В театре Вахтангова завелись слонопотамы

"Птиц" Аристофана укротили в подвале

19.03.2013 в 12:56, просмотров: 3020

Вахтанговский театр, набравший свою первую студию ещё в мае, предъявил публике ее первую театральную продукцию. «Птицы» древнегреческого философа Аристофана в подвальном помещении, прямо за углом академической сцены поставил режиссер Михаил Милькис.

В театре Вахтангова завелись слонопотамы
Фото: vakhtangov.ru

А вот и он, пока зрители собираются в подвальном зальчике на 40-50 мест, присел на низкой табуреточке с гитарой у стены, практически у ног зрителей первого ряда. Невозмутимый красавец, профиль — греческий. Не мастер сцены, а бог. Про богов и поставил. Но прежде богов к публике выходит Римас Туминас:

— Любовь, свобода и отвага — вот три главных слова для искусства. Наша студия - приют, но не приют для бедных, а приют талантов. Здесь вы увидите представителей разных театральных школ. И здесь у нас такое промежуточное пространство, пока мы не откроем Новую сцену. Так что пока работаем здесь. Только пошлость боится прошлого.

Сказано, так сказано. Туминаса сменяют студийцы — десять на крохотном пятачке — и как они в такой тесноте помещаются? Первое, что бросается в глаза — красивые артистки. Они — птицы, и честно, на протяжении полутора часов изображают пернатых. Отрешенные взгляды, звуки, напоминающие щебетание и опять же птичье подергивание головами. Надо сказать, что красивые актрисы всегда были визитной карточкой Вахтанговского театра, студия, судя по всему, традицию поддерживает. И правильно: фрики и особенно фрикообразные женщины в театре надоели.

Михаил Милькис выбрал для режиссерского дебюта комедию, написанную в 414- ом году до н.э. — говорит само за себя. Человек он оказался отчаянный, музыкальный, с хорошим голосом и фантазией. Ибо только человек, наделенный богатым воображением готов Аристофана нашпиговать цитатами из Аллана Милна, стихами Иосифа Бродского и речью Адольфа Гитлера, кажется, мюнхенского периода.

Сюжет «Птиц» в общем-то прост, хотя как и вся литература того периода перегружена действующими лицами - смертных и божественных - с заковыристыми именами. Так вот, два типа — Писфетер и Эвельпид пускаются в путь в поисках некоего города, который между небом и землей построили Птицы. Птичий царь принимает их, но дальше за развитием событий становится несколько сложно следить, так как режиссерское построение оказывается не простым, многослойным. И в нем теряются концы, хотя, справедливости ради, стоит сказать, что сочиненная им птичья история обладает магнетизмом — есть игра интеллекта и эмоций.

В конце концов, если не задавать себе вопросов, типа: «Почему спутники среди Птиц ищут Слонопотама, а потом выслушивают крики Адольфа, то можно обнаружить немало интересных режиссерских находок, касающихся формы. Ну и, конечно же, актеры — актрисы Нино Кантария, Лада Чуровская, Анастасия Лукьянова — кроме того, что фактурные красавицы, ещё и талантливые. Во всяком случае, полтора часа выдерживать бессловесный птичий рисунок им удалось совершенно. Среди мужских ролей интересны работы Эльдара Трамова, Павла Попова, Андрея Злобина.