Боец Анастасия Янькова: «Bellator выгоднее UFC во всех условиях»

Чемпионка России по тайскому боксу уже в апреле дебютирует в американском промоушене

27 января 2016 в 16:40, просмотров: 7470

Признаюсь честно: когда смотрел за спаррингом Анастасии Яньковой, которая пару недель назад подписала контракт с Bellator, становилось порой страшновато. Все-таки, не часто встретишь девушку, которая способна тебя побить. Но едва она вышла с ринга, как в личной беседе передо мной предстала уже совершенно другая Янькова: которой не чужды женские «заморочки», которая рассуждает о современных мужчинах, рассказывает, почему пошла в единоборства, а также восхищается профессором Северусом Снеггом из «Гарри Поттера», которому удалось невозможное.

Боец Анастасия Янькова: «Bellator выгоднее UFC во всех условиях»
Фото предоставлено пресс-службой

«Когда выходила на бой в образе Золушки, в голове творился арт-хаус»

- Когда впервые на тебя вышли из Bellator?

- Еще в прошлом году начался конкретный диалог, было это весной. Длительный процесс переговоров, подписание контракта, который вообще был бы невозможен без моего менеджера – Вадима Корнилова, а закончилось все ближе к концу года. Официально объявить об этом можно было только сейчас.

- Какую-нибудь конкретику по контракту можно озвучивать?

- Не хотелось бы говорить об этом, но я надеюсь на долгое и плодотворное сотрудничество. Первый бой мне предстоит в апреле, турнир пройдет в Турине. А сейчас я улетаю в США, где, возможно, проведу сборы вплоть до самого поединка.

- Что ожидается в твоем дивизионе Bellator?

- На данный момент туда подписано около восьми девушек, из разных стран: из Англии, США, Украины. Начинающий дивизион, спортсменки, которые не весят 61 кг или 51 кг будут там. Конкуренция ожидается сильная.

- Если бы ты была готова либо набрать вес, либо согнать, таким образом подойдя под формат UFC – диалог с ними был бы возможен?

- Естественно. Тут дело в том, что я знаю условия, которые предлагают в UFC, и знаю условия Bellator. На данном этапе в Bellator выгоднее по всем условиям, в том числе и в финансовом плане. Плюс также очень важен пунктик монополии: UFC не разрешают больше нигде выступать. А мне важно боксировать еще и в России.

- Получается, что когда они вышли на тебя у тебя был только один бой по правилам смешанных единоборств. Как считаешь, этого достаточно, чтобы подписать контракт с такой серьезной организацией?

- Само собой этого мало. Но я воспринимаю это как некий кредит доверия. Мне дали аванс, и это значит только одно: когда другие будут тренироваться один раз в день, я буду два.

- Но тем не менее, у тебя богатый опыт выступлений в тайском боксе. Это уравнивает шансы с соперницами в плане психологии?

- Мандраж будет в любом случае. Как я поняла со слов организаторов, в Турине будет огромная арена, большое количество людей, я на таких турнирах еще не выступала. Когда я дралась на FIGHT NIGHTS, в зале было примерно 9 тысяч человек, и то, это был какой-то эмоциональный взрыв! А сейчас будет вообще сумасшествие.

- Вспоминая турнир FN: у тебя был очень необычный выход на бой, ты появилась в карете и в костюме Золушки. Как вообще появилась такая идея?

- Это придумала не я. Когда мне предложили это, в первый раз я решила, что это сумасшедшая задумка и взяла время для обдумывания. Но посоветовалась со своей командой, решили, что это круто и захотелось порадовать публику не только своим боем, но еще и элементом шоу. Как мне кажется, выглядело действительно эффектно и красиво. Правда, словами не передать, что тогда творилось у меня в голове! Арт-хаус. Одно дело, когда перчатки, клетка, ты настраиваешься под свою музыку и выходишь на бой… А тут! Какое-то голубое пышное платье, карета, играет классическая музыка в исполнении живого оркестра: если представлять это как сон, выглядит и то реалистичнее, чем было на самом деле!

- С одной стороны, бойцы обычно выходят в несколько ином стиле: жесткая музыка, заряженность на поединок. А с другой, тебе как девушке, было наверняка приятно почувствовать себя Золушкой?

- На самом деле, это совсем не тот момент, в котором я хотела бы почувствовать себя принцессой! (улыбается). Я разминалась, потом на меня одели платье, и делать что либо дальше было очень неудобно. Поэтому пришлось его снять и я спокойно разминалась дальше, оказавшись в платье лишь перед самым выходом.

- О выходе на турнире Bellator уже думала? Ждать какой-нибудь фишки?

- Честно говоря, я пока сосредоточена только на подготовке к бою, но исключать не буду!

- Возвращаясь к крайнему поединку, тебе, как представителю ударной школы было особенно приятно завершить бой сдачей соперницы?

- Там был определенный риск, так как я вообще не знала, что из себя в партере представляет тайская спортсменка. Да, все говорили, что она 100-процентно мало что умеет в борьбе, но я буквально только что вернулась со сборов в Таиланде и могу сказать: там много девушек, которые отлично борются, с хорошим уровнем партера.

Фото предоставлено пресс-службой

- Переходить из ринга в клетку было сложно?

- Да, определенные нюансы были. Например, я очень люблю отталкиваться от канатов и идти в атаку. В клетке такое сделать нельзя. Приходится отучаться. Ну и не стоит забывать того, что клетка – это замкнутое пространство.

- Не давит?

- А мне этим и нравится. Что есть в MMA, чего никогда не будет в том же кикбоксинге: максимальная приближенность к реальному поединку. «Кик» больше джентльменский вид спорта, ограниченный рядом правил, которые сковывают. В смешанных же единоборствах твоя задача повалить соперника и потом его еще и добить.

- Довольно интересно слышать такое от девушки…

- Ну, это щекочет нервишки! Что-то новое для меня и интересное.

- При переходе в MMA ты больше времени уделяешь подтягиванию партера или наоборот, совершенствуешь свои сильные стороны?

- В Таиланде я в основном делала акцент на джиу-джитсу и борьбу в партере, благо, там было у кого поучиться: тренировал бразильский специалист, который раньше готовил Крис Сайборг.

- Сейчас во время поединка ты спокойно сможешь продолжить его в партере или предпочтешь вернуться в стойку?

- Я люблю бороться. У меня есть качества, благодаря которым в этом аспекте я выгляжу предпочтительнее: да, возможно, у меня нет такой скорости, как у других девушек, но я сильнее. Плюс гибкость, я не деревянная, из некоторых приемов мне легче выбираться. Так что, бороться мне по душе. Конечно, с первого раза у меня что-то и не получается, но я записываю все в специальный блокнотик и учусь.

- Блокнотик? Расскажи об этом, такое редко встретишь сейчас.

- Если знания не использовать, то они быстро уходят. А тут у меня все перед глазами, я знаю, что это я умею, а вот это следовало бы потренировать, и так далее. Давно веду уже такие блокноты, но раньше это касалось только моего веса. Сейчас же там выдержки из тренировочного процесса, за сколько до поединка и как я подгоняю вес. Удобно: могу посмотреть, какой у меня был вес на определенном этапе подготовки несколько лет назад и как это отражалось на моем самочувствии.

«Хотела научиться драться, чтобы защищать маленьких»

- В единоборствах ты оказалась в 6 лет, когда пошла на каратэ. Расскажи, как вообще ты пришла к тому, что хочешь именно в эту секцию?

- Самый лучший подарок из моего детства, это когда папа презентовал мне нож. Так что, у меня характер такой. Кому-то куклы нужны были для счастья, а мне вот – ножи. Я вдохновлялась Джеки Чаном, Брюсом Ли… Вообще, родители меня водили в разные секции, но я нигде не задерживалась. Там скучно, здесь неинтересно. Когда привели на танцы, я вообще подумала: «Пф-ф-ф, сами занимайтесь своими танцами!». Это вообще не моя история. В итоге родители согласились и отвели меня на каратэ, хотя был еще вариант с ушу. Но я сказала, что это для девочек.

- А хотела туда, где для мальчиков?

- Хотела туда, где меня действительно научили бы драться.

- С чего вдруг у девочки появилось желание уметь драться? Обидел кто-то когда-то?

- Никто меня не обижал, никто не бил. Но в детстве, помню, меня всегда возмущала жестокость. Я была большой любительницей кошек и собак, всегда их кормила, и когда во дворе ребята их обижали, мне всегда хотелось их защитить. Или когда обижали маленьких. Но я понимала, что не могу этого сделать! Хотелось обрести силу, чтобы могла подойти и сказать: «Так, маленьких – не трогать!».

- Получилось?

- Абсолютно! В школе постоянно заступалась за тех, кого ущемляли. Всегда ведь есть кто-то, на ком самоутверждались остальные, а я была защитницей таких ребят. Садилась за парту к обидчикам, и говорила, что если что, они будут иметь дело со мной (улыбается). Все в школе знали о том, что я занимаюсь каратэ.

- Родители, наверное, в самом начале были не сильно в восторге от твоего выбора?

- У меня очень мудрая мама, по образованию она психолог. И она умеет говорить так, что ты сам поймешь, что тебе надо и примешь решение. Конечно, она переживает, но любой маме будет тяжело понимать, что ее дочка на каждой тренировке получает синяки, а когда выходит в ринг – ей могут сломать нос. Но она у меня очень нестандартная! Мама путешествовала по Южной Америке, катается на сноуборде, и поэтому когда она мне говорит, что осторожнее на тренировках, я смело отвечаю: «Мама, осторожнее сама!». Потому что я тоже переживаю, когда она в горах на катается, я вот лично боюсь. Она каждую зиму пытается уговорить меня съездить с ней, но зимой я ужасный домосед. На тренировках тепло и уютно, а там – холодно, я мерзну.

Фото: социальные сети

- Потом в определенный период у тебя случился застой в спорте, да?

- Да, в 14 лет я подумала, что не стану профессиональным спортсменом. Задумалась, что скоро закончу школу и надо бы определиться, куда идти дальше. Не хотелось идти на экономиста или юриста, потому что все идут на экономиста и юриста! Поняла, что у меня есть несколько лет, чтобы найти себя. Стала ходить на разные курсы: дизайн, журналистика и актерское мастерство.

- То есть, в принципе, мы сейчас могли бы быть коллегами?

- Да! Но и это оказалось не моим, в итоге я пошла на дизайн. С детства много рисовала, поступила в институт. В это время я просто ходила в зал и занималась фитнесом, потому что не могла вообще не тренироваться. Потом уже познакомилась с тренером по тайскому боксу и с этого все и началось.

- В итоге институт ты не закончила?

- К тому моменту у меня уже начались проблемы психологического характера: мой бунтующий мозг не хотел рисовать то, что говорили. Как это так?! Я же творческая личность! Я поняла, что это ремесло, а не то, о чем я читала в книжках про художников. Оставалось совсем немного до диплома, но я решила, что все чему необходимо, я уже научилась, ну а диплом – это просто корочка и дальше под систему я прогибаться не хочу. Сейчас я понимаю, что это бред сумасшедшего, но на тот момент – юношеский максимализм.

«Сначала парни не хотели со мной спарринговаться»

- Люди довольно скептически относятся к женским боям…

- И это совершенно нормально. Нормально, что когда я прихожу в новый зал, меня боятся бить по лицу. Но при этом есть девушки, для которых это и есть их путь. То, что делает их счастливыми, и это далеко не для всех. Я ни в коем случае не буду говорить, что каждой женщине нужно заниматься единоборствами, это бред. Но те, для кого это не просто какой-то фан или прикол, имеют на это полное право.

- Со стороны кажется, что женские бои намного более ожесточенные, нежели мужские. Это так?

- Тренер по каратэ говорил: мальчики дерутся до первой крови, девочки – до первой смерти (улыбается). И это так! Девушки выходят в ринг и дерутся не только за себя, а вообще за все женские единоборства, доказывают, что мы можем.

- Девушек в MMA мало, соответственно и спарринг-партнеров тоже. Какого тебе тренироваться с парнями?

- Для меня это только плюс. В первом моем бою это сыграло огромную роль. Объективно – девушка была сильнее меня в борьбе. Если бы я до этого не тренировалась с ребятами из моей команды Industrials и «Академии Бокса», которые весили на 15 кг больше меня, я бы не смогла уйти из болевых приемов.

- Никакого дискомфорта при этом не возникает? Может, стесняются некоторые…

- В начале да, многие не хотели со мной спарринговаться. Когда на тренировках распределяли по парам, парни отходили подальше, мол как это так – бить девушку?! Это же позор! Но потом, когда пару ударов пропускали, переставали видеть твое лицо и длинную русую косу (улыбается).

- Не приходилось проводить разъяснительные беседы, на тему: ребят, ну давайте посерьезнее, не бойтесь?

- Бывало пару раз. Но сейчас все прекрасно понимают, что если меня временами не бить по лицу, то это будет происходить в ринге. Жалеть меня – медвежья услуга. Но, конечно, меня не избивают на тренировках так, что я уползаю из зала.

Фото: социальные сети

- Скажи, то, что девушки по природе своей более эмоциональны – в боях плюс или минус?

- Это вообще отдельная история, у всех по-разному. Кому-то надо завестись перед боем, кому-то наоборот – успокоиться. Касательно меня, то свою золотую середину я еще не нашла. Пробовала разное: медитировала перед боем, слушала агрессивную музыку, поэтому я в поисках идеального состояния.

- Есть у тебя определенные соперницы, с которыми ты хотела бы сойтись в клетке?

- Да, в моем весе таковых много, но не хотелось бы говорить о ком-то конкретно, так как надеюсь, что уже в ближайшем будущем я с ними встречусь в поединке.

- А если говорить о спортсменках потяжелее? Чисто гипотетически. Та же Ронда Роузи, например.

- У меня к ней такое отношение, что я даже не могу представить себя с ней в клетке. Для меня это такой персонаж, который очень вдохновляет. Уверена, если она изменит свою тактику, и это будет та Ронда, которая была раньше – она возьмет реванш у Холли Холм и вновь станет чемпионкой.

- Роузи – человек, который смог вывести женские единоборства на новый уровень, во многом благодаря ей их стали так много обсуждать. Хотела бы ты стать такой же для России?

- Мне безумно льстят все эти сравнения, что я русская Джина Карано и так далее. Если мне поступает предложение где-то сняться или принять участие, то я соглашаюсь не из-за того, чтобы еще больше людей сказали, какая я классная. Нет. Просто… Почему мы знаем фамилии девушек из каких-то реалити-шоу? Каких-то второсортных актрис, у которых нет таланта, певиц, которые не умеют петь или светских львиц, которые известны только за счет скандалов? Я не хочу, чтобы мои дети смотрели на этих людей и думали, что это круто. Пусть смотрят на Федора Емельяненко. Мне хочется, чтобы как можно больше спортсменов было на виду и надеюсь в этом помогать, чтобы популяризовать спорт.

«У женщин слишком много заморочек»

- Не было раньше немного жалко, что у всех свободное время, а тебе – на тренировку?

- Нет! В то время, как все пробовали свой первый алкоголь и сигареты, я шла с сумкой или читала книжки. У меня был такой образ жизни еще до того, как это стало мейнстримом (улыбается). Старалась побыстрее проходить мимо одноклассников, которые тайком от родителей «затягивались» во дворе, чтобы тренер не учуял от меня запах дыма! Иначе в зал бы больше не пускал…

- А в дальнейшем, личной жизни не помешало? Может, мальчики боялись…

- Никогда такого не было. Наоборот. Из-за тренировок мне всегда было легче общаться с парнями. Девочки меня спрашивали, Насть, подскажи, вот он мне это написал… А я-то знаю, что он написал, я с этими же парнями уже разговаривала об этих же девушках (смеется). На сборах мальчики называли уже не Настя, а Стас. Объясняла им, что девочки имеют ввиду в разных ситуациях. Так что проблем никаких не было, общаться было легко. Гораздо сложнее выстраивать отношения тем девчонкам, которые только в женском коллективе, потому что думаешь, что парень – это какой-то инопланетянин и совершенно не понимаешь, что у него в голове! А когда с ними постоянно, иногда даже сама думаю, как они. Надеюсь, я беру от них только лучшее: у девушек слишком много заморочек, а парни по этому поводу не парятся. Надо взять это на вооружение (улыбается).

- И у тебя заморочек тоже много?

- Ну, конечно, женщина во мне живет, где-то переживает. Но ее я стараюсь успокаивать.

- А что в тебе – типично женского?

- Мне нравится медийная деятельность, фотографироваться, работать на камеру. Это девчачье. Ах, да! Люблю печенье делать из протеина (улыбается).

- Назови три вещи, которые ты больше всего выделяешь в мужчинах.

- Уверенность, умение быть таким, какой ты есть на самом деле и ответственность. Все это отличает настоящего мужчину.

- Как считаешь, в современных мужиках этого все меньше и меньше?

- Честно говоря, я не сторонница фраз аля «ой, не осталось богатырей на земле русской»! Наоборот. Наверное, я очень счастливый человек, потому что мен я окружают сильные мужчины. Мне сложно трезво оценивать, может быть, за пределами зала все действительно очень плохо. Но в моей среде все хорошо, я – счастливчик!

- Какая ты за пределами зала?

- Спокойная, потому что я очень устаю в зале, добрая, потому что вся агрессия уходит в зале. Рисую, читаю книжки.

- Какие любимые?

- Люблю Кафку, Бродского, Маяковского, Брэдбери, от настроения зависит. Иногда хочется и Гарри Поттера почитать.

- Что-нибудь из Бродского прочитаешь?

- Первое что приходит на ум: «Я входил вместо дикого зверя в клетку…», ну а дальше – похоже больше на шансон, нежели на произведение (улыбается).

- Ты упомянула про Гарри Поттера. Недавно вот Алан Рикман умер, игравший Северуса Снегга…

- Северус – очень интересный персонаж. Ему удалось невозможное: притвориться плохим, хотя на самом деле он хороший. Обычно люди делают наоборот…



Партнеры