"Черные списки" оппозиции

Георгий Янс
Журналист

Евгения Чирикова  выступила инициатором  всероссийской акции -  «составление и публикация «черных списков» коррупционеров». 

Акция – неудачный симбиоз инициатив  Навального (поиск жуликов и воров в с помощью интернета) и действий властей США (список  российских чиновников, которым запрещен въезд в страну). Более того, затея госпожи Чириковой не только популистская (выборы, выборы), но и во многом просто провокационная.

История советского государства – история «черных списков», которые чаще всего оказывались «расстрельными».  Сначала были списки контрреволюционных элементов – интеллигенция, духовенство, офицеры. Потом списки кулаков, «врагов народа» и так далее по списку.

Поэтому чириковские «черные списки» коррупционеров – это хорошо забытое старое. Казалось, что «хорошо забытое».  Оказывается, нет. У нас просто тяга к спискам на генетическом уровне.

В чем вижу провокационность и вредность подобных списков. Синоним  словосочетанию «черные списки» - короткое и емкое слово «донос». Донос во все времена провоцировал в доносчике самые низменные человеческие качества – зависть, жадность, мстительность.

Фактически это же провоцирует в людях и Евгения Чирикова.

«К составлению «черных списков» приглашаются все желающие. С целью информирования населения предполагается публикация этих списков на общедоступных площадках в сети Интернет, оглашение их на публичных акциях».

Нет сомнений, что главной площадкой для списков станет Интернет.  Практика последних лет показывает, что формат Интернета – анонимность. Не сомневаюсь, что на чириковский призыв откликнутся тысячи и тысячи анонимов. Появятся в сети имена коррупционеров с их коррупционными деяниями («ушатами помоев»). Это и есть формат старинного доноса с поправкой на современные технологии.

В таких списках был бы хоть какой-то смысл, если бы под фамилией коррупционера стояла фамилия того, кто считает чиновника жуликом.  Это означает простую вещь –  быть готовым нести ответственность за свои слова.  Много ли найдется таких не анонимных борцов с режимом?

Кто будет отвечать, если выяснится, что чиновника оболгали? Далеко ходить не надо. Буквально на днях Виктор Шендерович  написал: «Я прошу прощения у Сергея Собянина и его жены, Ирины Собяниной».

Это ошибся человек достаточно осведомленный, а осведомленность большинства интернет-анонимов на уровне «одна бабка сказала».

Разоблачать коррупционеров надо. Но это чрезвычайно титанический труд.  Человек, занимающийся этим должен забросить все другие занятия и заниматься только этой работой.  Работа, надо сказать, не только неблагодарная, но и опасная.

А бросаться гневными филиппиками типа – « дать обществу возможность осознать нелигитимность нынешней власти и сформировать к ней отношение как к оккупационной власти преступного сообщества» - ни труда, ни отваги не надо.  Пустозвонство – оно и в Африке пустозвонство.

 

Другие записи в блоге