Полина Гагарина: «В Европу я, конечно, не прочь, но не за свои деньги…»

Героиня «Евровидения» испытала шок от родного шоу-бизнеса и разошлась с Константином Меладзе

18.06.2015 в 17:09, просмотров: 29394

Первые сто дней нового правительства, первый квартал нового президента и т.д. — обычные в мире, но у нас уже подзабытые (навсегда ли?) маяки общественно-политических хроник. Зато в общественно-музыкальных делах есть свежий и яркий рубеж для разговоров, размышлений и даже анализа — первый месяц еврославы Полины Гагариной, недавней героини «Евровидения», совершившей невозможное. Ее второе место — успех, равный победе…

Полина Гагарина: «В Европу я, конечно, не прочь, но не за свои деньги…»
Фото: пресс-служба певицы

Сия фигура речи уже стала банальностью. Однако «где шипы, там и розы». В ее ситуации, правда, сперва розы, а потом и шипы, которыми наша евродива и поп-стар успела за этот недолгий месяц славы изрядно исколоться. И унизили, и оскорбили, и бросили. Конечно, есть и радости, их тоже немало — не только на Руси, но и за границей все еще жаждут гагаринского тела и голоса. Только что IFPI (Международная федерация производителей фонограмм) объявила в Стокгольме о вручении треку A Million Voices «Золотого диска». Скачивания в Европе уже перевалили за 2 млн кликов. Почти закончено сведение этого еврохита на русском языке «Миллион голосов». «Как мне кажется, текст очень достойный, — призналась г-жа Гагарина, — мне бы очень хотелось, чтобы эту песню пели и на русском языке». Конечно, споем! А сегодня еще и поговорим с «певицей года» (и по званию, и по признанию) о двух сторонах одной медали — радостях и коварных ловушках успеха…

Структурировать, чтобы не стошнило

- Полина, сегодня — ровно месяц с того дня, когда страна, затаив дыхание, болела за тебя в первом полуфинале «Евровидения», и ты не просто прошла отборочный тур, а триумфально ворвалась в финал — и по факту, и по эмоциям. Безоговорочно победила в полуфинале, заняв первое место, после чего даже тем, кто еще сомневался, стало ясно, что одним из главных претендентов на победу является певица из России Полина Гагарина с песней A Million Voices. «Евровидение-2015» в этом году разрывалось в выборе только между двумя героями — тобой и шведом Монсом Зельмерлёвом, если вспомнить в том числе и драматическое голосование в финале. Какое послевкусие осталось у тебя от этой грандиозной истории?

- Знаешь, я как раз ждала этого послевкусия, момента, когда наступают sweet memories (сладкие воспоминания). Конечно, я пыталась запоминать момент, когда все происходило, купаться в тех ощущениях, но было страшное напряжение — и мне не очень удавалось расслабиться и наслаждаться. Я была все время очень собранной и готовой. А сейчас, когда все уже чуть-чуть улеглось, я начала восстанавливать все в памяти, и вместе с семьей мы, конечно, вспоминаем об этом с каким-то особым трепетом и счастьем. Мы это называем третьим измерением.

- Хорошо, что не шестым чувством…

- Ха-ха, да уж. Муж, правда, и так говорит, что мы живем в трех измерениях. Хотя это был совсем не отпуск, не расслабленный уик-энд в Вене, но осталось ощущение, что все это происходило как бы и не с нами, а в сказочном сне. Все настолько было прекрасно, правильно, чудесно, люди, которые окружали нас, бесконечно желали нам только добра, удачи, столько позитива было вокруг — при всей этой ситуации (политической вокруг России). Было полное ощущение, что мир забыл в те дни делиться на плохое-хорошее, черное-белое, и осталось только хорошее.

- Не забывай уточнять, что мир забыл это там, а здесь бушевала клиническая милоновщина, волчий взгляд на «вражье окружение», попы, депутаты, даже иные журналисты громогласно желали России проигрыша на «Евровидении» (такой теперь в ходу патриотизм), а тебя поливали помоями за рукопожатие с Кончитой Вурст… Но перейдем от эмоций к практике. Совершенно уже очевидно, что песня A Million Voices выходит на первое место в чарте «ЗД», который будет опубликован на следующей неделе. Залы принимают тебя стоя. Судя по сводкам, хит-парады от Австралии до Европы тоже не устояли перед очарованием — твоим и твоей песни. Есть хороший старт для полета в звезды международного масштаба. Кончита Вурст, например, и вся Австрия капитализировали свою победу так, как никто в новейшей истории «Евросонга». А что собираешься делать ты: ковать железо, пока горячо, или пустишь все на самотек и растворишься в звездной пыли «Евровидения», как многие из его участников, даже очень ярких?

- Действительно, резонанс очень хороший, и такой вал предложений посыпался из разных стран, что я, честно говоря, даже опешила немного, такого тоже никак не ожидала. Конечно, какие-то планы мы сейчас выстраиваем, на следующий год планируем европейский тур, и надеюсь, что на концерты придут не только российские эмигранты, но и европейскую публику мы охватим, которой, судя по отзывам, мы стали так милы.

- Понятно! В общем, тогда, дорогая Поля, все пропало! Какой следующий год?! На следующий год только эмигранты и будут тебя там помнить… Вот наш шведский друг Монс сейчас строчит по Европе как швейная машинка…

- Нет, у меня много всяческих планов. Наоборот, дай бог, чтобы не затошнило от меня, а то это нехорошо, когда артиста настолько много, что в какой-то момент зрителя начинает это раздражать: ой, мол, опять он, или она. Я этого момента всегда очень боялась, поэтому мне кажется, что все это надо сейчас как-то структурировать, чтобы все было красиво, достойно, чтобы дозированные и интересные новости были еще впереди.

- Ага, Киркоров с Басковым обрыдаются над такой скромностью и щепетильностью… Послушай, даже Билан после победы на «Евровидении» не вызывал в Европе такого интереса, как ты, твоя песня, твой феноменальный голос. Тебя уже зовут на фестивали, где выступают Леди Гага и Бейонсе…

- Да, на фестивали приглашают. Но, к сожалению, условия там такие, что нужно приехать за свой счет, чтобы, значит, европейцы тебя услышали. Мне кажется, это не очень правильная постановка вопроса. Я согласна приехать и выступить бесплатно, но хотя бы дорогу с проживанием оплатите! А так, знаешь, как-то совсем не комильфо. Да, возможно, осенью уже будут какие-то точечные, пробные концерты (в Европе). Слава богу, я занимаюсь тем, что пою, на мне лежит вся творческая часть. А для стратегических решений у меня есть моя команда, которая этим занимается, обрабатывает звонки, и мы принимаем какие-то решения. Толком еще и месяца не прошло после финала, а песня так обширно полетела. Я очень, например, горжусь, что у нее хорошая тенденция в британском чарте, все-таки Великобритания — это особенное место для музыкантов и для современной музыки. Думаю, лишняя истерия спадет, а останется все самое нужное и правильное. Мы на самом деле еще вздохнуть толком даже не успели. А потом я же не могла ради европейского тура отменить тур по России, который был запланирован и объявлен полгода назад, начался еще до «Евровидения», когда в феврале мы стартовали сольным концертом из «Крокуса» в Москве, а закончим в декабре в Санкт-Петербурге, в «Ледовом». И что? Взять сейчас всех бросить и куда-то умчаться?! Я выступаю каждый день, без выходных. Сейчас вот поговорю с тобой и опять на работу. Но при этом я совершенно не собираюсь выдыхать, останавливаться. Думаю, все будет органично, в моей жизни так все и происходит. Так произошло с «Евровидением» — мы говорили об этом в моем первом интервью после «назначения» на конкурс: я всегда туда хотела, но никогда не рвалась, знала, что само собой все произойдет, когда придет время. Меня что-то такое ведет в моей жизни, очень правильное и рассудительное. Но мы максималисты, и трудиться мы любим.

- Монс очень тепло отзывался о тебе в интервью «МК» после своей победы, говорил, что готовил даже поздравительную речь тебе и был уверен еще утром в день финала в твоей победе. Не планируется ли у вас дуэт?

- Я читала его интервью, но лично от него ничего не слышала. Если он позвонит, то «МК» узнает об этом первым, я не против дуэта, но он как мужчина должен, наверное, сделать первый шаг. А в Вене мы даже как-то и не пообщались. Только когда в финале сидели в грин-руме на соседних диванах, друг другу просто помахали. А потом прочитала, как он трепетно ко мне относится, это приятно. Мне очень понравился его номер и песня Heroes, абсолютный и крепкий европейский хит этого лета. Его победа достойна и справедлива.

- На «Евровидении» была твоя семья: муж Дмитрий, сын Андрей, мама Екатерина Владимировна. Как они это переживали?

- Они выдохнули, когда все закончилось. Им как семье было все равно, какое место я займу, хотя, например, мы с моим мужем такая, знаешь, пара, которая очень гордится друг другом, он за мою карьеру переживает даже больше, чем я, считает меня еще большей артисткой, чем, может, считают другие. Но в Вене для них самым главным было, чтобы я не захворала, чтобы хорошо себя чувствовала, не так сильно нервничала. Они там были для меня как стена, как тыл. Ну и, конечно, они все очень счастливы.

Казусы нелогичности

- В том первом интервью, которое ты вспомнила, мы провели шутливую параллель между полетом Гагарина в космос и полетом Гагариной в космос «Евровидения». Теперь девиз твоего тура «Гагарина: поехали!» приобрел абсолютно символический драйв.

- Кстати, спасибо вам большое за этот хештэг! Я всегда теперь начинаю свои концерты словами: «Как говорил мой знаменитый однофамилец: «Поехали!», — и начинается нон-стоповый калейдоскоп песен.

- Еще как поехали! А появилась ли какая-то новая эмоциональная краска в общении с публикой на концертах после твоего возвращения?

- Я не жаловалась на посещаемость своих концертов и раньше. У меня никогда не было пустого или полупустого зала. Но сейчас очень зримо изменился возраст — стало намного больше взрослой публики. Удивительный результат поездки! Меня очень это трогает — что ко мне, к 28-летней певице, приходят на концерт (помимо моей традиционной публики — молодых семей, молодежи, людей среднего возраста) люди взрослые и даже пожилые, и они знают все песни, сидят до конца, если даже концерт заканчивается поздно. Это очень приятно! И раньше, если меня отпускали обычно после первого биса, то теперь в финале зал стоит, что называется, до упора. Я уже даже не считаю, сколько пою на бис. А потом люди собираются на улице, ждут у выхода, встречают, провожают аплодисментами и даже носят на руках. Все это очень приятно.

- Московский шоу-бомонд судачит с вытаращенными глазами, что вы разошлись с Константином Меладзе, твоим многолетним продюсером и автором роскошных хитов. Мне все уши прожужжали, что на церемонию «Муз-ТВ» в Астану Меладзе не прилетел из-за того, что туда поехала ты, — и премию «За вклад в шоу-бизнес», которую обещали ему, пришлось срочно вручать Баскову, чтобы тарелка не пропала…

- Ой… (Полина закашлялась.) Я не подготовилась к этому вопросу… Очень сложно что-то комментировать… Я бы сказала так: это вынужденная история. Просто на некоторое время Костя отошел от (наших общих) дел по своим семейным обстоятельствам. Я думаю, это не навсегда. Возможно, через какое-то время у нас снова будет совместное творчество.

- То есть черная еврокошка между вами не пробежала и Костю не возмутило, что Первый канал поручил тебе петь «чужую» песню A Million Voices композиторов Леонида Гуткина, Владимира Матецкого и их шведских соавторов, а ты, стало быть, согласилась, да еще без спросу подписалась на все «обременения» со стороны канала?

- Нет, что ты!!! Не дай бог! У меня нет и не могло быть ни малейших претензий к Косте. Он сделал для меня невероятные вещи, написал песни, которые любят миллионы, поэтому какая кошка! Нет-нет, это, повторю, абсолютно вынужденная ситуация — и все еще может вернуться. Мы с Костей по-прежнему в прекрасных, доверительных и дружеских отношениях. Просто наступило время, когда он наконец занялся собой.

- Ну и славно! Он действительно создал тебе блестящий репертуар, который во многом, думаю, и подтолкнул к мысли делегировать тебя на «Евровидение».

- Поэтому это абсолютные домыслы. Наоборот, Костя очень гордился и был счастлив, невероятно меня поддерживал, говорил, что я как никогда готова к этому событию и что это логический этап в моей эволюции как певицы, артиста и человека. Дескать, такой отчетный год у меня получился. И отчиталась я вроде неплохо.

- С публикой ясно: она в восторге. А как встретили твой евроуспех в шоу-бизнесе, где, как известно, сплошь заклятые друзья, все друг за друга радуются, никто никому не завидует?

- Я удивлена, но я действительно чувствую и радость, и поддержку. Мы переписывались с Сережей Лазаревым, Дима Билан писал мне кучу комплиментов… Действительно, было какое-то артистическое единение, когда я выступала, и мне показалось, что это очень искренне было, многие болели за меня и поддерживали.

- А потом ты приехала в Астану и написала в аккаунте, что к премии «Муз-ТВ» ты подготовилась, а премия к тебе не подготовилась...

- О-ой, давай не будем об этом!

- Но тебя же цинично прокатили…

- Знаешь, очень важный акцент надо поставить. Должна сказать главное: моя претензия не против того, что Каролина (Ани Лорак, награжденная тарелкой «Лучшей певицы года». — «МК») — потрясающая певица. Она потрясающая, и это тысячу раз так! Мы с ней дружны, всегда тепло общаемся, она тоже писала мне кучу приятных слов. Мы стали заложниками нелепой ситуации, созданной на этой премии не ею и не мной. Было так, что я бы туда и не поехала, я действительно не могла, у меня действительно сейчас расписан не то что каждый день, а каждый час. Но я сделала все возможное, чтобы туда приехать, потому что меня ОЧЕНЬ просили. Я вывернулась наизнанку, не представляешь, какой жертвой — элементарно физической! — это далось. Мы привезли номер, все что надо, тщательно подготовились. Я просидела восемь часов в ожидании своего выхода. Абсолютно весь стадион (я не хвалюсь, а говорю очевидный факт) скандировал мое имя, а когда я пела, то весь зал встал и подпевал, и я знала, что по всем интернет-голосованиям мы были первыми… Я не говорю про награду, что мне необходимо было ее получить во что бы то ни стало. Но я знала, как голосовали мои поклонники, и даже в общем контексте это было странно — не отметить ситуацию, когда ты возвращаешься в Россию, тебя все превозносят, люди на улицах останавливаются и говорят тебе спасибо, коллеги поздравляют… Было странно уйти со сцены ни с чем. Мол, ну спела — и хорошо. Нелогично все получилось. Эта ситуация была мне неприятна, и знаю, что многим было неприятно. Хотя я не злопамятная и очень благодарный человек. Но так я не люблю...

Фото: пресс-служба певицы

- Тем самым повышается ценность награды «Лучшая певица года» премии «Звуковой дорожки» ZD AWARDS, которую по воле читателей «МК» мы вручили тебе еще 23 февраля, за три месяца до «Евровидения» и накануне теперь уже победного тура «Гагарина: поехали!». Не просто угадали, а еще и напророчили! А тебе — новых побед и тысяча первое спасибо за фантастические эмоции, которые ты нам дарила!