“Песню года” взяли с боем

На главном музыкальном событии Борис Моисеев говорил про женитьбу, а Валерий Леонтьев пел про развод

05.12.2010 в 15:47, просмотров: 8120

“Ты кого сейчас в Кремле избил?” — ошарашил Игорь Крутой Филиппа Киркорова прямо на входе в “Олимпийский” в разгаре проходившей здесь в субботу вечером “Песни года”.

“Кого я избил?” — оторопел Филя.

“Вот я и спрашиваю — кого?” — продолжил допрос Крутой. Страшный слух, как выяснилось, распространил Моисеев.

“Песню года” взяли с боем
фото: Лилия Шарловская
Киркоров: ох, дошутится Моисеев — своих не узнает.

“Увижу Борю, я ему...” (Что именно сделает, Филя показал, плюнув на кулак и сделав им характерный жест выбивания чужих клыков.) “Зачем он врет, что я кого-то избил?”

Так, с шутками и прибаутками, плавно продвигалась к финалу “Песня года”.

А в это самое время в Кремле проходил “Золотой граммофон”. Кто придумал этот офигительно смешной прикол — провести два музыкальных сборища с одними и теми же артистами в один и тот же час и вечер, — осталось неизвестным. Заметим: у Крутого зал собрался под завязку и друзья были “в шоколаде” (Киркоров приз получил, Леонтьев вручил, Аллегрова концерт закрыла), да и песни прозвучали интересные. Сегодня, на творческом безрыбье, и несколько композиций, радующих слух, — уже праздник.

Филипп Киркоров спел с Анной Нетребко. Анна, даром, что ли, оперная дива, позабыв, что она в “Олимпийском”, голосила, как в Большом. Ремейк Малены Эрман прозвучал достойно. Вот если бы еще текст не звучал как перевод... Но даже при чужом тексте Киркоров и Нетребко стали “Дуэтом года”. Заслуженно.

Еще одну песню Филипп спел, как у него водится, про Пугачеву. Всем хороша “Мы так нелепо разошлись”, одна беда — хоть убей, небольшим музыкальным фрагментом вызывает в памяти “Не отрекаются любя”. Впрочем, как уже говорил Игорь Яковлевич, “нот всего семь”, а вспомнить Минкова всегда приятно. Само исполнение было на высоте. “Хорошо поет, жалко, что умер!” — заметила шестилетняя дочка подруги, услышав намедни эту песню. “Почему это умер?” — удивилась подруга. “Так поет, как будто это его последняя песня...” — вынес свой приговор ребенок... Устами детей, как известно, глаголет истина.

Валерий Леонтьев спел новую песню, которая имеет сразу два взаимоисключающих названия: “Разведемся” и “Любовь жива!”. Зрителям работа их любимца понравилась, плюс к двум названиям песня уже успела получить прозвище — “Телогрейка-душегрейка”. Бахвалясь безупречным вокалом, Валерий Яковлевич — весь в черном, с головой бриллиантового медведя на шее — сделал сенсационное заявление: после официального расторжения отношений он будет “любить” и “ждать всегда”. Но фанатам не стоит бежать сломя ноги в ряды тех, кого ожидают. В песне главное слово “развод” (основа припева), а значит, без оного обещание не работает.

Смотрите фоторепортаж по теме: Аллегрова щупала грудь Сердючки
35 фото

За кулисами Леонтьева трепали на предмет, что из имущества он продает и кому. После некоторых (тоже взаимоисключающих себя) публикаций в таблоидах нашлись желающие приобрести и квартиру в Москве, и дом в Майами. “Кто же продает, когда цены лежат? — удивлялся Леонтьев. — Этот дурак не я! Ничего не продаю, никуда не уезжаю. Всем расслабиться!”

Сам Крутой на пару с Ларой Фабиан выступили дуэтом (Игорь Яковлевич, понятно, не пел, зато играл). Что до мировой звезды, то она исполнила песню звезды советской — “Любовь, похожая на сон”, да еще по-русски, чем сорвала овации. Исполнила хорошо, но эта песенная территория занята прочно, Пугачеву не заглушишь, не перепоешь.

Абсолютное попадание — пожалуй, точнее, чем у прочих, — было у Лаймы Вайкуле. Ее песня — пожелание купить любую (она не капризная!) дорогую иномарку, но главное, чтобы с дарителем внутри, — и по тексту, и по музыке, и по темпу претендовала на то, что называют устаревшим еще в прошлом веке словом “хит”.

Не огорчила Кристина Орбакайте, ее уверения, что она “нежная и совсем не снежная”, может, убедили не всех, но были не лишены смысла.

Кроме вышеупомянутых товарищей порадовали Иосиф Кобзон — и поправившимся здоровьем, и профессиональной работой, Юрий Антонов — тем, что, перепев свой старый хит “Летящей походкой”, не испоганил песню, а оставил в варианте, до боли знакомом и именно тем любимом зрителю, “А-Студио” — тем, что весьма качественно исполнила очень приличную и довольно новую композицию.

фото: Лилия Шарловская

Боря Моисеев на концерте спел старенькую “Звездочку алую”, а должен был бы новую, посвященную пассии из-за океана. Моисеев заверил репортера “МК”, что до Нового года купит-таки квартиру в Питере. А там, глядишь, и свадьба не за горами.

За кулисами Боря вовсю прикалывался, кричал: “Я хочу сфотографироваться вон с той девушкой, но ее мужик меня клеит!”

Завершали концерт Билан с косой челкой и Верка Сердючка с косяком зайцев (его танцоры с ушей до хвостов были наряжены в костюмы символа наступающего года — белых кролей).

Финалила Ирина Аллегрова. Всем хороша эта роль, только вот ряды зрителей к тому моменту заметно поредели: у большинства полчаса до закрытия метро — это третий звонок с концерта. Нелегко было Ирине Александровне — тяжела ты, шляпка Пугачевой! — допевать за всеми, но она справилась.

К символу 2011 года примеривались и Ирина Аллегрова и Борис Моисеев. Автор фото: Лилия Шарловская.

Во втором часу ночи, когда концерт наконец-то благополучно закончился, окрестности спорткомплекса заполонили “голосующие” на дороге зрители. Невольно подумалось, что Игорь Крутой, который из года в год гарантирует людям стопроцентное опоздание на метро, с таксистами в доле. Если нет — значит, он не такой предприимчивый, как мы про него думаем.