Преступление или наказание?

Злоба дня

11 октября 2013 в 19:09, просмотров: 13243
Преступление или наказание?
фото: vk.com
Сергей Пчелинцев.

5 августа в Пскове в собственном доме был жестоко убит известный священник Павел Адельгейм. По обвинению в убийстве был задержан оператор Сергей Пчелинцев, который в данный момент проходит психиатрическую судебную экспертизу: несколько лет назад Пчелинцев получил серьезную черепно-мозговую травму, после чего не раз жаловался на сильные головные боли.

8 октября на сайте национальной премии в области неигрового кино и ТВ «Лавр» появился лонг-лист с именами потенциальных номинантов на награды в этом году. В предварительный список в категории «Лучший по профессии» (в этом году в этой категории оценивают операторов) попал и Сергей Пчелинцев, как оператор фильма Анны Шишовой «Катя».

10 октября в прямом эфире телеканала «Дождь» журналист Павел Лобков заявил, что отказывается от своей премии «Лавр», которую он получил в той же категории «Лучший по профессии» (в 2000 году в ней оценивали телерепортеров) за фильм «Мавзолей».

— Я не считаю себя вправе разделить одну премию с убийцей священника Павла Адельгейма, — заявил Лобков.

Список номинантов, которые будут бороться непосредственно за награды, объявят только 19 ноября, но чисто теоретически и правда нельзя исключить такую возможность, что Пчелинцев не только попадет в число финалистов, но и получит премию.

Свое выступление Павел Лобков начал со слов, что Пчелинцев «в первую очередь известен не как оператор, а как убийца священника Павла Адельгейма». И хотя с этим заявлением Лобков поторопился так же, как и с зачислением Пчелинцева в номинанты (виновным человека может назвать только суд), его слова поднимают другую, не менее важную проблему — профессиональной этики. Как история с потенциальным награждением убийцы — вопрос скорее из диалектики, чем угловного права. Слишком много усложняющих ситуацию деталей.

фото: Владимир Чистяков
Павел Лобков.

Заслуженный журналист Павел Лобков хочет максимально отдалиться от неизвестного коллеги, обвиняемого в тяжелом преступлении. Понятная позиция, на которую он, безусловно, имеет полное право.

Но исключение Пчелинцева из списка номинантов по этическим, а не профессиональным соображениям будет выглядеть как ущемление его в правах. Подозреваемый в убийстве — оператор, работающий в документальном кино. И премия «Лавр» оценивает именно эту сторону его деятельности. В конце концов, снимать кино — его работа, которая в том числе подразумевает участие в подобных конкурсах. Уголовный кодекс за вменяемое ему преступление предусматривает до 15 лет лишения свободы, но и это не подразумевает запрет на занятие профессиональной деятельностью после отбывания наказания. (В отличие, скажем, от учителей и воспитателей детских садов, обвиненных в педофилии.)

В это время не так давно в Норвегии Андерсу Брейвику, убившему больше 70 человек, разрешили заочно учиться в университете по специальности «политолог». А директор тюрьмы Ила, где содержится террорист, заявил, что администрация тюрьмы всегда старается помочь заключенным «получить формальную квалификацию».

Изучению психологии преступления и адекватного ему наказания Федор Михайлович Достоевский в свое время посвятил немалое число страниц. С тех пор каждое общество в целом и человек в частности решают этот вопрос по-разному.

Если довести два самых распространенных взгляда до абсолюта, то получится примерно следующее. Одни стараются всячески оградить себя от преступника, исключить малейший шанс встретиться с ним — хотя бы даже виртуально, в списке номинантов одной премии. Тем самым значительно усложнив преступнику всю оставшуюся жизнь. Другие считают, что даже после самого зверского преступления заключенный имеет право после освобождения — хотя бы даже виртуального (потому что реально Брейвик не выйдет на свободу никогда) — все так же быть интегрированным в общество.

А кто из них прав — об этом, кажется, не знал и сам Достоевский.



Партнеры