Битла «прокатили» в Москве

20 церемония Бенуа де ла Данс прошла на исторической сцене Большого театра

Несмотря на то, что престиж балетного «Оскара» — премии Benois de la Danse за последнее время несколько упал, она продолжает оставаться одной из самых авторитетных в области танцевального искусства. Уже 20-ая по счету церемония вручения высших балетных призов прошла на исторической сцене Большого театра, а вопросы остались всё те же.

20 церемония Бенуа де ла Данс прошла на исторической сцене Большого театра

Так же как и всегда, по условиям конкурса члены жюри (они же за редким исключением руководители балетных компаний) наделены самыми широкими полномочиями — сначала выступают в роли экспертов и вносят в список номинантов своих подопечных, а потом сами же за них голосуют.

В юбилейный год все обошлось более или менее благополучно. Среди номинантов вполне котируемые в балетном мире имена: красавец Мэттью Голдинг, премьер Национального балета Нидерландов, был эффектен в па-де-де из балета «Лебединое озеро», которое посвятили скончавшемуся 4 месяца назад многолетнему руководителю этой труппы, крупному европейскому хореографу Руди Ван Данцигу; серебряный призер последнего московского международного конкурса кореец Ли Дон Хун и его партнерша Ким Чжи Ён прилично показались в «Жизели»... В шорт-лист попали и звезды Парижской оперы Летисия Пюжоль и Матиас Эйман. Совсем неудивительно, что последний в итоге стал лауреатом в номинации «Танцовщик». Такой исход дела был предсказуем заранее — в жюри находились сразу две экс-этуали легендарного театра.

По причине травмы победитель в концерте участия не принимал, и фрагмент из «Ручья» (балета, за партию из которого и номинировался Эйман) танцевали другие артисты Гранд Опера. Тем не менее, и Шарлин Жизанданнер, и Янник Биттанкур показались такими же формальными и маловыразительными, как и исполняемая ими хореография. Хотя именно за неё в номинацию «Хореограф» попал создатель этого спектакля Жан-Гийом Бар. По этой позиции победителем объявили американского хореографа Лара Любовича, но его опус из балета «Луг», открывший концертную программу произвел ещё более унылое и безрадостное впечатление.

20 церемония Бенуа де ла Данс прошла на исторической сцене Большого театра

20 церемония Бенуа де ла Данс прошла на исторической сцене Большого театра

Смотрите фотогалерею по теме

По номинации «Композиторы» приз вручали второй раз за всю 20-летнюю историю «Бенуа». Легендарного «экс-битла» Пола Маккартни впервые обратившегося к этому жанру (он написал музыку к балету «Океанское царство» для «Нью-Йорк Сити балета») благополучно прокатили. Досталась же статуэтка другой знаменитости — автор «Шербурских зонтиков» Мишель Лёгран, специально приехал в Москву для её получения.

Спектакль Джона Ноймайера «Лилиом», для которого Лёгран и сочинил музыку, вообще стал абсолютным лидером по количеству призов. За роли исполненные в нем «Бенуа-2012» были присуждены приме Английского Королевского балета Алине Кожокару (это уже вторая статуэтка «Бенуа» на её счету) и премьеру Гамбургского балета Карстену Юнгу. Наполненный атмосферой встреч и расставаний, какой-то детской непосредственностью в восприятии мира дуэт из этого спектакля стал, пожалуй, самым запомнившимся из номеров включенных в программу «Благотворительного гала-концерта номинантов приза 2012». Танцовщики труппы Ноймайера Карстен Юнг и Элен Буше (Кожокару на церемонию приехать не смогла) оказались главными героями и второго, ставшего уже традиционным для Фестиваля Бенуа, вечера. Истаивающие, замедленные движения дуэта из 6-й части Третьей симфонии Малера, включенной в гала-концерт «Звезды Бенуа — юбилею приза», казалось, возносили тела этих артистов за границы материального мира в какие-то духовные сферы.

Как и в первый день, преимущество современной хореографии было очевидно. Приманками здесь стали заранее объявленные премьеры: в «Отдаленных криках» на музыку Альбинони хореограф Эдвард Льянг демонстрировал уникальные данные звезды Большого Светланы Захаровой; Стефан Делатр для своего номера «Капли дождя в её тёмных глазах» использовал артистичность и обаяние французской звезды Мари-Аньес Жило. Два этих в целом довольно «смотрибельных» номера, не шли ни в какое сравнение с экстравагантной пьесой Жан-Кристофа Майо «Опус 40», в котором популярная у нас солистка Балета Монте-Карло Бернис Коппьетерс откликалась каждой клеточкой своего существа на льющееся из динамиков гурлыкающее гортанное пение. Китайский танцовщик Ван Ди был не менее великолепен. С помощью одной только пластики, не сходя с одного места, этот артист также способен передавать самые разнообразные чувства. Эффектную точку 20-го Бенуа скульптурная в каждой позе Ульяна Лопаткина поставила классическими «Бриллиантами» Баланчина.