Вонг Кар-вай: "Женщине нет места в боевых искусствах"

Знаменитый режиссер дал интервью "МК"

«Любовное настроение» — личный фильм для многих во всем мире, несмотря на то, что он снят в Гонконге. Самый известный фильм Вонга Кар-вая, обласканный фестивалями и критиками. Пожалуй, одна из лучших лент нашего времени. Он вышел на экраны в 2000-м году, но он — из другого времени, он весь — атмосфера второй половины ХХ века. В нем нет растерянности и пустоты нулевых, это идеальный фильм об идеальной любви, когда настроение важнее действия. И с тех пор киноманы мира невольно ждали от китайского киногения какого-то продолжения этой истории. Из всего, снятого им после — «2046», «Мои черничные ночи», — последняя картина «Великий мастер» о великих мастерах кун-фу, кажется, ближе всего к легкости дыхания «Любовного настроения».

Знаменитый режиссер дал интервью "МК"
Вонг Кар-вай

Когда я спросила об этом у самого режиссера, приехавшего представить Москве «Великого мастера», он подтвердил мою догадку:

— Да, мой новый фильм тоже об этом — о стремлении обрести любовь и одновременно о ее невозможности. Это рассказ о двух людях, чью предысторию мы не всегда знаем, но можем попробовать проследить ее, исходя из истории Китая. И да, конечно, всегда есть упущенные возможности.

Кинорежиссер Вонг Кар-Вай о своём новом фильме "Великий мастер"

Кинорежиссер Вонг Кар-Вай о своём новом фильме "Великий мастер"

Смотрите фотогалерею по теме

При том «Великий мастер» для меня — абсолютно новый опыт, я готовился к нему почти 10 лет, из которых три года занимался только им. Дело в том, что я являюсь большим фанатом боевых искусств и давно хотел снять о них фильм. И я провел много времени, изучая их. Я много общался с великими мастерами кун-фу, слушал рассказы про разные школы, у каждой из которых свой лидер, прежде чем приступить к фильму. Кун-фу — это то, чему нельзя научиться, читая книги. Нужно путешествовать, наблюдать, не только выполнять определенные движения.

— И вы сами овладели кун-фу?

— Конечно. Мое умение можно сравнить с тем, что вы тоже умеете сами готовить, но иногда вы идете в ресторан. (Улыбка. Пауза.)

Но наши актеры три года занимались кун-фу: и Джан Цзы и Тони Люн (Тони Люн Чу Вай — любимый актер режиссера, за роль в «Любовном настроении» он получил приз на Каннском фестивале. Без него невозможно представить ни один фильм Кар-вая. Между тем Тони Люну уже 50 лет, но он в прекрасной форме. — Е.А.) Все, что вы видите на экране, они делают сами, все бои, все трюки, все движения. Занятия с мастерами помогли им понять дух кун-фу. Я очень благодарен им за то, что они столько времени посвятили его изучению. Мы консультировались с чемпионом Китая по кун-фу. Это фильм на сто процентов достоверный, если мы говорим о технике кун-фу. Но из моего изучения боевых искусств я вынес самое главное: кун-фу — это не только вертикальная, но и горизонтальная история.

Меня вдохновила история человека, настоящего великого мастера боевых искусств, судьба которого и легла в основу сценария. Но мы показали не просто историю одного человека, а через его путь — историю боевых искусств у нас в стране и более сжато — историю нового Китая, ту, которая началась после гражданской войны. И благодаря нашим героям мы можем проследить то, насколько сложно тем людям, которые придерживаются своих принципов.

— В «Великом мастере» у вас впервые есть цитаты из другого режиссера — Серджио Леоне, из его фильма «Однажды в Америке», звучит и музыка...

— Я специально это использовал, провел параллели между нашими фильмами. Я так хотел сказать спасибо великому режиссеру. Мы теперь не можем делать такие эпические фильмы — нет таких возможностей. (В финале «Великого мастера» главная героиня, которую играет известная китайская актриса Джан Цзы («Мемуары гейши», «Дом летающих кинжалов», «Дорога домой»), повторяет знаменитую сцену, сыгранную Робертом Де Ниро в конце гангстерской саги «Однажды в Америке». Она также раскуривает опиумную трубку и в блаженстве откидывается на подушки, думая о несбывшемся. — Е.А.)

— В вашем фильме говорится о правилах кун-фу, по которым им не должна заниматься женщина и что мужчина не должен с ней драться. И ваши главные герои все время нарушают их. Сцены боев, которые ведет Чжан Цзыи, — украшение картины.

— Правда, считается, что женщинам нет места в боевых искусствах. Обычно им обучают мальчиков — так в каждой семье передаются секреты кун-фу: от отца — к сыну. Но в нашей истории у Учителя не было сына, только дочь — и она очень хотела заниматься тем же, что и ее отец. И достигла в этом совершенства. За последние 100 лет в Китае появилось много женщин, которые имеют либеральные взгляды и хотят завоевать себе имя, место в обществе. Конечно, мы не могли пройти мимо этого. И у нас появилась такая героиня.

— Скажите, почему вы отказались от вашего постоянного оператора Кристофера Дойла? Его акварельную манеру съемки, его ни с кем не сравнимый стиль уже давно изучают в киношколах мира. Казалось, вы единое целое... А тут вы обратились к другой, более выпуклой манере съемок, более ярким мазкам, если продолжить сравнивать с живописью. Ваши фильмы — это, конечно, прежде всего визуальное наслаждение, радость для глаз, каждый кадр — как отдельная картина.

— Мы не расстались. Кристофер для меня как член моей семьи. Но он был занят тем, что он больше всего сейчас хочет делать — как раз помогать молодым. Оператор, который работал с нами на «Великом мастере», Филипп Ле Сурд — тоже заслуженный, уважаемый оператор. И Филипп тоже — как семья мне. Он уехал от своей семьи на три года, он провел их в Китае, с нами, снимая наш фильм.

Кинорежиссёр Вонг Кар-Вай в Москве

Кинорежиссёр Вонг Кар-Вай в Москве

Смотрите фотогалерею по теме

— После Берлинского фестиваля, который открывался «Великим мастером»? вы выбрали для представления своего фильма именно Россию. Почему?

— Я разрывался между Москвой и Токио. В России я не первый раз, мне здесь нравится. В молодости я читал много книг русских писателей, я провел много времени, общаясь с людьми в Москве, я очень люблю Санкт-Петербург. Я считаю, что Сергей Эйзенштейн — великий мастер кинематографа, я считаю его своим учителем. Пушкин и Чехов — мои любимые авторы до сих пор. И мне кажется, в «Великом мастере» есть вещи, смысл которых близок и понятен вам. Ведь последние 100 лет истории Китая и России движутся параллельно. И, глядя на историю Китая, можно многое понять про историю России. И наоборот.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26238 от 25 мая 2013

Заголовок в газете: «Великий мастер»: кун-фу и женщина