Будни золотой рыбки

Трехкратная олимпийская чемпионка Наталья Ищенко этот сезон пропустила по уважительной причине: она готовится стать мамой

29.10.2013 в 16:26, просмотров: 1461

Мы же будем ждать возвращения воспитанницы «Юности Москвы» Москомспорта в большой спорт.

Будни золотой рыбки
фото: Михаил Евсеев

ВИЗИТКА

Наталья Ищенко

родилась 8 апреля 1986 года. Заслуженный мастер спорта по синхронному плаванию. Трехкратная олимпийская чемпионка, 16-кратная чемпионка мира и 9-кратная чемпионка Европы, абсолютная чемпионка Европы 2010 года. Первая синхронистка в истории чемпионатов Европы, которой удалось выиграть все четыре вида. Выступает за ФСО «Юность Москвы» Москомспорта. Тренер Татьяна Данченко.

– Наталья, в детстве вам пришлось выбирать между синхронным плаванием и художественной гимнастикой. Кто повлиял на ваше решение?

– Мама, потому что в пять лет ребенок может только сказать, нравятся или не нравятся ему занятия. Когда меня спрашивали, что мне нравится больше: плавание (тогда я думала, что это я купаюсь) или художественная гимнастика, я отвечала, что и то, и то. Но мама сама всю жизнь хотела заниматься именно синхронным плаванием, потому что в Смоленске, где она жила, не было секции. И она воплотила свою мечту во мне.

– До 14 лет вы тренировались в Калининграде, а потом переехали в Москву.

– Было тяжело. До 14 лет я жила дома и была «тепличным» ребенком: даже по Калининграду одна не гуляла. Когда встал вопрос о том, чтобы ехать в Москву, мама предоставила мне решать самой. Первый год в отрыве от семьи дался нелегко. Естественно, это общежитие, это Москва, большой город, новые приятели, коллектив. Мне очень помогла бабушка, к которой раз в неделю ездила в Подмосковье. Поесть домашней пищи, почувствовать рядом близкого человека было очень важно. Через год уже адаптировалась, и назад уже не хотелось.

– В какой момент поняли, что «покорите» столицу?

– Когда я приехала, то из лучшей спортсменки, какой была у себя в Калининграде, превратилась в самую слабую. Меня даже не хотели брать в училище, но поручился мой тренер: «Через год эта девочка будет в призах, а если нет, можете меня уволить». Когда на чемпионате России я заняла призовое место, почувствовала в себе силы. Это и был переломный момент.

– Были минуты, когда сомневались в выбранном пути?

– Когда меня об этом спрашивают, отвечаю: «Каждое утро». Просыпаешься и думаешь: «Зачем тебе это надо»? Но потом понимаешь, что столько лет шла к цели, и нельзя просто так отказаться.

Зрение 4D

– Каждый раз, когда наблюдаешь за выступлением наших синхронисток, не перестаешь удивляться, как им удается добиться такой синхронности?

– Здесь большая заслуга тренера Татьяны Евгеньевны Данченко. У нее зрение 4D. Она может увидеть ошибку, которую никто не заметит. У нее в голове все как на замедленной съемке, и она нам про все эти помарки скажет до просмотра записи. Замечает любой нюанс!

– Легче работать в группе или в дуэте?

– Синхронность сложнее отрабатывать в дуэте. В группе нас восемь, и потому не каждый зритель способен заметить недочеты.

– Иностранная пресса просто взорвалась после вашего олимпийского триумфа. Газеты так и стремились перещеголять друг друга в подборе эпитетов к вашему выступлению. Как рождаются ваши номера? Ведь за несколькими минутами стоит огромная работа.

– Все начинается с того, что мы придумываем образ. Это, наверное, самое сложное, потому что в один год мы делали номер про спецагентов и понимали, что уже в следующий раз необходимо придумать что-то совершенно другое. Образ должен быть ярким, чтобы была возможность выразить его и в костюмах, и эмоционально.

Второй этап – музыка. Татьяна Евгеньевна прослушивает массу дисков с утра до ночи: и в машине, и на работе, и на кухне. После того как определились с музыкальным сопровождением, надо подобрать темп и звук. Только потом начинается сама постановка, и занимает она примерно три месяца. Поскольку наша сборная – «законодатель мод», мы не можем себе позволить брать элементы из старых композиций. Необходимо показать что-то новое, интересное.

Кажется, что ничего сложнее придумать уже невозможно. Однако каждая следующая программа показывает, что есть, куда стремиться. Когда номер готов, мы приступаем к отработке и начинаем шить костюмы. Приезжает дизайнер, смотрит. Мы высказываем ей свои пожелания. Иногда из пяти вариантов мы можем собрать один. Купальники у нас самые красивые, полмира шьет их в России. Макияж мы тоже, естественно, продумываем.

На Олимпиаде ввели правило, по которому необходимо авторское разрешение на использование музыкальных отрезков. Мы никогда не сталкивались с этим, однако буквально за два месяца до Игр в Лондоне нас едва не поставили в тупик.

Один номер у нас был под Майкла Джексона, и с этим проблем не было – всемирное достояние все же. Второй дуэт включал три отрезка из голливудских фильмов. Мы думали, что с американцами могут возникнуть сложности, но они нам сразу все подписали. А вот один российский автор долго не давал добро. Такой вот парадокс.

– А сколько времени тратите на грим и прически перед выступлением?

– Примерно час. Но если брать наш олимпийский дуэт, когда у нас была сложная прическа с двумя пучками и сложный макияж под кукольные лица, то подготовка заняла чуть больше времени. Но это уже отработанная технология, мы примерно знаем время – это час, час десять.

– Сколько длились ваши ежедневные тренировки?

– Около десяти часов в день. Пять часов утром и столько же вечером. В перерыве мы обязательно спали несколько часов, чтобы успевать восстанавливаться.

– То есть, практически весь ваш день – это тренировка и сон?

– Ну, и еда (смеется).

Мы счастливее русалок

– Вы ехали на Олимпиаду в Лондон фаворитками?

– Олимпийские игры – это абсолютно другие соревнования и неповторимые ощущения! Тут важно не изводить себя морально, не думать о том, что на трибунах будет 20 тысяч зрителей. Журналисты уже отдавали нам золотые медали. Но мы не смотрели телевизор, не читали газет. Всякое может случиться. Не забуду, как в Пекине японкам уже пророчили бронзовые медали, но одна их девушек во время выступления потеряла сознание. В результате – только пятое место. Поэтому не нужно нас «награждать» раньше времени, для нас это – огромное психологическое давление.

– Вы против того, чтобы медали заранее «вешали» спортсменам. Но, с другой стороны, такая репутация – своего рода гарантия, что никто не снизит вам оценки намеренно.

– Никто, но вот если дадим повод…

– Почему с Олимпиады в Сиднее золотые медали завоевывает только сборная России?

– Мы очень много работаем. Может, столько же китаянки, но они потому и прогрессируют. Плюс, все наши тренеры продолжают заниматься с нами, никто не уехал за границу. Еще у нас очень сильная школа синхронного плавания. Российские спортсменки выигрывают и детские соревнования, и юношеские, и взрослые.

– А кто сейчас является вашим основным конкурентом на международной арене?

– Китай, Испания. Однако испанцы после Олимпиады уволили главного тренера, которая 15 лет была у руля сборной. Именно при ней Испания сделала огромный скачок, показывала необычные программы. Китаянки тоже очень сильны и техничны, вот только воображение подводит (смеется).

– Вас как только не называют: золотыми рыбками, русскими русалками…

– Как-то меня спросили, с кем я себя больше ассоциирую. Русалка мне не очень нравится, потому что я сразу вспоминаю сказку Андерсена (улыбается). Мне кажется, что мы счастливее той русалки.

– По впечатлениям что-то может сравниться с Олимпиадой?

– Эмоции от путешествий. После Олимпиады я просто «дорвалась»: несколько раз ездила за границу. Вначале была в ЮАР. Получился очень интересный вояж, на который сама вряд ли бы решилась.

Потом мы отправились в Замбию, и там с нами произошел случай. Поехали на сафари: львов с тиграми не нашли, носороги оказались не очень страшными, поэтому нас заинтересовали купающиеся слоны. Слегка насторожило то, что они не обходят деревья, а просто вырывают их с корнем и идут по прямой. Одному зверю, видимо, не понравилась наша машина, и он понесся прямо на нас. Я пережила, наверное, самое большое потрясение в жизни! Когда уже вернулась домой, прочитала, что этот слон все-таки перевернул один из туристических автомобилей и улегся сверху. К счастью, никто не погиб. После ЮАР я поехала в Эмираты, затем – в Мексику, Египет, Сингапур и Таиланд. Такой вот экзотический тур.

– В Европу вас не тянет?

– Она вся однообразная.

– Какое место на Земле для вас самое лучшее?

– Везде хорошо по-своему. С удовольствием снова поехала бы в Таиланд.

– Кем вы видите себя в будущем?

– Сначала мамой (смеется). Моя мечта – работать на телевидении, хотя еще не знаю, как все сложится. Скорее всего, это будет передача, связанная со спортом. Стану ли тренером, еще не решила: у меня очень мягкий характер. Хотя уже пробую себя и в этой роли, помогаю своему тренеру Татьяне Данченко. Она «поручила» мне двенадцатилетнюю девочку и удивляется, почему я на нее не кричу (смеется). Я отвечаю, что не могу кричать, мне детей жалко.

– У вас остались нереализованные мечты?

– В детстве была смешная – стать директором зоопарка.

– Дома есть животные?

– Да. Зоопарк (смеется) Кошка и два аквариума. Один аквариум – с хищными циклидами, другой – с золотыми рыбками. Была еще черепаха, я ее подобрала. Представляете, черепаху выкинули на улицу!