Зазеркалье доброй сказочницы

В Москву приехала детская писательница Корнелия Функе

На несколько дней в Москву приехала замечательная детская писательница Корнелия Функе, книги которой читают дети во всем мире. На этот раз она привезла свою новую сказку “Бесшабашный”. Но главная цель — не только это. Дело в том, что продолжение книги Корнелия решила написать на основе русских сказок. И, конечно, для этого ей просто необходимо было побывать в стране, где их придумали и рассказывают. Функе — обаятельнейшая женщина, буквально светящаяся изнутри и заряжающая этим светом все вокруг. Это настоящая добрая сказочница.

Корреспонденту “МК” удалось встретиться с писательницей и задать ей несколько вопросов.

В Москву приехала детская писательница Корнелия Функе

— Во время встречи с российскими читателями вы сказали, что в российской литературе вам больше всего нравятся братья Стругацкие, а больше всего их повесть “Трудно быть богом”. Почему именно Стругацкие и кто еще из наших писателей вам нравится?

— В юности моим любимым писателем был Максим Горький, разумеется, мне очень нравился Толстой, но я его читала в английских, а не немецких переводах, потому что немецкий вариант, на мой взгляд, неудачен. Очень нравятся рассказы Чехова. А в Нью-Йорке у меня есть друг, который занимается переводом малоизвестных произведений Антона Павловича. А моей дочке очень нравится Достоевский со всей его глубиной и философским началом.
Стругацкие же мне нравятся потому, что это фэнтези, те же самые сказки. Когда мне было 20 лет, я была без ума от фантастики. И в первую очередь от Стругацких и Филиппа Дика. Это совершенно другой по письму и смыслу автор, но на том этапе они для меня были самыми интересными.

Разумеется, я смотрела фильм Андрея Тарковского “Сталкер”. Он просто не может не нравиться.

Вообще в русской литературе есть то, чего мне не хватает в западноевропейской, — меланхолия и грусть. Это очень эмоциональный стиль повествования, в отличие от того же сдержанного и чопорного английского. Аналогично вашей литературе также эмоциональна французская. Например, Стендаль.

А поскольку моя последняя книга “Бесшабашный” рассказывает о событиях, происходящих в XIX веке, то русская литература этого периода мне сейчас особенно любопытна. Тем более что в книге я попыталась воссоздать политические реалии того времени с добавлением сказочности.

— Ваш последний роман “Бесшабашный” — только первая часть задуманного цикла. Как вы уже поделились с читателями, вторая часть будет основана на французских сказках, а третья на русских. Можно ли об этом рассказать подробней?

— Я уже написала 180 страниц второй части. В ее основу действительно легли французские сказки с некоторым вкраплением английских. Пожалуй, самое важное место в новой книге будет занимать такой персонаж, как Синяя Борода. По поводу третьей части вы совершенно правы, она будет основана на русских сказках. Приехав сюда, я обнаружила удивительное богатство материала, которое в одной книге просто не охватишь.

— И не надо в одной.

(Смеется.) Я постараюсь сделать как минимум две “русские” части. Я выяснила, что Россия меня интересует по обе стороны зеркала: и сказочной, и реальной. Во второй части будут два мира: Нью-Йорк как реалия нашего времени и сказочная Шотландия. А вот Россию я вижу по обе стороны зеркала, настолько она многогранна.

— Каждому из писателей, приезжающих в Москву, я задаю один и тот же вопрос: что вы увезете с собой на память о нашем городе? Так, например, Пауло Коэльо утверждал, что увез камешек с Красной площади, кто-то “коллекционирует” красоту наших девушек... А вы?

— О! Идея с камушком мне очень нравится, надо будет об этом подумать! Можно мне тоже его увезти? Звучит очень соблазнительно.

Ну а если серьезно, то я увезу совсем другое. Когда я только начинала писать “Бесшабашного”, я думала, что в этом цикле будут три книги. Но после поездки в Москву я приняла другое решение — их будет шесть. Вот это — 6—7 лет своей будущей работы — я и увезу из вашей страны.

— Вы первый раз в нашем городе. Что вам понравилось, что запомнилось?

— Я много гуляла эти дни по Москве. И обратила внимание, что это очень многоуровневый город, а фасады часто отличаются от того, что находится во внутреннем дворике. За внешней официальностью нередко скрывается неофициальная обстановка. Мне очень нравится, что здесь множество маленьких и проходных двориков. Вообще мне нравится все, что находится в Москве между домами. А еще просто сумасшедшее сочетание старины и нового или сделанного под старину.

Так, меня очень удивили, когда сказали, что здание ресторана “Пушкин” — это новострой, а не старинный особняк. Это очень по-голливудски. Но там это ожидаешь, а в Москве это было неожиданным открытием. Вы вообще очень здорово играете со своим богатым прошлым.

— Перед приездом вы говорили, что вам больше всего понравилась Баба Яга и Змей Горыныч. Сейчас пристрастия изменились? Вы нашли для себя кого-то нового, кто войдет в новую книгу?

— Я очень жду знакомства с новыми персонажами, которых буду тщательно изучать уже дома. Вчера я с огромным удовольствием листала альбом с иллюстрациями Васнецова и нашла там для себя множество новых персонажей и идей для будущих книг.

Братья Гримм, к которым я много обращалась, уже исчерпали свой ресурс для моих книг, а тут появилось непаханое поле новых возможностей!

И, конечно, просто поражает российская традиция иллюстраций. По исполнению это настоящие шедевры. Они просто удивительны. Для меня это еще один источник вдохновения. И я не сомневаюсь, что когда вернусь домой, обязательно развешу многие из них у себя в кабинете.

И есть еще один любопытный факт. Идея “Бесшабашного” появилась благодаря России. Так что у этой книги самые настоящие русские корни. Я ее придумала, когда работала над сценарием к “Щелкунчику”. И неудивительно, что теперь книга сама хочет вернуться к истокам.

— В нашей блогосфере все эти дни очень активно обсуждается, что вы отказались от предложения экранизировать свой последний роман. Есть и сторонники, и противники такого решения.

— Ой, как интересно! Действительно обсуждают? Очень приятно и лестно.

Действительно, я и мой близкий друг и настоящий соавтор книги Лайонел Уигрэм, сценарист нового “Шерлока Холмса”, поставленного Гаем Ричи, и продюсер двух последних “Гарри Поттеров”, один раз уже отказались от предложения об экранизации. И дело не в том, что цикл еще только пишется. Мы хотим сами контролировать этот вопрос. Мой соавтор в кинобизнесе уже 25 лет и прекрасно знает все препятствия.

Лайонел три года вместе со мной, впервые в жизни работал над книгой. И теперь стал совершенно по-другому относиться к экранизации. Теперь книга и его ребенок. Поэтому мы и не торопимся, чтобы сделать все так, как мы хотим.

— Может быть, есть смысл снимать третью часть книги в России, если она будет построена на материале из наших сказок?

— Вы правы! Это должно происходить здесь, и вы вправе первыми увидеть то, что получилось.

Кстати, мой соавтор очень расстроился, что не смог приехать вместе со мной. Но он сейчас занят на съемках “Шерлока Холмса” в Лондоне. Вчера вечером он звонил и сказал мне: “Я очень-очень тебе завидую!” А ему в подарок привезу книгу на русском языке.