Пробуждение Таирова: два часа от триумфа до трагедии

Театр Пушкина отмечает свое столетие автобиографическим спектаклем

23.12.2014 в 16:53, просмотров: 6778

...Есть одна колоссальная несправедливость: имена Станиславского и Немировича, Мейерхольда и Вахтангова более-менее на слуху у интеллигенции. А вот про Александра Таирова, основателя легендарного Камерного театра, надо обязательно добавлять, что «ну как же — это известный режиссер, воспитатель «синтетических артистов», его жена и первая красавица — Алиса Коонен»... Увы. После изгнания Таирова из его же театра (и последующей скорой смерти Александра Яковлевича) дело мастера было предано забвению. И сейчас, ровно в юбилейный день, Евгений Писарев (худрук Театра им. Пушкина, возникшего вместо таировского) дает особый Вечер-посвящение, который, дай бог, станет вполне себе репертуарным.

Пробуждение Таирова: два часа от триумфа до трагедии
Александр Таиров и Алиса Коонен

Г-н Писарев день и ночь репетирует — шутка ли воссоздать атмосферу тех счастливых лет, когда о Камерном судачила вся Москва... Худрука сейчас лучше не трогать, ведь этот спектакль-посвящение под названием «Камерный театр. 100 лет» — дело чести для пушкинцев.

— Вина по отношению к Таирову в чем-то чувствуется и по сей день, — обращаюсь к заму Писарева по творческим вопросам — театроведу Екатерине Коноваловой, — тогда его очень обидели...

— «Обидели» — да, но для демонстрации ЕГО театральной эпохи это не самое основное, — говорит г-жа Коновалова, — до того как обидели, театр 35 лет пребывал в счастливом и гармоничном состоянии, Таиров от души творил искусство, построив уникальный театр, который был известен по всему миру, включая Южную Америку (столь насыщенная у них была гастрольная карта).

— Я уж молчу про Таирова-реформатора...

— Он воспитал артистов, до высот которых не поднималась более ни одна труппа! Так называемый синтетический артист, постигший мастерство хореографии, пантомимы, вокала, трагедии... только не надо путать с современными артистами мюзикла: да, они тоже синтетические, умеют петь и плясать, но Таиров требовал погружения в высокое драматическое начало, причем во всех жанровых окрасках, — учил одинаково мощно существовать в драме, в мелодраме, в классической трагедии. Всем этим жанровым разнообразием он мастерски владел как режиссер, и театр выпускал большое количество спектаклей.

— Что до финала, когда его отстранили от театра...

— Да, запоминается, как говорится, всегда последняя сцена: отняли его дом, отняли его дело. Но, повторяю, трагичным был лишь финал, а до этого... счастливая, полнокровная жизнь; и наше желание сейчас, на этом Вечере-посвящении, поднять из недр воздуха эту энергию. Надеюсь, получится. Наша задача — рассказать, сколь ярок и глубок таировский след в искусстве. За что ему наша огромная благодарность, любовь и поклон. Этот вечер на два с лишним часа без антракта (который — в зависимости от реакции зала — может стать репертуарным) — самое маленькое, что мы можем сделать в память о Таирове, Коонен, Камерном театре...

...Что важно — и на фасаде, и в фойе театра пред зрителем предстанут черно-белые образы наших героев 20–30-х годов, — ведь многие уже даже не знают, как выглядел не только Александр Таиров, но и Алиса Георгиевна Коонен. Пушкинцы подняли все архивы, призвав на свет божий огромное количество фотографий и документов.

— Кстати, нет идеи обратно переименоваться в Камерный театр?

— Это не так просто, как кажется, здесь много нюансов. Во-первых, такое название мог дать театру только Таиров и только один раз, ибо в названии большой смысл и только основатель имел на него право. Во-вторых, есть, скажем, Камерный театр Покровского... иные камерные театры. Так что...

— Меня всегда интересовало — таировские идеи были как-то подхвачены у нас в дальнейшем?

— Дело в том, что как режиссер он явно опередил свое время. И имело это отклик не столько в нашей стране, сколько в Европе, когда после гастролей Камерного появилось множество убежденных сторонников эстетических принципов Таирова... Собственно, можно сказать, что столь уважаемый сегодня немецкий театр (а также и французский) испытал на себе серьезное таировское влияние (свое дело сделала и его книга, ставшая для многих учебником).

— Так что же, сегодня на сцену выйдут «живые» Таиров и Коонен?

— Надеюсь, это будут глубокие образы, а не то что — «давайте загримируемся в кого-то и поиграем». Наши артисты расскажут необычную, но цельную историю Камерного театра от имени многих героев с разных сторон... примет участие практически вся труппа.

...Так что в Пушкинском нас ждет настоящее театральное откровение, сотворяемое от всей души. Ну а дальше... жизнь идет своим чередом: в конце января выйдет «Вишневый сад» в постановке Мирзоева, а в середине февраля «Обещание на рассвете» Ромена Гари в режиссуре молодого Алексея Кузьмина-Тарасова.