Михаил Шишкин: “Несвободный человек не может простить свободному его свободу”

Писатель, отказавшийся представлять Россию, героем себя не считает

20.03.2013 в 15:20, просмотров: 4924

Михаил Шишкин – один из наиболее читаемых современных русских писателей, единственный автор, удостоенный трех наиболее престижных отечественных литературных премий - “Русский Букер”, “Большая книга” и “Национальный бестселлер”. В середине марта Шишкин оказался в центре общественного внимания в связи с тем, что отказался ехать в составе официальной делегации России на американскую книжную ярмарку BookExpo, так как не желает представлять страну, "где власть захватил криминальный коррупционный режим, где государство является воровской пирамидой". Наш корреспондент встретился с Михаилом Шишкиным в Лондоне, где только что вышел в свет в английском переводе его роман “The Light and the Dark” (“Письмовник”) и где писатель принимал участие в русском литературном фестивале “Слово”, организованным фондом “Академия Россика”, и записал его ответы на вопросы читателей.

Михаил Шишкин: “Несвободный человек не может простить свободному его свободу”

Почему ваше письмо появилось именно сейчас?

– Я написал это письмо сейчас, потому что в конце февраля получил официальное приглашение на поездку и надо было отвечать, еду я туда или нет. А поскольку нужно было объяснить причину отказа, то я написал, почему не еду.

Это письмо буквально взорвало блогосферу и вызвало очень разные, иногда весьма противоречивые отклики. Вы ожидали такой реакции?

– Чего-то ждал, чего-то нет. Очень порадовал вал имейлов от знакомых и незнакомых людей, которые меня поддержали. Было важно, что среди поддержавших были все те, чье мнение я ценю. На вопрос “Эха Москвы”, поддерживаете ли вы поступок Шишкина, 90% ответили утвердительно. В любом случае хочу сказать, что с уважением отношусь к каждому высказанному суждению. Соображения, высказанные людьми по поводу моего письма – это прежде всего их собственная характеристика. В целом, если объединить все эти мнения, то получится что-то вроде группового портрета современной интеллектуальной или околоинтеллектуальной России.

Что касается реакции официальных лиц, то в ней нет ничего удивительного. В таких случаях всегда стараются очернить человека как бы за что-то другое. Это известная тактика. Не аргумент против аргумента, а клевета.

Интересно было смотреть и на то, что говорят некоторые коллеги по цеху. Мол, вот он там в своей Швейцарии сидит, и может говорить все, что угодно. А мы здесь заложники. Что тут ответить? Это известный феномен: несвободный человек не может простить свободному человеку его свободу. Но я ни на кого не обижаюсь. Понимаю почему так говорят, понимаю откуда это берется.

А как вы отнеслись к тем, кто счел, что в вашем письме нет особого героизма, поскольку оно написано из заграницы? Вот если бы изнутри – тогда настоящий герой!

– Когда я писал это письмо, то никаким героем себя не ощущал и ни о каком геройстве здесь речи быть не может. Для меня эти разговоры о героизме – это характеристика абсолютно больной страны. Самые нормальные, естественные поступки рассматриваются под призмой: геройские они или нет. По-моему, это не характеристика моего письма, а признак психологического состояния общества.

Зураб НАЛБАНДЯН, собкор “МК” в Лондоне.