На "Золотую маску" привезли социопатов

Разговоры о любви и ненависти со станками и в киберпространстве

04.03.2019 в 19:01, просмотров: 3422

Во внеконкурсной программе «Золотой маски» — «Маска+», как минимум в двух спектаклях препарировали социопатов. Одного завезли из Новосибирска — в театре «Старый дом» Андрей Прикотенко поставил «Socioрath/Гамлет» по мотивам пьесы Шекспира. Второго — из Ярославля: «Пилораму плюс» поставила в Театре драмы им. Ф.Волкова Елизавета Бондарь. Гамлет со смартфоном и вернувшийся с войны плотник Саня пытаются найти ответы на «проклятые» вопросы.

На
«Пилорама плюс». Фото: goldenmask.ru

Согласно медицинской терминологии социопат — личность с антисоциальным расстройством, отличающаяся импульсивностью, переходящей в агрессию, не вписывающаяся в общественное устройство, пренебрегающая социальными устоями. В общем, это человек с психическим расстройством, не умеющий правильно жить в обществе. Театральные вариации на заданную тему превзошли все ожидания. 

Хрестоматийный шекспировский сюжет Андрей Прикотенко изложил своими словами, перевел в рэп-баттл для привлечения молодой аудитории. Хотя не всякий юный москвич оказался восприимчив к радикальному прочтению. Художник-постановщик Ольга Шаишмелашвили в тандеме с мастером по свету Игорем Фоминым и видеохудожником Олегом Михайловым выстроили кубическое киберпространство, отделив актеров от зрителей световой стеной. Публику до начала спектакля призывают ни в чем себе не отказывать: фотосъемка приветствуется, главное, чтобы не забывали потом поделиться ею в соцсетях. Можно было ожидать, что тут-то и придет всем конец. Наш зритель и без отмашки горазд не отрываться от мобильника. Как ни странно, призыв возымел обратное действие: почти никто не воспользовался им как руководством к действию. Горящие экраны спектаклю не мешали, он без них мерцал световыми эффектами. Видеопроекции заменяли привычную декорацию. В нее выходили, как к тиграм в клетку, Типа Гамлет, его дядя и мать (вовсе не Клавдий с Гертрудой), а также Типа Офелия, Ее отец, Ее брат, связанные скотчем Розенкранц и Гильденстерн, чьих имен мы тоже не услышим, — просто друзья.

Сцена из спектакля «Socioрath/Гамлет» (сайт новосибирского театра "Старый дом").

Режиссер придерживается фабулы и даже сохранил персонажи как некие типажи, переходящие из века в век. Ничто в человеческой природе не меняется. Все остальное — вольное сочинение на заданную тему. Прикотенко декларирует: фразы «быть или не быть», «достойно ли смиряться под ударами судьбы» звучат неактуально. Социопат для него — распространенный тип, наследник по прямой Евгения Онегина, Печорина, вампиловского Зилова. Рефлексирующий герой переродился в социопата, «уставшего рефлексировать по поводу несовершенства человеческой природы, несовершенства окружающего мира». Он осознал, что «человечество находится в глобальном кризисе, из которого выйти невозможно», и остался «внутри своего собственного мира и совершенно бесчувственным к окружающему».

Гамлет в исполнении Анатолия Григорьева, играющего в «Старом доме» Пер Гюнта и Ореста, героев без страха и упрека, — ровесник матери. На типичного ботаника не тянет, хотя носит очки. Типа Гамлет запутался в себе, а окружающий мир для него — катастрофа. Изъясняется парень посредством рэпа, оставаясь одним против всех. Тот, кто был шекспировским Клавдием, тут просто дядя в спортивном белом костюме, в котором хоть в свет, спортсмен и мастер по фехтованию. Офелия тоже в белом, в кроссовках и похожа на инопланетянку со светящейся гирляндой в копне волос. Ее отец, а некогда Полоний, — носитель нетрадиционной ориентации, авантюрист. Мама Типа Гамлета — в прошлой жизни Гертруда — эффектная вамп на гироскутере: ходить ей лень. Все эти фантомы напоминают героев игры, а геймером стал Типа Гамлет. В пересказе — мало впечатляет. Но что-то интригующее в насквозь искусственной затее все же есть. Она не бесит примитивностью трактовки, совсем уж глупым заигрыванием с аудиторией, не превращается в КВН. Спасает — интонация.

Моноспектакль «Пилорама плюс» актера ярославского Театра драмы им. Ф.Волкова Виталия Даушева родился из читки пьесы Натальи Милантьевой на фестивале молодой драматургии «Любимовка». Режиссер Елизавета Бондарь вместе с художником Павлой Никитиной выстроили не куб, но квадрат. Он как меловой круг в «Вие» — позволяет оградиться от нечистой силы. Переходить его не стоит никому. Квадрат засыпан опилками, заставлен деревообрабатывающими станками. Цех опустел, и единственный герой — плотник Саня — больше часа разговаривает с бездушными машинами, которые для него оживают. Он тоже «типа социопат». Вернулся из «горячей точки», плохо понимает, как устроен мир. Вот есть одноклассница Катя из прошлой жизни. А у нее семья — ребенок, муж с такой же никчемной, как и у нее, профессией музыканта. Саня любит Катю. Все остальное — фиолетово. Друзей нет, даже таких, как у Типа Гамлета. Их заменили станки, разговаривающие голосом Сани на разные лады. Только им и можно довериться. Что у Сани в голове — бог весть, полный мрак. Он и приведет к холмику из опилок, «типа могилки», с красными гвоздиками у изголовья. Кто там? Ставшая навеки его Катя, кто-то или что-то еще, вроде утраченных надежд молодого человека без коммуникативных способностей. История сама по себе страшная, и простодушный здоровяк в пустом пространстве деревообрабатывающего цеха материализует ее лишь отчасти.