозубость, работорговлю и рабскую покорность владельцу. Она же обеспечивала искренность религиозных представлений, легкость отношения к массовым убийствам, нормативность педофилии, пыток и безграмотности. Она же формировала то отношение к людям, которое предлагается сегодня как то, к чему необходимо «возвращаться».

Сегодня для любого из «творцов традиций» не нашлось бы иного места, кроме как на цепи. Или на скамье подсудимых международного трибунала. Изобретенные ими «под себя» и «для себя» правила жизни, понятия о добре и зле должны были бы быть захоронены вместе с ними, а «могильники» изолированы тщательнее, чем концентраторы сибирской язвы. Поскольку живущая в них древняя зараза еще более живуча. Выпущенная на волю, она деформирует поведение человека и в XX, и в XXI веке. Для примера можно вспомнить III рейх или «дело Пусси Райот», которое, по сути, является рецидивом средневековых «процессов о ведьмах».

Но могильник потревожен — и мы видим, с какой скоростью Россия разворачивается строго назад и «обезнаучивается». Меняется мировоззрение масс, выстраиваются очереди к «поясам», вангам, экстрасенсам, святым и заряженным водам, мощам и иным чурингам. Участь науки в обществе такого типа, конечно, предрешена. Да и на что она могла рассчитывать в государстве, ориентированном на «ценности», которые стоили жизни и свободы сотням ученых?

Хотя нынешняя позиция религии и заключается в аккуратном повиливании хвостом перед светской ученостью, поверить в искренность церкви можно только в том случае, если допустить, что она порвала со своей догматикой, историей, со своими авторитетами и самой своей сутью. А это не так. Напомним, что агрессивное отрицание науки не затерялось в веках вместе с Кормчей книгой, проклинающей «премудрости бесовские», с архаичными трудами св. И.Лествичника, Ф.Затворника или Т.Воронежского. Возьмем относительно свежего идеолога, почитаемого и авторитетного св. Игнатия (Брянчанинова). Он откровенно пишет: «Ученость есть мерзость и безумие перед богом, она — беснование» («Слово о человеке»); «Науки — плод нашего падения, произведение поврежденного падшего разума» («Письма о подвижнической жизни»).

В деле сохранения тотального невежества как нормы исторические заслуги церкви несомненны. Именно она запрещала, изымала или сжигала целыми тиражами книги Гоббса, Локка, Гольбаха, Гельвеция, Вольтера, Фламмариона, Геккеля, Дарвина, Фейрбаха, Сеченова и даже Жюля Верна. В XVII веке она вдохновляла погромы первых аптек в Москве, изгнание и травлю Ивана Федорова. В XVIII веке — аресты типографов, осмеливавшихся печатать западную научно-просветительскую литературу, как это было с Новиковым. В XIX веке она громила анатомические музеи и требовала устами митрополита Исидора ссылки И.М.Сеченова на покаяние в Соловки за «Рефлексы головного мозга», предавала анафеме писателей и проклинала строительство железных дорог, электричество и наркоз.

Сегодня она снова главный воспитатель страны, снова учит добру и правде. По примеру своих святых. Таких, как кроткий и благостный Иван Сергеев (церк. псевдоним Иоанн Кронштадтский). В 1908 году Иоанн Кронштадтский… молился о смерти Льва Толстого, прося своего бога убить старого писателя: «Не дай ему дожить до праздника… Возьми его с земли, этот труп зловонный, гордостью своей посмрадивший всю землю». (Дневник 1908 г., сентябрь.)

Россия XXI века оказалась для церкви прекрасным учеником. Посему она не только не испытывает ни малейшей потребности содержать масштабную организацию (РАН), цели которой явно враждены «духовным скрепам», но и демонстрирует абсолютное безразличие к науке как таковой. Какое-то время наука рассматривалась как придворный фокусник, обязанный изготавливать гаджеты вроде мобильников и ракет. Но потом выяснилось, что Корея с гаджетами справляется лучше, а космическая гонка с США проиграна навсегда. Искать в науке что-нибудь «русское», что можно было бы пустить на «скрепы», оказалось бессмысленно — она транснациональна по своей природе.

Россия быстро забыла смысл и роль науки.

У России надо было бы отобрать мобильники, инсулин, лифты, самолеты и кардиостимуляторы. Лишить ее электричества и автомобилей. Тогда бы общество, мгновенно забыв про «духовность», вновь оказалось бы на коленях перед знанием. Но, к сожалению, это невозможно.

Исходя из всего этого, кончина РАН закономерна. Впрочем, и поделом. РАН была единственной в стране силой, способной возглавить битву с наступающим мракобесием. Но она побросала знамена, зажмурилась, излакейничалась. Вот теперь и «огребает по полной».

За малодушие и конформизм. За попов в президиумах научных конференций. За холуйские освящения лабораторий и библиотек. За церковную пропаганду в школах. За вышвырнутые музеи и планетарии. За МИФИ. За преданный ими пепел Бруно, Сервета, Валле, де Доминиса, Чекко д’Асколи, Этьена Доле; за «забытое» унижение Галилея и слезы Сеченова, за объятия с наследниками тех, кто давил по церковным темницам астрономов и палеонтологов.

Конечно, каждый народ имеет право выбирать вектор развития. Оставим это право и за Россией. Право громить науку, собирать стокилометровые крестные ходы, сажать девчонок за песенку и избирать в парламент фанатиков. Ничего страшного. Перед революциями это бывает.

Реформа РАН. Хроника событий


Партнеры