Композитор Игорь Зубков представил советские шедевры

Песни и пляски народов Атлантиды

17.03.2019 в 18:27, просмотров: 2274

В Московском Доме композиторов известный композитор, автор мюзикла «12 стульев», семикратный лауреат премии «Песня года» Игорь Зубков в дуэте с звездой мюзиклов Игорем Балалаевым («Монте-Кристо», «12 стульев», «Граф Орлов», «Анна Каренина») показали премьеру почти 3-часовой программы «Советской песни Атлантида». Прозвучали шедевры советской песенной лирики 50-х, 60-х, и 70-х годов, которые заставили зал плакать, смеяться, подпевать, а под конец приветствовать авторов и исполнителей овациями и восторженными криками.

Композитор Игорь Зубков представил советские шедевры
фото: youtube.com
Игорь Балалаев

Эдуард Колмановский, Аркадий Островский, Борис Мокроусов — эти три поистине великих песенника стали героями удивительного музыкального спектакля, придуманного Игорем Зубковым, который выступил в роли автора, аранжировщика, пианиста, аккордеониста, режиссера, певца, артиста и ведущего. Игорь Балалаев — замечательный артист, певец, объект обожания мюзикловых фанатов (они потом устроили бесконечную фотосессию с любимым актером) — составил с Зубковым какой-то невероятный по энергетике творческий дуэт. Сознательно ли это вышло, или так звезды сошлись, но контраст между двумя Игорями — эксцентричный, харизматичный, то комичный, то очень серьезный Зубков и красивый, благородный, мужественный и в то же время лиричный Балалаев — в результате создал гармоничный ансамбль, объединенный безграничной любовью к музыкальному и поэтическому материалу, который они дарили в этот вечер публике. Рыжеволосая певица Маша Кац, как та самая «одна дождинка», которая еще «не дождь» из песни Колмановского (которая, кстати, вызвала экстатический рев зала), украсила этот мужской тандем.

Идея вернуть публике шедевры советской песни была у меня давно, — говорит Игорь Зубков — Я очень люблю эту музыку и эту поэзию, которые считаю великими, несмотря на то, что они относятся к как будто бы «популярному» жанру. Но это не снижает их величия, а наоборот, еще более возвышает. Три композитора, которых мы выбрали, — Колмановский, Островский и Мокроусов — гении. Причем профессионалы высочайшего класса, закончившие Московскую консерваторию. Мокроусов учился у Мясковского — крупнейшего советского композитора-симфониста. В одном, кстати, классе с Хренниковым, моим учителем. Все эти музыканты умели и могли писать симфонии, оперы, кантаты. Но это могут многие, имеющие дипломы композиторского факультета. А вот они обладали фантастическим даром, которому не научишься ни в какой консерватории — писать прекрасные мелодии. Такие, которые буквально «прилипали» к слуху. И никакая идеология не была им страшна — они могли писать патриотические песни, в которых не было ни тени лжи, фальши. Например, «Журавленок» Колмановского, или «Заветный камень» Мокроусова, или его же песня из фильма «Неуловимые мстители». А с какими поэтами они работали! Добронравов, Фатьянов, Шаферан!

— Ну а как же тоталитарный режим? Ведь эпоха, о которой вы рассказываете, сегодня нам подается как страшный мир тоталитаризма и угнетения?

— Можно назвать 50-е эпохой тоталитаризма. А можно вспомнить, как люди, которым посчастливилось прийти с войны живыми, возвращались к жизни, как они мечтали, как трудились, работали, ходили на первомайскую демонстрацию — что в этом плохого? И пели песни — вот эти самые.

На экране мы видим хронику 50-х: в ГУМе продают бытовую технику — телевизоры с крошечными экранами, радиоприемники, смешные стиральные машины с рычагами… Очереди. Голос за кадром: «Промышленность не успевает удовлетворить спрос трудящихся». Зубков и Балалаев не только не иронизируют над этим нашим прошлым, но откровенно любуются и даже слегка ностальгируют по нему. И это очень понятно: «эпоха чистых сердец», по поэтически точному определению авторов проекта, у любого нормального человека, втиснутого в сегодняшний тотальный цинизм и апологию «либеральных ценностей» (а попросту бабла), вызывает желание вернуться к чему-то светлому, идеальному и настоящему. Тем более что прошлое в этой программе предстает перед нами в виде песенной классики, которой нет равных.

Готовя аранжировки для программы, Игорь Зубков совершил настоящий композиторский подвиг, пожалуй, беспрецедентный. Он на слух «снял» оригинальные оркестровки эталонных старых исполнений всех выбранных песен — а их, кстати, 25! — и перевел их в семплерные звучания, создав минусовую фонограмму. Таким образом мы слышим настоящее звучание оркестров, которые аккомпанировали замечательным певцам — Сергею Лемешеву в его эталонной записи песни «Одинокая гармонь» (за нее, кстати, Мокроусов получил Сталинскую премию!), Майе Кристалинской, Иосифу Кобзону… Концерт даже начался с дуэта Балалаева и экранной Людмилы Сенчиной: «Спасибо вам люди…» — песня Колмановского на слова Танича стала эпиграфом к этому волшебному путешествию вглубь десятилетий от 70-к к 50-м, в эпоху «невинности» и «чистых сердец». Зубков и Балалаев свободно перемещались во времени, не линейно, а повинуясь неким смысловым акцентам, секреты которых знают только хорошие музыканты. И, конечно, прекрасный вокал Балалаева в очередной раз напомнил нам: тогда песни писались для настоящих голосов — с диапазоном, с опорой, с хорошим дыханием. На дилетантском субтоне с хрипотцой здесь не прокатишь.

Финалом стал культовый хит «Песня остается с человеком», которую за 55 лет (она написана в 1964 году) спели все — от Иосифа Кобзона до Анжелики Варум, и, без сомнений, будут петь до тех пор, пока вообще кто-то что-то будет петь. Создатели программы не собираются останавливаться. Эта программа станет началом цикла «Советской песни Атлантида», миссия которого — не дать затонуть миру советских шедевров.