Увеличить размер шрифта Уменьшить размер шрифта Версия для печати

Мир это война. Война это мир

Международное право – это право сильного. И все любые толкования насчет справедливости и равноправия – это только бла-бла-бла. Сказка и фиговый листок.

«Историческая», как назвал ее генсек ООН Пан Ги Мун, резолюция Совбеза 1973 от 17 марта помимо требования установить запрет полетов над Ливией, содержит один очень важный пункт. В нем говорится, что надо «принять все необходимые меры... чтобы защитить граждан и населенные гражданами районы, находящиеся под угрозой нападения в Ливийской Арабской Джамахирии, включая Бенгази». Все меры, кроме иностранной оккупации в любой форме.
Готовили эту резолюцию Британия и Франция (американцы вперед не высовывались, но – будьте благонадежны! – маячили на заднем плане). И готовили не для того, чтобы прекратить ливийскую междоусобицу и гибель граждан. Не для того, чтобы принудить полковника Каддафи к миру. А для того, чтобы его уничтожить – политически. А если выйдет, то и физически.
Муаммар Каддафи, который вел и ведет себя на удивление достойно (особенно для такого, как он экстравагантного персонажа), может миллион раз приказывать своим войсками прекратить огонь, отойти назад – да что угодно.
Если телеканалы сообщат, что джамахирийские войска утюжат гусеницами миролюбивых повстанцев – то сиди даже солдаты Каддафи по казармам, полковник будет считаться агрессором. Он виноват уж тем, что кое-кому хочется маленькой победоносной войны.

Западная коалиция – будто акула, почувствовавшая запах крови. И у нее только одна задача – атаковать. Причем то, что происходит – уже за рамками задач, определенных резолюцией 1973. И на деле не имеет отношения ни к запрету над полетами, ни к защите мирного населения.

Только Запад, уверенный в своей силе, имеет право устраивать интервенции (о да! – сугубо гуманитарные, исключительно!), чтобы предотвратить гибель мирных жителей.

Так было в Ираке, когда американцы и британцы наносили удары по военным объектам, устраивая над суверенным государством зоны, свободные от полетов. Так было в Югославии, по которой наносили ракетно-бомбовые удары, чтобы защитить от кровожадных сербов несчастных косовских албанцев. Так происходит сегодня в Ливии. И Запад будет это делать и дальше – если только уверен, что не получит за это по рукам.

Ведь никто даже не заикался о том, чтобы установить «no fly zone” над Чечней, когда там гибли мирные жители. Или «принять все необходимые меры», чтобы обезопасить гражданское население. А все потому что Россия – ядерная держава. И при всем бардаке в армии способна худо-бедно нанести «гуманитарным интервентам» существенный урон.
Никто не помышлял о том, чтобы обстреливать «Томагавками» китайские объекты, когда власти подавляли выступления сепаратистов в Тибете и Синьцзяне. Потому что у Китая огромная армия и атомная бомба впридачу.

А Ливию бомбить можно. У нее старый боевой авиапарк, изрядно обветшавший и не обновлявшийся в годы международных санкций. У нее нет ядерного оружия – полковник Каддафи, заигрывавший с Западом, отказался от разработок оружия массового поражения. И захотят ли в Иране позабыть о ядерных амбициях, когда в люой момент от Запада можно ждать ракетно-бомбового привета – был бы повод? А повод всегда найдется. Разгоняют же иранских оппозиционеров. Можно и к ним прийти на помощь. Международное право сильного освятит это вмешательство.

Ведь цель-то благая. Защитить мирных жителей. А то, что десяток-другой этих самых жителей погибнет... Не беда. Лес рубят – щепки летят.

Вон, в Афганистане или Пакистане бахнет американский беспилотник – и 40 местных селян как не бывало. Дипломаты и военные, конечно, извинятся. Но зону, свободную от полетов НАТОвской авиации, там устраивать некому. Ведь у «Талибана» и «Аль-Каиды» нет «Томагавков» и «Миражей».

Но только пусть не удивляются потом в Париже или Лондоне, если в тамошних подземках будут рваться живые бомбы. Терроризм, как известно, оружие слабых.

просмотров: 5826