А как же в области балета?

«МК» подводит итоги танцевального сезона

07.08.2012 в 18:24, просмотров: 3033

Музыкальные театры, на прошлой неделе, наконец, завершившие театральный сезон, закрываются на летние каникулы, балетные артисты пакуют чемоданы и разъезжаются, кто на отдых, кто на личные гастроли, а критики подводят итоги. Теперь можно констатировать: сезон был урожайным в первую очередь в плане ярких премьер, но не отставал и на ниве всяческих скандалов. С них и начнем.

А как же в области балета?
фото: Дамир Юсупов
Михаил Крючков.

Основная тенденция, обнаружившаяся в уходящем сезоне, и ранее не слишком характерная для наших балетных театров, — это растущая миграция артистов из одной компании в другую в поисках лучшей доли. На Западе это явление широко распространенное, но для нас не слишком привычное. У нас до сих пор — «крепостное право», и артисты, танцующие премьерские партии в престижных труппах, не часто покидают насиженные места. Зачин еще несколько лет назад дала Мариинка, из которой артисты бегут без оглядки — кто на столичные хлеба, кто за границу. Но вот чтоб балетный народ покидал престижнейшие зарубежные компании и переезжал в Россию — такого не бывало с середины XIX века. С тех самых пор, как русские театры наводнили итальянские балерины-виртуозки.

В этом сезоне флагманом стал первый театр страны. В самом начале сезона худруку балета Большого Сергею Филину удалось получить в свое распоряжение одну из самых блистательных западных балетных знаменитостей Дэвида Холберга — премьера Американского балетного театра (ABT). На инициативу Большого оперативно отреагировал Михайловский театр: его гендиректор Владимир Кехман в самый канун открытия исторической сцены, посулив творческую свободу и заоблачные гонорары с квартирой в Москве в придачу, переманил двух мегазвезд Большого — Наталью Осипову и Ивана Васильева, лишив-таки главный театр страны не только главного Спартака (лучшая роль Васильева), но и потенциального Ивана Грозного (балет Григоровича 1975 года, премьера которого объявлена на следующий сезон). Политику привлечения зарубежных знаменитостей «михайловцы» реализуют в следующем сезоне — другая звезда ABT Марсело Гомес продолжит сотрудничество с театром уже в качестве приглашенного премьера.

Однако уж совсем невероятным событием выстрелил Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко: премьером здесь стал один из самых совершенных европейских танцовщиков Сергей Полунин, со скандалом ушедший в начале этого года из Английского королевского балета и бесследно пропавший с балетного горизонта на несколько месяцев. Все ожидали, что он либо расстанется с балетом (так объявила английская пресса), либо всплывет где-нибудь в ABT или у того же Кехмана. Но танцовщик сделал выбор в пользу «Стасика». В связи с этим стоит ожидать от этого театра (тут планы еще не объявлены) сильный крен в сторону английской классики. Не без оснований поговаривают об обращении в следующем сезоне к творчеству Кеннета Макмиллана — его масштабному историческому эпосу о самоубийстве в Майерлинге безумного и романтичного кронпринца Австро-Венгрии Рудольфа. Остропсихологический балет «Майерлинг» со времен гастролей Королевского балета — мечта русских танцовщиков.

Однако это все скандалы и околоскандальные дела... Что же творческого происходило в балетных театрах в сезоне минувшем? Большой в связи с открытием исторической сцены в основном переносил туда свою классику: «Щелкунчика», «Лебединое озеро», «Жизель», «Ромео и Джульетту»... Все это, за исключением «Корсара» в постановке Ратманского и Бурлаки, также появившегося на исторической сцене, — редакции или оригинальные сочинения экс-главного хореографа этого театра Юрия Григоровича. Под занавес перенесли и «Дочь фараона» — циклопический блокбастер XIX века, возвращенный французским хореографом Пьером Лакоттом из небытия.

К возобновлениям в принципе можно отнести и «Спящую красавицу» в редакции Григоровича — первый балетный спектакль, показанный на исторической сцене Большого и заявленный тут в качестве премьеры. Хореографические изменения были минимальными, «премьерным» здесь можно считать главным образом оформление — помпезные декорации и костюмы Эцио Фриджерио и его супруги Франки Скуарчапино. Применив в качестве декора ядовитые цвета и стекляшки, которыми в советские времена выкладывали стены в медицинских учреждениях, перемудрила с декорациями и Альона Пикалова, оформительница еще одной громкой премьеры Большого — балета Баланчина «Бриллианты». Классика — она классика и есть, а Баланчин для приведения труппы в соответствующую форму — дело отнюдь не бесполезное.

Основным и весьма креативным проектом нового худрука Большого Сергея Филина стал фестиваль WWB@LLET.RU, в рамках которого также были показаны две премьеры. Вот это уже попытка создания чего-то новенького, что нельзя не приветствовать. Балет «Классическая симфония» Юрия Посохова, правда, скорее разочаровал, а весьма изобретательной по хореографии одноактовке финского постановщика Йормы Эло «Dream of dream» не хватило музыкальности. Но лиха беда начало. Из перспективного молодняка, активно задействованного, например, в «Бриллиантах», стоит выделить Михаила Крючкова и Анну Туразашвили, своим обликом и манерами напоминающих знаменитую пару Большого — Андриса Лиепу и Нину Ананиашвили. Открытием же сезона назовем Ольгу Смирнову, прошлогоднюю выпускницу Вагановской академии, которую Большой перехватил в борьбе с Мариинкой и Михайловским театром.

Премьерами в этом сезоне рисковал и Михайловский театр. Шедевр его худрука, всемирно знаменитого хореографа Начо Дуато «Многогранность. Формы тишины и пустоты», главным героем которого являются Бах и его музыка, впрочем, был беспроигрышным. А вот его же «Спящая красавица» вызвала много споров. Слов нет, вторгаться на территорию классики, пускаясь в этот эксперимент, было чистой воды авантюрой. Однако спектакль выглядит цельным и впечатляющим. Несмотря на свои много сотен лет, «Спящая» у хореографа явно помолодела.

Кремлевский балет хотя вообще не выпустил ни одной премьеры, зато в следующем сезоне здесь запланирована настоящая сенсация — «Красная Жизель», один из лучших балетов крупнейшего российского хореографа Бориса Эйфмана.

В отличие от Большого и Михайловского, ничем не рисковал и «Стасик» — премьеры, показанные в этом сезоне, сплошь признанная классика: «Сильфида» Пьера Лакотта и «Коппелия» Ролана Пети слывут одними из самых успешных версий этих балетов на мировой сцене, и труппа с ними успешно справилась. Тем не менее Сергей Полунин, под занавес сезона впервые показавшийся Москве в «Коппелии», небывалой чистотой своего танца вызвал в балетном сообществе фурор. Все-таки, что ни говори, — свято место пусто не бывает. После отъезда из столицы Васильева и Осиповой, всего лишь с одного выступления, этот харизматичный артист стал истинным любимцем московской публики.