Каннский выбор: мигранты из Шри-Ланки

Лауреат конкурса «Синефондасьон» Мария Гуськова: «Разрешение на проведение съемок в тюрьме мы получали в течение года»

25.05.2015 в 18:26, просмотров: 7016

«Золотая пальмовая ветвь» по решению жюри во главе с братьями Итаном и Джоэлом Коэнами ушла к одному из самых сильных фильмов конкурса — драме «Дипан» французского режиссера Жака Одиара. Хотя главную награду ему мало кто прогнозировал. Картина на злобу дня — о мигрантах, заполонивших Францию, ставших источником опасности и нестабильности еще недавно благополучной страны.

Каннский выбор: мигранты из Шри-Ланки
Кадр из фильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен!».

По сюжету тамильский борец за независимость своей родины Дипан с нуля начинает жизнь на чужбине, честно трудится, делит крышу с чужой женщиной и чужой для них обоих девочкой. Но мир вокруг криминализирован такими же беженцами из других стран, и будь ты хоть праведником — покоя не жди. В «Дипане» снимались непрофессиональные актеры, органичные, как сама жизнь.

Французский актер Венсан Линдон в картине «Закон рынка» Стефана Бризе справедливо получил «пальму» за лучшую мужскую роль. Он сыграл охранника супермаркета, вынужденного «сдавать» начальству своих же коллег, нарушающих трудовой распорядок. Само слово «сыграл» — не про Линдона. Он как персонаж хроники — человек из толпы. Приз за лучшую женскую роль вопреки всем прогнозам получила не Кейт Бланшетт, а ее партнерша по фильму «Кэрол» (в картине они играют возлюбленных) американского режиссера Тодда Хейнса — Руни Мара. Еще один сюрприз — вторая «пальма» за лучшую женскую роль опять-таки французской актрисе Эмманюэль Берко за роль в весьма посредственной ленте «Мой король».

За сценарий жюри отметило фильм «Хроники» работающего в США мексиканского режиссера Мишеля Франко. Приз за режиссуру получил тайваньский классик Хоу Сяо Сянь за фантастически красивый фильм «Убийца», события которого происходят в Китае IX века. Даже не знаю, кто бы еще мог снять такое дивное зрелище, где люди парят как птицы. Гран-при получил венгерский режиссер Ласло Немеш за экспериментальную картину об Освенциме «Сын Саула». Черная комедия «Лобстер» греческого режиссера Йоргоса Латимоса отмечена призом жюри. Лихая поначалу картина с Колином Фарреллом в главной роли где-то в середине дает сбой и становится однообразной демонстрацией человеческой неадекватности.

Накануне закрытия 68-го Каннского кинофестиваля определились победители конкурса студенческих работ «Синефондасьон». Третью премию получила выпускница Высших курсов сценаристов и режиссеров Мария Гуськова за 28-минутный фильм «Возвращение Эркина».

Прилагается к награде и денежное вознаграждение в 7500 евро. А вот главной победительнице — американскому режиссеру Пиппе Бианко — досталось 15 тысяч евро и право показа своей полнометражной картины на Каннском кинофестивале, как это было в 2012 году, когда победил фильм выпускницы ВГИКа Таисии Игуменцевой «Дорога на…». После чего Таисия участвовала в Каннском кинофестивале с дебютной лентой «Отдать концы».

Жюри конкурса «Синефондасьон» возглавлял мавританский режиссер Абдеррахман Сиссако. Год назад он был членом жюри Московского международного кинофестиваля, а когда-то учился во ВГИКе в мастерской кинорежиссера Марлена Хуциева. Он рассказал «МК», как его хотели отчислить из ВГИКа. Защитил тогда несчастного студента сценарист и режиссер Ираклий Квирикадзе. Они не были знакомы, просто Абдеррахман показался ему симпатичным. А теперь ученица Квирикадзе, Мария Гуськова, получила награду от Сиссакко.

Абдеррахман считает: «Не школа делает из нас художников, но она позволяет почувствовать себя увереннее. Невозможно научить человека быть хорошим режиссером». Кстати, его дипломный фильм «Игра» участвовал в «Неделе критики» Каннского кинофестиваля в 1991 году. Как это совместить с попыткой отчисления из института — совершенно непонятно. Хотя и Таисия Игуменцева, сама отправившая короткометражку на фестиваль 2012 года, вызвала гнев преподавателей, так и не согласившихся с высоким мнением жюри под руководством Жан-Пьера Дарденна по поводу ее работы.

В состав жюри «Синефондасьон» в этом году входили помимо Сиссако еще четверо, включая знаменитого польского актера Даниэля Ольбрыхского. Как и Сиссако, он неплохо говорит по-русски. Но услышать русскую речь в «Возвращении Эркина» им не пришлось. Фильм снят на киргизском и узбекском языках и показывался с субтитрами. Мария рассказывает: «Поначалу к нам настороженно относились, потому что мы не граждане Киргизии. А потом приветствовали нас: «О! Кино приехало!». В Киргизию съемочная группа последовала вслед за прототипом картины. Он отбывал наказание в тюрьме, расположенной на юге этой страны, в районе города Ош. А узнала об этом человеке Мария от своего знакомого. Работа длилась три года, пришлось еще раз выезжать в Киргизию, чтобы переснять три сцены. Многое давалось с трудом. Не было денег на производство, снимали за свой счет. Подобную историю может рассказать фактически любой наш студент. Почти год получали в Киргизии разрешение на проведение съемок в тюрьме. Помогал Марии ее муж, Денис Гуськов, взявший на себя не только функции продюсера, но стоявший за камерой. Кстати, он прекрасно снял Киргизию, уловил дух этой земли. Картина профессионально сделана. Высшие курсы держат марку.

Эркин выходит из тюрьмы и должен как-то начинать новую жизнь. Он работает на переработке хлопка, и это показано изумительно, но без красивостей. Вообще, Мария Гуськова сняла лаконичное, совсем не дамское кино. Такую классификацию ввела Лариса Шепитько. Она говорила, что кино бывает мужское и дамское. Сама снимала мужское. И Мария Гуськова тоже. Непрофессиональные актеры органичны, никакой самодеятельности в кадре нет, и это заслуга режиссера. Эркин идет в семью человека, которого по какой-то причине убил, не будучи убийцей по духу. И получит за все сполна. Сама история не так уж оригинальна, но картину отличает умение мыслить кинематографическими образами, что дано не всем режиссерам.

Программу «Каннская классика» завершил показ комедии Элема Климова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен!», снятой на «Мосфильме» в 1964 году. Это был его дебют. Дирекция фестиваля хотела показать картину 60-х, не имевшую фестивальной судьбы. Выбирали между картинами «Чистое небо» Григория Чухрая, «До свидания, мальчики» Михаила Калика, «Девять дней одного года» Михаила Ромма. Остановились на комедии про пионерский лагерь. Так Элем Климов оказался в Каннах в ряду таких классиков, как Орсон Уэллс с «Гражданином Кейном», Лукино Висконти с «Рокко и его братья», Луи Малем с «Лифтом на эшафот». А Госкино когда-то увидело в комедии Климова сатиру на хрущевские начинания, кукурузную кампанию и чуть было не упекло её на полку. Но кто-то показал фильм Хрущеву. Тот очень смеялся и дал «добро». Его не смутили воображаемые похороны бабушки пионера Иночкина, его жизнь в лагере на нелегальном положении, намеки на кукурузу. Публика, собравшаяся на показе в Каннах, хохотала. Вообще пионеры пользуются у иностранцев повышенным спросом. На последнем Берлинале на ура прошли «Пионеры-герои» Натальи Кудряшовой, где юная пионерка хотела повторить подвиг Павлика Морозова.