Душа литературы — это народ

Таково убеждение нового лауреата литературной премии Александра Солженицына Олега Павлова

В Доме русского зарубежья имени Солженицына состоялось чествование нового лауреата. В зале очень много знакомых лиц: русские прозаики, критики, журналисты... И, естественно, присутствовали несколько лауреатов этой замечательной премии.

Таково убеждение нового лауреата литературной премии Александра Солженицына Олега Павлова
Олег Павлов

Наталья Дмитриевна Солженицына вручила почетный, воистину драгоценный диплом лауреата прозаику Олегу Павлову. Литературная публика услышала авторитетное суждение жюри, за что же 42-летнему писателю досталась столь важная и авторитетная награда. Итак: премия присуждена Олегу Олеговичу Павлову «за исповедальную прозу, проникнутую поэтической силой и состраданием; за художественные и философские поиски смысла существования человека в пограничных обстоятельствах».

Член жюри, лауреат премии «Большая книга» Павел Басинский поделился своими раздумьями о творчестве писателя. Писатель Владислав Отрошенко, лауреат итальянской премии «Гринцане Кавур», сформулировал одну принципиальную особенность нравственно-философского приема Олега Павлова: «соединение трагического и смешного в его романах и повестях — это признак настоящего дара Божьего».

Молодой лауреат солженицынской премии затронул очень важную для него лично и для всех размышляющих людей России тему — о судьбе народа в сегодняшнем «гефсиманском времени»:

— Убежден: литература нужна как правда. Источник правды — человек. Мы должны узнать ее всю, какой бы неудобной для кого-то или мучительной она бы ни была... Людей учили лгать, отказывать себе в праве на сострадание. Каждое слово правды — спасительно! Русская классическая литература учила людей состраданию, прививала понятие о добре... Теперь многим представляется, что учиться нечему и не у кого, что знание народной жизни само по себе вовсе не обязательно.

Писать о человеке — значит, рассказывать историю его души. В этом смысл и совесть литературы. Я говорю о 90-х годах. Обещанное социальное и экономическое обновление обернулось распадом, нищетой. От народа требовали жертв. И приносили миллионы в жертву! За что? Почему? Но сколько можно отворачиваться от народной боли?

Эти вопросы и восклицания Олег Павлов адресовал не правительству. Он взывал к интеллигенции, к пишущей братии. Сегодня эта мыслящая элита перестает утомлять себя тревогами оскудевающего народа. И эта тенденция ощутима в современной русской прозе.