А из нашего окна

Георгий Янс
Журналист

32 года назад случился один из самых позорных и скандальных эпизодов за всю историю Советского Союза. Вечером 28 мая 1987 года в «сердце» страны — в Москве у стен Кремля приземлился самолет-«нелегал», которым управлял молодой немец Матиас Руст.

В феврале в Вашингтоне около российского посольства появилась площадь имени Бориса Немцова. Несколько дней назад в Вильнюсе открыли сквер имени погибшего политика. Конечно, аккурат напротив российского посольства.  

У нашего внешнеполитического ведомства эти памятные акции не нашли понимания. Их даже называли недружественными. В дипломатических делах в ходу так называемые симметричные, а иногда несимметричные ответы. Выслали определенное количество наших дипломатов из той или иной страны, мы в ответ высылаем точно такое количество.  Они нам закон Магнитского, мы им «сиротский закон»  Димы Яковлева. Все симметрично и ассиметрично. 

А вот на появление площади и сквера Немцова ответа нет.  Конечно, можно что-то назвать именем покойного Маккейна, потому что его не любил президент Трамп. Но проблема в том, что покойный не любил нашего президента. За что заслужил звание русофоба. Потому что, как мы хорошо знаем, Путин это Россия.  

Правда, есть американцы, получившие российское гражданство. Во-первых, дай Бог им здоровья, они все живы. Во-вторых, им и без площади собственного имени очень хорошо живется.

Поэтому нашему МИДу на все недружественные и злокозненные происки врагов надо давать универсальный ответ. «А из нашего окна площадь Красная видна». Пусть враги теряются в догадках, что российский МИД имел в виду. 

Другие записи в блоге