Следует ли каяться Пугачевой и Галкину?

Злоба дня

27 декабря 2013 в 19:23, просмотров: 20831
Следует ли каяться Пугачевой и Галкину?
фото: Лилия Шарловская

Младенцев, появившихся на свет от «суррогатных матерей», РПЦ разрешила крестить только после покаяния родителей. Они, родители, как говорится в заявлении Синода, «должны осознать, что с христианской точки зрения подобная репродуктивная технология является нравственно предосудительной».

Меня в который раз удивили странности трактовки нашей церковью тех или иных явлений или действий. Мне всегда казалось, что покаяние предполагает искреннее сожаление и раскаяние в совершенном необдуманно поступке. Но как может мать или отец раскаиваться в том, что произвели на свет свое ненаглядное дитятко? Они должны сожалеть о том, что родили его именно таким способом? Но если другой возможности у них попросту не было — в чем же им каяться?

Между тем суррогатное материнство — вещь, безусловно, неоднозначная. Как ядерная энергия, которая может приносить огромную пользу, а может уничтожить человечество. Если к нему прибегают мечтающие о детях люди, которым здоровье никак не позволяет обзавестись потомством естественным путем, то это, конечно, благо — как и любые другие достижения медицины, помогающие полноценно жить вопреки разным хворям.

Но когда, скажем, суррогатную мать нанимает женщина, не желающая портить свою фигуру беременностью, переносить токсикоз или делать перерыв в бизнесе, — суррогатное материнство превращается во зло. Потому что, как ни крути, стать стопроцентной матерью она едва ли сможет — в отсутствие тех материнских инстинктов, которые зарождаются во время вынашивания плода, в отсутствие той связи, которая соединяет ребенка и мать через пуповину. И никакая фигура, никакой бизнес или токсикоз такой жертвы не стоят.

Оно является злом и в тех случаях, когда мужчина, не желающий обременять себя всеми теми сложностями, которые неизбежно возникают при общении с женщиной, решает нанять суррогатную мать — так же, как нанимает домработницу, повариху, няню, — и родить ребенка «для себя». Он заведомо обрекает будущего сына или дочку на сиротство — ибо жизни без любящей мамы нельзя пожелать ни одному ребенку.

К суррогатному материнству нельзя относиться просто, как к клизме или удалению аппендицита, — иначе можно пойти и дальше и начать разводить детей, как кроликов, для самых разных нужд. И тогда произойдет именно то, что происходит с мирным атомом, трансформированном в бомбу.

И вот разобраться в этом тонком вопросе — кому и в каких случаях допустимо воспользоваться суррогатным материнством — людям, по идее, должна помогать церковь. Помочь оценить, настолько ли желанен будущий ребенок, настолько ли невозможно его рождение иным способом, чтобы пойти ради него против природы и естественного течения жизни. И если это так, то и каяться впоследствии не в чем. А если нет — то лучше вообще отказаться от этой идеи.

Но вместо этого церковь просто уравнивает первых со вторыми. Выстраивает порочную цепочку: «надумал согрешить — согреши — покайся — и все будет о’кей».

...Минувшей осенью было много разговоров о суррогатных детях Пугачевой и Галкина. Одни умилялись на счастливых родителей, другие бурно осуждали их за пиар на детях. Ответить на вопрос, кто в этом споре прав, могут только эти двое. Ответить, разумеется, самим себе. Поскольку никто, кроме самих Пугачевой и Галкина, наверняка не знает, является ли их брак союзом любящих людей, тех, что и в горе, и в радости, пока смерть не разлучит, — или же пиар-ходом хватающей за хвост уходящую славу Певицы №1 и амбициозного артиста, к этой славе стремящегося. Никто не знает, что для них эти дети — благословение их любви или все тот же способ привлечь всеобщее внимание. Только они могут знать, следует ли им каяться и в чем. Покаяние вообще интимная штука, и если оно происходит по указке сверху — то это и не покаяние вовсе.



Партнеры