«Outside» Серебренникова не покажут в Москве

Помощник режиссера рассказала в Авиньоне о том, как он делал спектакль на удаленке

17.07.2019 в 18:34, просмотров: 6442

На Авиньонском фестивале в его последнюю неделю начался показ, пожалуй, самого загадочного и амбициозного проекта «Outside» Кирилла Серебренникова. Он посвящен китайскому фотографу Рену Хангу, покончившему с собой в Берлине в возрасте 29 лет. За его короткую жизнь он стал участником более 70 коллективных и автором более 20 персональных выставок по всему миру, но официальная идеология Китая не признавала его, подвергала цензуре за откровенный эротизм и неоднозначную сексуальность. Сразу скажу — несмотря на то, что над спектаклем «Outside» работала творческая команда и артисты «Гоголь-Центра», в России он показан не будет. С подробностями из французского Прованса обозреватель «МК».

«Outside» Серебренникова не покажут в Москве
Фото: festival-avignon

Кирилла Серебренникова в Авиньоне нет и быть не может — он в Москве под подпиской о невыезде. Но его «Outside» вызывает колоссальный интерес, билетов нет. Никого не смущает, что площадка в Веденах на 500 мест в 14 км от города. У меня билет только на субботу. И непонятно, что вызывает больший интерес — фигура молодого даровитого китайца, который рано свел счеты с жизнью, или технология производства театральной продукции, когда режиссер выпускает его, находясь под домашним арестом? Во всяком случае, на пресс-конференции собралось много журналистов и любителей театра, которые во Франции традиционно очень активны. На пресс-конференции творческие интересы Серебренникова представляли его ассистент Анна Шалашова, которая все время, пока худрук был под домашним арестом, тащила «Гоголь-Центр», композитор Илья Демуцкий, хореограф Евгений Кулагин. Чуть в стороне стоит исполнитель главной роли Евгений Сангаджиев. О том, как работали, как делали спектакль в таких условиях, рассказывает Анна Шалашова.

— Большое счастье, что теперь мы можем говорить с Кириллом по телефону. А процесс работы строился так: мы репетировали, записывали все прогоны и запись отправляли ему. Просмотрев ее, Кирилл записывал аудиосообщение для артистов, и таким образом они исправляли ошибки. Перед нашим первым выступлением Кирилл записал видеоприветствие артистам, а мы в свою очередь, когда закончился спектакль, отправили ему поклоны и то, как выглядел прием у зрителей. Мы знаем, что он ужасно нервничал, но, увидев фантастический прием, был счастлив.

Анна Шалашова объясняет собравшимся, что в настоящее время режиссер находится под подпиской о невыезде: «8 апреля Кирилл вышел из-под домашнего ареста, и у нас началась работа по 24 часа в сутки».

Жизнь Серебренникова расписана надолго вперед. Так, уже в сентябре в «Гоголь-Центре» состоится премьера спектакля «Палачи» по пьесе МакДонаха. Он начал готовиться к съемкам фильма и одновременно приступает к работе над несколькими оперными постановками: в Komische Oper Komik в Берлине будет ставить Стравинского, в Мюнхенской опере — «Нос» Шостаковича. В Deutsche Theater — драматический спектакль.

По словам хореографа Евгения Кулагина, Серебренников задумал делать спектакль о Ханге, когда работал над «Машиной Мюллера». Та же тема тела, его права на свободу. Композитор Илья Демуцкий в работе вдохновлялся не столько фотографиями, сколько стихами молодого китайца.

— Ханг открывал другую дверь в эту телесность, — говорит Кулагин. — Кирилл сказал, что мы должны обязательно сделать эту работу, а потом написал пьесу, а потом...

Что было потом, известно всем: арест, обыски в квартире и театре, судебные заседания — словом, темная сторона жизни, которую не дай бог кому-то узнать. Тем не менее Серебренников — человек модный и в определенной степени богемный — неожиданно для многих проявил невероятную силу духа, не впал в депрессию, имея для этого все основания, и первым испробовал способ делать спектакли в режиме удаленки. На пресс-конференции Анна Шалашова озвучивает одну очень важную мысль, касающуюся взаимоотношений художника и государства, точнее, государственных денег: «Outside» — независимый проект, он не принадлежит «Гоголь-Центру». Эта продукция принадлежит компании, которая занимается прокатом. Мы часто слышим в России, что эксперименты — пожалуйста, но не за государственный счет. Так что здесь мы абсолютно честны. И поэтому «Outside» — честная работа без какой-либо внутренней цензуры».

На этом спектакле собрался поистине интернациональный ковчег. Главную роль играет американец, есть китайская актриса, которая помогала всем понять ее страну и учила артистов китайскому. Роль скандального фотографа отдана калмыку Евгению Сангаджиеву, действительно замечательному молодому артисту. И он удивительно похож на Рена Ханга.

— Женя, какая самая большая сложность в такой работе? — спрашиваю его после пресс-конференции.

— Сложно было освоить ментальность нации и отодвинуться потом от нее, чтобы рассказать историю художника.

Какова дальнейшая судьба «Outside» после фестиваля в Авиньоне? Когда спектакль можно будет увидеть в Москве? Об этом я спросила Анну Шалашову. «Нет, в Москве мы его не будем играть. Уже запланированы гастроли в США, во Франции. Возможно, будут показы в Риге и Вильнюсе», — рассказала она.