Что еще можно запретить

Почему Ленин не заплатил налог на бороду

18.10.2016 в 14:33, просмотров: 32367

Что касается театральных спектаклей — то, при желании, их можно вообще все запретить без исключения, потому что многие режиссеры давно осознали, что несвобода лучше, чем свобода. Важно при этом, конечно, точно определить, кто из наших современников окончательно погряз в свободе, а кто еще держится и не хочет скатиться к либерализму. Известно, что быть либералом у нас гораздо хуже, чем демократом.

Весь вопрос в том, как разобраться в противоречивой действительности — кто есть кто? Здесь может очень пригодиться физиогномика — специальное учение, когда по одной только физиономии можно определить в человеке почти всё: происхождение, образование, характер как полезный для общества, так и бесполезный. Хуже того, можно с большой точностью определить, что у человека на уме, если, конечно, ум сам по себе просматривается. Если пристально вглядываться — выяснить можно даже наличие судимости.

Физиогномикой широко пользуются специалисты по кадровым вопросам как на федеральном уровне, так и на муниципальном. Исключение составляют только байкеры — их подвергать изучению я лично не советую.

От достижений современной физиогномики закономерно возник и фейс-контроль — и не в одних только ночных клубах и салонах красоты. В каждом городском округе, в учреждениях федерального уровня, в той же Государственной думе и на избирательных участках, на мой взгляд, сформировались группы профессиональных фейс-контролеров, которые пока, к сожалению, еще очень часто ошибаются, что можно заметить на телевизионном экране, если приглядеться, но за ними будущее.

Оппоненты мне могут возразить — это утопические мечты — постоянное содержание фейс-контролеров может потребовать новых экономических затрат, а наш бюджет к этому не располагает. Вот здесь как раз и пригодится правильная налоговая политика. В этом направлении в последнее время сделаны очень важные и смелые шаги. Например, курортный сбор. Совершенно справедливый налог на тех, кто выезжает на отдых в красивую живописную местность. Здесь можно при желании выявить различия: для кого-то это курорт, а для кого-то — место постоянного проживания. Рассматривать каждого человека в отдельности нереально. Перед матушкой природой все равны, поэтому курорт в нашей стране — это не обязательно Черноморское побережье, это и Камчатка, и Курильские острова, и особенно Сахалин с Усть-Илимском. Словом, где человеку хорошо, там ему и курорт. Кто скажет, что живописные берега Енисея и Волги по красоте уступают Тереку или Иртышу? Никто не скажет. Значит, надо смелее применять фискальную политику.

Сегодня среди чиновников государственного уровня возникло стойкое желание обложить налогами и сборами все то, что еще не обложено. Большим притеснениям подвергается прежде всего автомобильный транспорт, что справедливо. Если автовладельцы постепенно превращаются в городских изгоев с черными ящиками, на их окна приклеиваются уничижительные надписи — пешеходы по-прежнему пользуются финансовой неприкосновенностью, что в корне противоречит социальной справедливости. Ведь для их красоты и удобства многие пешеходные зоны выложены дорогостоящей плиткой и расширены так, что на них сегодня можно играть хоть в городки, хоть в мини-футбол, тем более что они выглядят безлюдными, как большая часть Пятницкой улицы в Москве.

Мне думается, пока стоишь в подъезде своего дома, ты справедливо оплачиваешь стоимость своего проживания, но если тебя вдруг понесло на просторы пешеходной зоны — оплати свою затею специальным сбором в пользу государства.

Вообще в деле сочинения новых запретительных норм есть еще огромные резервы. Хотя у нас, слава богу, не перевелись широко известные специалисты по запретам, они не менее популярны, чем звезды шоу-бизнеса. И все равно это пока капля в море по сравнению с нашими возможностями. Говорю об этом совершенно серьезно.

Император Петр I может подвергаться справедливой критике по части свойственных ему недостатков, но он был умен и дальновиден. С этим не поспоришь. Известно, какую роль сыграл великий император по части сбривания бород у своих современников. Об этом, кстати, размышлял и А.С.Пушкин, сожалея, что реформа императора не коснулась служителей православной церкви. Но здесь, конечно, «наше всё» ошибалось — церковь трогать не надо. А сам по себе злободневный вопрос не стоит относить к седой древности. Когда А.И.Солженицын после успеха «Одного дня Ивана Денисовича» вдруг неожиданно отрастил бороду, это вызвало недоумение, а потом и протест в партийных кругах. А.Т.Твардовский как мог уговаривал великого писателя побриться, но успеха не достиг. Однако что не удалось Твардовскому — удалось нынешним законодателям. Кто в окружении первого лица может сегодня похвастаться бородой? Считаные единицы, которые, скорее всего, подпадут под ближайшие кадровые перемещения. Сам собой напрашивается вывод: хочешь ходить с бородой — оплати эту привилегию специальным сбором, чтоб было не обидно тем, кто каждое утро вынужден сбривать щетину. А ведь бородой пользовались лучшие представители русского и западноевропейского общества. Даже у Ленина была борода. А Карл Маркс из-за волос вообще плохо просматривался. Весь культурный Золотой век прошел под знаком красивых бород, усов, бакенбардов, которые сегодня с трудом пробивают себе дорогу. Впрочем, об этом жалеть не стоит. Лучше почаще задумываться о том, что еще можно запретить, дабы уменьшить дефицит нашего бюджета назло Госдепу и лично Бараку Обаме.

При некоторых обстоятельствах, которые складываются в странах с особым путем развития, несвобода гораздо лучше свободы, что доказано на печальных примерах прошлого и настоящего.

Что хотелось бы нам еще запретить? Вот в чем вопрос!..